Путешествия по Байкалу

Путешествия по Байкалу

"Славное море — священный Байкал!" Очень хочется пить, Путник потерял счет времени, но время от времени в воспаленном мозгу начинала звучать эта мелодия. После его задержания прошло несколько дней, по подсчетам более 3-х — двери в импровизированную камеру открывали три раза, что происходило при ежедневной смене охранников.

Незримый хор затянул надоевшую песню, и перед глазами возникли пейзажи прибрежной кромки и легкий шум прибоя. Присев на камень, опустил уставшие ноги в воду, которая сразу же придала сил. Мальки рыб щекотали за пятки, заставляя невольно улыбаться. Пролетевшая низко чайка, шарахнулась в сторону, увидев человека, но любопытство заставило ее вернуться и присесть на камни не вдалеке. Зачерпнув прозрачной воды, с упоением напился и поздоровался с чайкой. «Да, дела плохи! Начал разговаривать с животными!» Прибой шептал: - «Успокойся, им было труднее!»

«Славный корабль — омулевая бочка!» Сейчас к берегу прибьет одну из них, и я, как описанные в песне беглецы, уплыву по дальше от проблем и лишений.  Омуль?! Вот на берегу лежат сети, которые можно закинуть и поймать вкуснейшую рыбу. За несколько забросов удалось поймать пять прекрасных экземпляров, которые, обвернув в лопух и намазав глиной, запек на углях догоравшего костра. Вкус рыбы был нежен, и не был похож на ранее испробованные деликатесы. Голод отступил...

«Молодцу плыть недалечко...»  Хор продолжал пение, в голосах певцов чувствовалась тревога. Неужели мой жизненный путь прервется в этой камере. Сознание забросило с Байкала обратно в камеру Константиновской прокуратуры. После силового задержания, приковав руки и ноги к стулу наручниками, охранники запретили двигаться. Руки и ноги затекли и сильно болели.

«Пока есть боль значит жив!», - подумал Путник, опять проваливаясь в забытье. «Шилка и Неричинск не страшны теперь, горная стража меня не поймала.» Луганск, Донецк, Константиновка и «стража» таки поймала. «Сам виноват! Поверил в счастливое будущее — в Новороссию!», - огрызнулся неизвестно кому, но прежде всего хору. «Кадровый офицер стал каторжанином», -заныла совесть. «Хлебом кормили чалдонки меня, парни снабжали махоркой», - рявкнул хор ей в ответ.

С запертым замком долго возились, когда открылась дверь, и были сняты ножные наручники, идти Путник не мог. Трое одетых в камуфляж, выволокли во внутренний двор и поставили к стене. Потеряв временно зрение от яркого Солнца, в камере не было окон, осмотрелся. Рядом с ни уже стояли двое неизвестных мужчин со связанными руками. Перед ними стояла группа военных, которые без команды изготовились к стрельбе и дали очередь из автоматов. Рядом стоящие попадали, ощутив удары по голове кирпичной крошки, понял, что стреляли, для устрашения, поверх голов. «В дебрях не тронул прожорливый зверь, пуля стрелка миновала.»

Прошло несколько лет после произошедших событий, и я мечтаю попасть на Байкал, который помог мне в трудную минуту. Напоил, накормил, успокоил и придал сил.
"Славное море — священный Байкал! Многих от горя и бед ты спасал!»



Это произведение участвует в конкурсе. Не забывайте ставить "плюсы" и "минусы", писать комментарии. Голосуйте за полюбившихся авторов.

+8
07:55
55
RSS
|
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!