***
***
***
***

Записки Жана Шастеля

Франция, Жеводан, XVIII век.
Он присел в нескольких метрах от меня, готовясь к прыжку. Я еще никогда не видел насколько огромным, страшным и сильным может быть это чудовище. Его размеры в несколько раз превышали обычного волка, не меньше двух метров в высоту и длину. Огненная шерсть светилась в темноте, казалось, будто бы адский пёс выбрался из самого пекла преисподней. Было видно, что монстр нервничает, его хвост, с острым ядовитым наконечником, раскачивался из стороны в сторону. Одним ударом своих мощных лап, он мог бы уже оглушить меня и обезглавить, но зверь выжидал. А ведь это был не просто зверь, это был Жеводанский Зверь… 
 
Тремя годами ранее, селение в Маржеридских горах
 
Меня зовут Жан Шастель, я переехал в Жеводан со своими сыновьями не так давно. Мой сын Пьер поселился вместе со мной в небольшом селении в Маржеридских горах. Второй сын Антуан решил жить отдельно в домике, построенном в безлюдном месте на горе Мон-Мушэ. Он много путешествовал, был пленён алжирскими пиратами и несколько лет провёл в Африке, живя среди туземцев-берберов. Местных жителей он сторонился, ссылаясь на то, что отвык от такого общества за столько лет. В основном, здесь было тихо и спокойно, днём каждый занимался своим делом. Мы с Пьером промышляли рыбалкой и охотой, торгуя своей добычей, а вечером собирались с остальными жителями в местном трактире отдохнуть: перекусить, выпить и узнать последние новости. Так было изо дня в день, редко в нашем селении случались происшествия, чаще драки по-пьяни, но местная власть давно привыкла и не обращала на это никакого внимания. Всё изменилось 30 июня 1764 года. 
В этот день я и Пьер после тяжёлого дня проводили время за кружкой чудесного пива и разговорами в трактире. Внезапно, к семи часам вечера, в трактир прибежал малец. Он был страшно взволнован. Не дожидаясь пока его начнут расспрашивать, этот юнец запрыгнул на ближайший к нему засаленный стол и громко закричал: «Послушайте! Все вы, послушайте! Убийство! Произошло убийство! Близ деревни Юбак нечеловеческих размеров зверь растерзал девочку!». Находившиеся в зале женщины вскрикнули, старики перекрестились, повисла нехорошая тишина. Вдруг один из моих приятелей, человек зрелых лет, Кларк, заговорил: «Ой, да что вы его слушаете, это же ребёнок, выдумывает невесть что, а вы ему верите. А ну-ка, давай-ка, слезай, натоптал только». Но мальчик не унимался: «Нет, вы не понимаете, это - правда! Не трогайте меня!». В этот момент молодой парень подхватил мальчонку и вынес его за дверь. В трактире же все вернулись к своим «делам». А я с сыном отправился домой - настроение было уже подпорчено. 
Спустя некоторое время всё улеглось, жители вернулись к своей обыденной жизни и никто не вспоминал о случившемся в трактире. Но что-то не давало мне покоя. Эта история никак не могла выйти из головы. Когда я думал о ней, моё сердце начинало биться чаще, волнение кружило голову и мысли. Моё предчувствие меня не обмануло. Нападения зверя повторились. Всё чаще и чаще приходили вести о появлении ужасного животного в Жеводане. Жертв становилось всё больше. Никто уже не смеялся над тем мальчишкой в трактире. Все были напуганы. Лишь наступала ночь, жители закрывались в своих домах и не выходили на улицу. Повсюду теперь ходили профессиональные охотники, которых прислал король Франции – Людовик XV. Облавы на волка устраивали каждую ночь. Так продолжалось в течение трёх лет. Было совершено огромное количество убийств этим монстром. Пару раз охотникам удавалось сильно ранить зверя, напугать на какое-то время, но он всё возвращался и возвращался. И лишь я догадался, кто это был на самом деле. 
 
Зима, 12 января 1767 г., селение в Маржеридских горах.  
 
Зима выдалась холодной. Я с сыном Пьером участвовали в поимке Жеводанского зверя. Один раз, нам всё-таки удалось загнать его в угол. Объединившись с королевскими охотниками, мы прочёсывали ближайший лес. Вдруг послышался топот, рычание, все перепугались. И тут на нас выскочил огромный волк. Мы начали стрелять, но пули как будто не достигали его золотистой шерсти. Это животное ловко уходило от оружия. Размахивая своим хвостом, он поражал острым наконечником своих жертв. Лишь потом я узнал, что на конце этой стрелы был яд, который парализовывал всё тело человека. Избавившись от королевских охотников, волк ринулся на нас, но не напал. Отпрыгнув в сторону, зверь пристально посмотрел на меня. Увидев его глаза цвета изумруда, я догадался, кто он есть на самом деле. Оборотень осознав, что его раскрыли, подмигнул и скрылся в лесу. 
После этого случая я сразу же отправился к Антуану. В моей голове была лишь одна мысль: «Почему? Почему он? Что с ним произошло?». Мне хотелось самому во всём разобраться. Подойдя к его маленькому домику, я постучал в дверь, но никто не ответил. Мне пришлось навалиться на неё плечом - дверь поддалась. Войдя внутрь дома, я увидел своего сына. Он спал в полуобнажённом виде на шкуре медведя. Всё тело было в кровавых ссадинах и синяках. Но хуже всего то, что я чувствовал здесь смерть. Весь дом был пропитан смертью. Мой мозг захлестнула ярость, я закричал и набросился на сына с кулаками: «Вставай, просыпайся! Что ты натворил? Это ж ты, да? Ты их всех убил?». Антуан открыл глаза и с лёгкостью сбросил меня с себя. Зевнув, он заговорил: «Я знал, что ты догадаешься первым, но не спустя столько лет, ты сдаёшь, отец». Я не знал, что ему ответить, я сидел рядом, опустив голову на колени, а он, продолжил: «Знаешь, я всегда был в стороне: младший брат, неопытный охотник, даже девушки не интересовались мной. Но, попав на остров, всё изменилось. Там вождь туземцев-берберов принял меня за своего, обучил всем тайнам и открыл во мне истинную силу. Теперь меня никто не может победить! Я буду первым сверхчеловеком! Я буду оборотнем! Я буду Жеводанским Зверем!». Я не мог больше слушать его надменный голос, смех и издёвки в словах. Я поднялся и вышел. В висках стучало, не помню, как пришёл домой, о чём говорил с Пьером, но про Антуана я ничего не рассказал.
 
19 июля 1767г., Франция, Жеводан.   
 
…Зверь не отводил от меня своего взгляда, его глаза уже не были теми прекрасными изумрудами, которые имел мой сын, они налились кровью. «Сын, мой сын, когда ты успел стать безжалостным, кровожадным монстром». На мгновение меня охватила жалость к нему, оборотень воспользовался этим и совершил прыжок. Прогремел выстрел, второй. Зверь неистово завыл и пал. Теперь уже передо мной лежало окровавленное тело Антуана. Две серебряные пули пробили его грудь. Изо рта тоненькой струйкой потекла кровь. Он захрипел, но всё же прошептал: «От серебра не заживают раны». Это было последнее, что сказал мой сын.



Это произведение участвует в конкурсе. Не забывайте ставить "плюсы" и "минусы", писать комментарии. Голосуйте за полюбившихся авторов.

17:35
17
RSS
Отформатируйте произведение через редактирование.
18:42
+1
Получилось? ))
|
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!