Драгун

Драгун

ДРАГУН

 

I

По склонам тянущихся к небу гор,

Врезаясь в дикий хвойный бор,

Вдоль рек скользящих меж лесов,

Под гул природных голосов,

Бредёт огромный чёрный конь,

Он не забыл войны огонь;

На том коне могучий муж,

Вокруг лишь лес, буерак и глушь.

Они пришли с дальних краёв,

Там войско видели врагов

И друг за друга встав горой,

Без страха вместе мчались в бой.

Была война, и не одна,

Для них она как мать родна;

Тех дней кровавый карнавал

В сердца всё глубже проникал.

Друзей, врагов тела лежат,

Повсюду смерти аромат;

Не сосчитать на поле тел,

Дай бог хоть кто-то уцелел.

Смывая с рук сухую кровь

И зная, что быть бою вновь,

Забыв уж отчий дом, семью -

«Найду, и я здесь смерть свою»

 

Но час ещё их не пробил,

Оставил бог для жизни сил

И отпустив грозу боёв,

Похоронив войны сынов,

Они пустились в путь вдвоём,

Чтоб вместе обрести им дом.

 

II

Таких не видели красот

Каких таил небесный свод

И сохранил их под собой,

Укрыв воздушной пеленой.

Шумят деревья вековые,

Торча как копья боевые

И воздух свеж в груди тугой,

Наполнил сердце добротой.

Как бесподобен русский лес,

Прекрасней он любых чудес;

Он есть сама душа Руси -

Его величие вкуси!

Здесь целый новый мир для нас,

Здесь дух природы не угас;

Под хвоями могучих старцев,

Живёт нетронутое царство

И песня соловья шального,

Под шум ручья звучит большого,

Несущего с водой прохладу,

Дарящую живым усладу;

Вдоль распростёртых рукавов,

Где строит дом семья бобров,

Где каждый шаг живым наполнен,

Бегут по острым камням волны.

Луч света озаряет землю

И тихо звукам леса внемля,

Шагает дивный чёрный конь,

Но в сердце лишь войны огонь.

 

Они вдвоём, как и всегда,

Не разлучили их года;

Прикрыв собою друга спину,

Возглавив смелую дружину,

Свой не жалея острый меч,

Врагов снимали главы с плеч

И до победного конца,

Простившись с памятью отца,

Сжимая чёрной гривы прядь,

Клялись за Родину стоять.

 

III

Из леса выходя на поле

Горящем в летнем ореоле,

По длинной узенькой тропе,

Брели доверившись судьбе.

Объятые ветров порывом,

Ведомые души позывом,

Преследуемы мрачной тенью,

Отдавшись божьему веленью,

Шагая несколько уж дней,

Вступали в след чужих коней.

Безжалостно пекло их солнце,

Златясь на небе как червонцем,

Даря энергию лучей,

Томило двух лучших друзей.

Поля зелёные ковром,

Чаруя летним торжеством,

Тянулись далеко вперёд,

Туда где путник дом найдёт.

Пройдя ещё с десяток вёрст,

Отведавши орехов горсть,

Встречают на тропе старуху

Тяжёлой доли развалюху.

Старуха та, черна как ночь;

«Бабуля, чем тебе помочь?»

Спросил с улыбкой тихий странник,

Дальних краёв живой посланник.

Она стояла неподвижно,

Лишь сиплое дыханье слышно;

В лохмотьях грязных, с капюшоном,

Не своего плеча фасоном,

Горбата, с каменным лицом

И явно в настроенье злом,

Глядела молча исподлобья,

Распялив пальцы словно копья.

Пронзительным до дрожи взглядом,

Травила воздух будто ядом

И наконец, тихо спросила:

«Откуда же такая сила?»

А герой держал ответ:

«Мы скитались много лет;

Годы провели в боях,

В охваченных огнём краях.

Жизнь немало поносила,

Оттого и эта сила.

Конь мой верный, друг навек,

Вместе ищем мы ночлег;

Мечтаем обрести покой,

Измучены пути тоской.

Скажи старушка, будь добра,

Как добраться до двора?»

Поморщась, живо отвечала:

«Таких детин, я не встречала.

Возможно пригодишься сможешь

И по хозяйству знать поможешь.

Ступай-ка ты по сей дороге,

До поселенья на востоке.

С войны не многие вернулись,

В слезах уж бабы захлебнулись;

Глядишь, найдёшь свой угол там,

Воспрять поможешь сим местам.

Но только будь ты осторожен,

Народ опасностью встревожен:

В этих землях ведьма бродит,

В мир иной людей уводит;

Говорят, нужны ей души,

Так что ты меня послушай –

Не сворачивай с пути,

Только прямо ты иди»

Усмехнувшись над потехой,

Пренебрегая этой вехой,

Ответил странник удалой:

«Не знаешь ты, кто я такой!

В меня летели стрелы градом,

Недруг двигался отрядом;

Копья вынимал из тела,

И земля вокруг горела,

Но не сдался я врагу;

Изранен был, но жить могу.

Так что не боюсь я ведьму,

Её обволоку я сетью

И на радость местным бабам

Притащу к ним по ухабам.

Ну а тебе мать – мой поклон»

Старухе не поверил он.

 

IV

И продолжил воин путь,

С которого нельзя свернуть.

Тропа тянулась вдоль полей,

Идти под пеклом всё трудней;

До горизонта не души,

Никто не бродит в сей глуши.

Чем дальше шли они к востоку,

По золотому солнцепёку,

Тем ближе чудился им дом:

Казалось, уж за тем холмом.

Их мысли томно волновали,

Блуждать в пути они устали,

Но не жалея своих сил,

Конь верно вдоль полей скользил.

 

Брели до самого заката,

Коня копыта словно вата;

Устал от тяжкого пути,

Нет больше сил уже идти.

Друзья решились на ночлег,

Нельзя шагать же целый век.

Сошли с дороги поневоле,

Чтоб заночевать им в поле.

Расположившись на холме,

Развели костёр во тьме;

Мечи, доспехи разложили,

Они им службу послужили.

Для друга воду сохраня,

Напоил герой коня;

Жеребец щипает травку,

Съев сколько мог, еще добавку,

Тихонько к ратнику подходит,

А тот, с полей всё глаз не сводит:

Помнит заповедь старухи,

Наверное, всё это слухи,

Но лучше быть уж на чеку,

Возможно всё на сём веку.

Конём тоска овладевает,

В плечо товарища толкает

И смотрит он ему в глаза,

Ласку дружбы запрося.

Путник друга обнимает,

Поле вежливо смолкает

И прильнув к коню челом,

Держа в объятии мужском,

Клянётся в верности родному,

На вечно брату боевому.

 

И насладившись сим мгновеньем,

С уже хорошим настроеньем,

Ложились спать наши герои;

С улыбкой вспомня леса хвои,

Заснули долгожданным сном

И оба растворились в нём.

Ветер тихо негу кружит,

Он сон смиренный не нарушит,

Гоняя пару облаков,

Небесной пены островков.

В траве густой, сверчок стрекочет,

Скрипку лапками щекочет,

Разнося по полю звуки,

Творит мелодию от скуки.

Кто в поле ночевал поймёт,

Природный дух здесь оживёт.

 

Вот спустя часок, другой,

Приникший к полю головой,

Сквозь сон почуявши беду

И в пробуждении нужду,

Наш воин очи открывает -

Поднявшись, камнем застывает:

Нет коня, меча, доспехов,

По полю воет беса эхо

И пред ним стоит старуха,

Тяжкой доли развалюха.

Теперь с улыбкою, с клыками

И чёрными как ночь глазами,

Зверем смотрит на него -

«Боже! Что за колдовство!»

Лишь это вымолвить успел,

Как гром трескучий загремел

И ведьма в воздух воспарила,

Резко голову склонила

И подлетев к нему в мгновенье,

Отняв надежду на спасенье,

Вонзила когти ему в грудь;

И больше он не смог вздохнуть.

В поту холодном соскочив

И видя, что он ещё жив,

Посмотрев со всех сторон,

Понял, что всё это сон.

 

V

Рассвет озаревает землю

И взором светлый луг объемля,

Друзья, собравшись в путь дорогу,

Продолжили идти к востоку.

Сказочных красот равнины,

Будто явление с картины,

Дивили странников собою,

Делясь душевной чистотою.

Солнце близится к зениту,

Даря себя природы быту

И нежно согревая поле,

Сияет в летнем ореоле.

Могучий конь всё шел вперед,

Героя он к мечте ведёт;

Блестит на солнце чёрна грива,

Так шелковиста и красива.

В их головах: лишь мысль о доме,

Как будут нежится в соломе

Вблизи родимого двора

И вместе наживать добра.

Войну из памяти прогнав,

Забыв кровавы дни расправ,

Начнут всё с чистого листа

И совесть их будет чиста.

 

Пару десятков вёрст спустя,

От зноя и пути грустя,

Пришли к заветному селенью,

Дыша цветущую сиренью;

Узрели множество домов,

Укрытых за стеной холмов.

Строй фасадов деревянных

Манил к себе гостей нежданных;

Дым из труб столбами к небу -

Звал к столу, к свежему хлебу.

Радуясь находке славной,

С улыбкой на лице забавной,

В селенье стали заходить,

Чтоб свою помощь предложить.

Входили не спеша, красиво,

Увидевши такое диво,

Бабы разом изумились,

Будто только что родились;

Всё попадало из рук,

Собрались быстро, встали вкруг

И с удивлением глядя,

Спешно к воину подходя,

Боялись с ним заговорить,

Дабы мужа не гневить.

Осмотрев толпу смиренно,

Заговорил он вдохновенно:

«Дня вам доброго желаю!

 Долго я в лесах блуждаю,

С другом верным мы пришли,

Слава богу, вас нашли!

Воевали много лет,

Объездили уж целый свет;

Дни и ночи мы в пути,

Мечтаем кров свой обрести.

Скажите, милые девицы,

Быть может, сможем пригодиться?»

А женщины ему в ответ:

«Конечно же! Сомнений нет!

Но как сюда ты смог добраться?

Ведь это надо постараться:

Путь лежит не близкий к нам,

По горам, лесам, полям;

В отстранении живём

И никого давно не ждём.

Воевать ушли мужья,

В сиротах ходят сыновья;

Никто из них к нам не вернулся,

Здесь каждый к смерти прикоснулся.

А кто остался, ещё хуже!

Лучше в бою, в кровавой луже

Богу душу завещать,

Чем ведьме злой её отдать.

А ведьма та – наше проклятье:

На мужиков кладёт заклятье

И каждый взрослый из мужчин,

Лежит в гробу, все как один.

Находим их в лесу, одних,

Умерших в чарах колдовских.

Тела искривлены от страха,

В клочья порвана рубаха;

Все бледные, как простыня;

В гробах закрытых хороня

Клялись мы ведьму отыскать,

Но с нею нам не совладать.

Когда пошли мы глубже в лес -

Явился волк к нам, словно бес;

Собой огромный, как медведь,

Его успели лишь узреть

И бросились долой оттуда,

Пока не стало всем нам худа.

Остались старики, да дети;

Боимся, что умрут и эти.

А ведьму, видели однажды:

Вдали, томимая от жажды,

Хлебала воду из ручья,

В объятьях чёрного тряпья;

Завидев нас, скрылася в чаще.

Звучит всё это леденяще,

Но ты поверь уж воин нам,

Как верим мы своим глазам»

 

Договорив о страшной доле,

Роняя слёзы поневоле,

Странника к столу просили;

Коня же, сеном угостили.

Полный стол накрыли гостю,

И все дела свои забросив,

Трапезу его внимали

И с умилением вздыхали.

Под кров, ему отдали дом:

Местный кузнец когда-то в нём

Жил с супругою своей,

Но смерть пришла к нему, и к ней.

Обустроившись в уюте,

Найдя покой в этом приюте,

Тихонько воин засыпал

И старуху вспоминал.

 

VI

На утро, с первыми лучами,

Едва открытыми очами

Он молча огляделся строго

И одевшись у порога,

Отправился ко всем с допросом,

Лишь одним простым вопросом:

«Чем по хозяйству вам помочь?

Трудиться буду день и ночь!»

И ни одна не отказала:

Мужской здесь силы не хватало.

Он крепкими руками взялся -

Со всей работаю справлялся.

Трудился сутками бывало,

Уж дел ему то здесь хватало:

Кому-то дом чинил и крышу,

Плотника занявши нишу;

Колол дрова, таскал он воду,

Водил коровок на свободу;

Отстраивал сарай и склад -

От этого был крайне рад.

Трудился он с любовью, с сердцем:

Чуть где-то, кто-то скрипнет дверцей -

Явиться сразу умудрялся

И в миг с проблемою справлялся.

Души не чаяли в нём бабы:

Трудов огромные масштабы,

Он за всех один решал,

Как сам им всем и обещал.

 

Проходили дни, недели;

Подружился он со всеми,

Но ни с одной из всех девиц,

Не перешёл дружбы границ.

Никто не люб был его сердцу:

К душе его закрыта дверца;

Таков и был наш пилигрим:

Всем добрый друг, но сам один.

И как-то раз, в один из дней,

Который стал других ценней,

Он как всегда колол дрова,

Не скрыв уж в этом мастерства;

Как вдруг, шагов услышав звук,

Увидел странник двух подруг:

Одна была вполне проста,

А вот другая – красота!

Милый ангелок, как в сказке:

Горят волшебно кари глазки;

Тёмные волосы до плеч,

Приятный голос, дивна речь;

Стройна собой, как хороша,

Гуляет славно, не спеша.

Проходя уж возле воина,

Стоявшего в тиши спокойно,

Героя взором одарила

И улыбкой наградила.

От взгляда нежного в упор -

Выпал из руки топор;

Девица снова улыбнулась,

И уходивши оглянулась.

А странник всё стоял, как камень:

Зажглась в душе восторга пламень!

И в тот же миг всё понял он,

Что стал в красавицу влюблён.

Теперь уж каждый божий день,

Ходил за нею словно тень:

Не подавая виду явно,

Смотрел как та гуляет плавно,

Но подойти всё не решался,

Хотя не раз намеревался.

Узнавал о ней у местных:

«Что за девица прелестна?»

А они ему в ответ:

«Повидала много бед.

Живёт здесь скромно, пару лет.

Страшную перенесла беду:

Говорят, была в плену!

Чудом смерти избежала,

Из заточенья убежала;

Пришла сюда, едва жива,

В крови засохшей голова.

Лишь с божьей помощью смогли

Спасти бедняжку, помогли.

И нежданная никем,

Осталась с нами насовсем»

К сердцу хлынувшая кровь,

О боях напомня вновь,

Зажгла любовь ещё сильней!

Теперь, решил он быть смелей.

На следующий день, с утра,

Вышел спешно из двора

И без робости уже,

Только с трепетом в душе,

К её дому подходил;

Больше ждать не было сил.

Постучав три раза в дверь,

В себе уверенный теперь,

Слышал тихие шаги;

Сомненья, страхи — позади.

Дверь неспешно отворилась,

К нему красавица явилась;

Испугалась, встрепенулась,

Спустя мгновенье улыбнулась

И просила гостя в дом,

Чтоб позавтракать вдвоём.

Он, улыбнувшись ей в ответ,

Приняв щеками красный цвет,

Был приглашением согрет

И не поверив в своё счастье

Принял в завтраке участье.

Сначала, скромные совсем,

Не имея общих тем -

Сидели молча, ели кашу

И съев почти уже всю чашу,

Он наконец её спросил:

«Откуда вы? Кто допустил,

Что вы остались здесь, одна,

Такой красой одарена!»

Она в смущенье отвечала:

«Моя жизнь берёт начало

Очень далеко отсюда;

Теперь, там вовсе стало худо.

Помню родителей, семью,

Которых по сей день люблю;

Была я счастлива при них

И бед не знала никаких.

Но пришла война в наш дом:

Город охвачен был огнём;

Бежали с матерью вдвоём;

Отец же, встал в защиту града,

Но не сдержала баррикада

Врага, несущего лишь смерть;

Не сосчитать там было жертв.

Отец погибнул среди них -

Спаси же боже души их!

Меня и маму изловили,

К невольности приговорили,

А дальше, вспоминать боюсь…»

Слезами выступила грусть.

 

Он резко встал, метнулся к ней,

Взял за руку её скорей

И глядя в блеск её очей,

Он громко клятву произнёс:

«Не ронять вам больше слёз!

Пока на свете буду жив,

Ваше согласье получив

И сохранив в груди порыв

Отваги, чести и любви,

С кипящей яростью в крови -

Я дам отпор любым врагам!

В обиду больше вас не дам;

Никто не страшен будет нам!

Наперекор годам, судьбе,

Пока душа горит во мне -

Не будете вы жить в нужде!

За мной, как за стеной огня

И чувств горячих не тая -

В верности клянусь вам я.

Выходите за меня!»

Она внезапно замерла,

Плач невольно прервала

И шёпотом произнесла:

«Я согласна» — и стало ясно:

В сердцах любовь зажглась прекрасно.

 

VII

Новость быстро разнеслась:

«Девица замуж собралась!»

И вскоре наши молодые

Сыграли свадьбу в дни святые.

Гуляли праздно, всем селеньем,

Наполнив воздух вдохновеньем

И наслаждаяся мгновеньем -

Танцем стала их услада.

А что ещё на свадьбе надо?

Звонко, дружно пели песни

И обнимались в день чудесный;

Кто на гармони, кто на флейте,

А кто кричит: «Вина налейте!»

Вместе дружно пировали,

Молодожёнов поздравляли,

И до ночи наплясавшись,

Празднику сполна отдавшись,

Повеселясь как заводные -

Пошли уставшие, хмельные,

Почить на простыни льняные.

А наши славные друзья,

Теперь назвавшися семья -

Отправились в опочивальню,

Придаться нежному милянью

И единению с родной,

Так долгожданную душой.

 

После признания в любви,

Обнялись и спать легли.

Ночь была темнее сажи,

Горела лишь свеча, но даже

Свет во мраке замирает

И с ними вместе засыпает.

В ночных объятьях теплой неги,

Найдя блаженство в человеке,

Прижав его к своей груди,

Нашли они приют любви;

И сладко спали словно дети,

Забывши обо всём на свете.

 

VIII

Как вдруг, в тиши покоя ночи,

Заставив война открыть очи,

Раздался страшный крик любимой,

В объятьях чудища губимой;

Супруг воспрявший ото сна,

В ужасе крикнул – «Сатана!»

Пред ним, держащий деву в лапах,

Зловонный источавший запах,

Возле двери, открытой настежь,

С клыками из огромной пасти:

Стоял кошмарный зверь крылатый,

В преисподней бесами зачатый;

С глазами жёлтыми, лохматый,

Ужасной мордой и горбатый -

Держал красавицу за горло.

У странника дыханье спёрло,

И не успев сдвинуть ноги,

Лишь крик услышал: «Помоги!»

А зверь, одним прыжком во двор,

Взглянувши на небес простор,

Расправил крылья и взлетел;

Младой женою овладел.

И это, был уже не сон;

Во тьме раздался девы стон,

Взмывающей на небосклон.

Героем ярость овладела

И в жилах кровь его вскипела;

Немедля он пришёл в себя,

От злости челюстью скрипя

Схватил лишь щит и меч стальной;

Услышав зверя в небе вой,

Он бросился за ним долой.

Вбежал в конюшню на пути,

Чтоб другу вольность принести,

И оседлав коня войны,

Лишь бешенству подчинены -

Они в погоню устремились;

На помощь милой торопились,

Все чувства сразу обострились

И вспомнив пыл боёв кровавых,

Победный крик героев бравых,

Быстрее ветра к лесу мчались

И жаждой мести наполнялись.

А зверь, над чащею летящий,

В когтях красавицу держащий,

Всё дальше нёс её от дома,

В пучину облаков и грома.

 

Могучий конь летел по полю,

Его глаза налились кровью,

И с диким грохотом копыт,

Чуя, что битва предстоит,

Он меж деревьев в лес нырнул;

 Чёрной гривой полыхнул

И дрожать заставил кроны,

Вздымая бурей леса склоны.

Объятый пламенью страстей

Воин кричал: «Быстрей! Быстрей!»

В руке сжимая меч стальной -

Грозой гремел в глуши ночной;

Не знав не страха, не сомнений,

Горящий памятью сражений -

Теперь и сам как зверь рычал,

В нём дух войны огнём пылал.

Стволы деревьев всё мелькали,

Они всё глубже в лес скакали;

И вдруг, издалека, волной,

В глуши раздался волчий вой.

Гром прогремел, сверкнул стрелой;

Услышал воин за собой

Погони шелест и дыханье,

Волков смертельное посланье.

Он обернувшись увидал,

Что враг их сзади настигал;

Целая стая мчит за ними,

Блестя глазами колдовскими.

А им навстречу, словно демон,

Посланник тартара подземный,

Бежал вожак их, скаля зубы;

И крикнул воин «Всех порубим!»

Он обнажил свой острый меч,

Чтоб волку голову отсечь,

И тихо прошептал коню:

«За верность, друг, благодарю»

 

IX

Вожак, приблизившись вплотную,

Стремясь в атаку лобовую,

Одним прыжком взмывает в воздух,

И в исступлении от злости,

Хотел вцепиться коню в горло,

Но конь, пригнул к копытам морду

И волк, попав к воину на щит -

Лишь одним взмахом был убит!

Вот уже в воздухе летит

Его башка и струи крови

Попав воину на лоб и брови,

Окропили всё кругом;

Будет бесу поделом!

 

Героев стая окружила;

Шесть волков – страшная сила.

Рыча и зубы обнажив,

К героям ближе подступив,

Хотели броситься в атаку,

Но конь не ждал, сам начал драку:

Встав на дыбы, во весь свой рост,

Собрав в ногах всю свою злость -

Ударом содрогнул погост,

Встряхнув весь лес своею силой,

Грозя им скорою могилой.

И задрожала вся земля

От мощи верного коня;

И лапы волчьи подкосились,

Ближе к земле они склонились;

А воин, из седла вскочив,

В руках отвагу затаив,

Блеснул мечом и в бой рванул,

Ворвался к ним, клинком взмахнул

И первому, кто подступил,

На двое череп разрубил!

Но стая серых не дремала,

Кружила, скалилась, рычала;

И бросилась в атаку разом,

Сверкая хищно волчьим глазом.

Один, вцепился воину в ногу:

Напал внезапно прыгнув сбоку;

Другой, за руку ухватил;

За ним и третий в бой вступил.

А двое, бросились к коню,

Но тот, познавший всю войну,

Не думал даже отступать:

Он озверевши стал скакать

И бурей закрутившись вмиг,

Ревел от злости словно бык.

Волк, осмелев к нему метнулся;

Конь, от укуса увернулся,

Его копытом угостил -

На том же месте и убил!

А воин, весь в крови уже,

На закипевшем кураже,

Проткнул того, что треплет ногу;

Затем вонзил в того, что сбоку;

А третьего щитом откинув,

И расстояние прикинув,

Метнул клинок свой ему в грудь,

И волк не смог больше вздохнуть.

Последний сразу увидал,

Что муж оружье потерял

И вот уже напасть хотел,

Но от копыта отлетел,

Упал, от боли захрипел

И взглядом тихо потускнел.

 

X

Из тела кровь бежит ручьями,

Из ран, оставленных волками;

Но отдыхать никак нельзя:

Любимой смертию грозя,

Крылатый демон её нёс,

Не замечая горьких слёз,

В обитель ведьмы колдовскую,

На смерть в минуту роковую.

Из трупа вынув свой клинок -

В последний бросились рывок.

На спину другу взгромоздившись

И снова в чащу погрузившись,

Помчались сквозь лесной простор;

Над ним летел крылатый вор.

Во тьме копыта грохотали,

Они от зверя отставали,

Но быстрый конь летел стрелою,

Снося кусты перед собою.

Дрожали хором леса кроны,

Будто сказали легионы,

Но сей грохочущий раздор -

Лишь одного коня задор.

Он бурю телом создавал

И беса спешно догонял;

Хрипя и брызгая слюною,

Парил пегасом над землёю.

А всадник холоден как лёд,

Устремив свой взор вперёд

И истекая бурой кровью,

Пылал разлукою с любовь.

 

Чернел весь лес, чернело небо,

Сверкала молния свирепо;

Разверзлись громом небеса

И страшный ливень начался.

Чем глубже в лес друзья стремились,

Тем чаще ветви шевелились,

И медленно тянули к ним,

Скрипя величием сухим:

Размашистую длань свою,

Ожив в чернеющем строю.

Чем дальше нёс девицу бес,

Тем гуще становился лес

И преграждал коню дорогу,

Внушав движением тревогу.

Вдруг искрой молния сверкнула,

Меж чёрных туч стрелой блеснула

И грянув мощью на весь лес,

Обрушилась на бор с небес;

Вонзилась на пути коня

И вспыхнувши стеной огня -

Погони пыл остановила,

Пред ним деревья повалила.

А ветви нежити дремучей,

Хрустя во тьме корой скрипучей,

Коня собою окружили,

Всё его тело в миг обвили

И намертво в огне пленили.

От сдавленной груди и шеи -

Конь захрипел, но словно змеи,

Они всё туже хват сжимали

И в плоть шипами проникали.

Но воин, свой отбросив щит -

Как зверь от гнева закричит

И в две руки схватив клинок,

Вспомнив милой голосок,

Он начал в ярости рубить

Ветвей сплетение, и нить

Любви на век его связавшей,

Никак не мог он отпустить.

Тяжелый меч летал пером,

Свистел, сверкал в лесу ночном,

И проклятую ведьмы длань -

Рассекал он словно ткань.

Щепки в воздухе летали,

На землю тихо опадали

И хоть немного обожжён,

Но верный друг освобождён!

 

Конь, чрез огонь прыжком метнулся,

В объятья пламя окунулся

И жёлтый пыл собой пронзив -

Вновь содрогнул лесной массив;

Он зверем бросился за зверем!

Густая кровь льет из артерий,

Окутавши смолой багровой,

Тела наших друзей суровых.

Сквозь саван ночи громовой -

Спешат друзья на смертный бой

И не страшась в час роковой

С самою смертию сразиться,

Пока в груди их будут биться

Героев смелые сердца -

Быть им вместе до конца.

 

XI

Из леса выбравшись живыми,

Под облаками грозовыми,

Чёрный овраг предстал пред ними,

Дивя глубинами своими;

И дна его узреть нельзя,

Но над пропастью скользя,

Нашлась спасительной стезя:

Широкий мост тянулся вдаль,

Сквозь ночи мрачную вуаль.

К нему в смятенье подступив,

В душе тревогу затаив,

Почуяли они беду,

Но жена была в плену

И конь рванул, что было сил,

Хоть смертию их путь грозил;

Галопом ринулись вперёд,

Не страшась тёмных высот.

Копыта громом грохотали,

Их души яростью пылали

И вот, они уж достигали

Моста скрипучего средины,

Как вдруг, из тёмною пучины,

Из-под моста взлетает зверь!

Совсем уж близко к ним теперь

Расплаты час и мести сладость;

Мечу лихому битва в радость!

Но нет при демоне девицы;

Так пусть же чёртов насладится

Сталью русского меча!

А ведьмы зверь парил рыча,

И заревев на весь овраг -

В битву кинулся их враг.

Расправив крылья бесовские,

Глаза сверкают колдовские

И вот уж дьявольская тварь,

Ночных кошмаров чёрный царь,

Быстрее ветра к ним летит

И злобой адскою хрипит.

Над головой подняв клинок,

Вновь вспомнив милой голосок -

Герой издал геройский крик!

К коню челом своим приник

И бросились друзья на бой,

Встречая грудью удалой

Питомца проклятых небес.

Всё ближе подлетал к ним бес;

Их лишь мгновенье разделяло,

Сердце неистово стучало,

Но злого рока не боясь -

Со зверем битва началась.

 

Всей мощью рухнувший на них,

С ударами когтей своих:

Он раз за разом бил сильней,

Пылая жаждой двух смертей,

Но бурной яростью своей,

Не испугал наших друзей!

И каждый демона удар -

В душе лишь разжигал пожар,

Которым наш герой пылал;

Клинком, как пёрышком махал

И все удары отбивал!

От лапы грозной увернувшись,

Всего на миг к коню пригнувшись,

Драгун поднявшись над седлом,

В одно движение плечом,

Могучей русскою рукой -

Вонзает в беса меч иглой!

Раздался зверя рёв волной,

Но этим, не окончен бой.

Взмывает в небо он прыжком,

Чёрная кровь летит кругом,

И видит бес издалека -

Герой остался без клинка;

В груди лохматой он застрял,

Под кровью чёрною сиял.

Под небом мрачным, грозовым,

Остался зверь еще живым;

Он битвой вновь друзьям грозил

И к ним полёт свой устремил;

А без оружия у них,

Нет шансов вовсе никаких.

Адская тварь всё ближе, ближе,

И вот уже дыханье слышно

Посланца ведьмы злой чертог;

В последний бросившись рывок,

Летит над бездною оврага,

К герою мчит на крыльях мрака,

Чтоб когти в грудь ему вонзить

И в том овраге схоронить.

Отважный конь, узрев беду -

Героя страшную судьбу:

Из рук его он рвёт узду,

И резко на дыбы вскочив,

Чтоб тот остался только жив,

Откинул мужа он с седла,

Но для объятий цепких зла -

Теперь спина обнажена.

Бес бурею в коня влетел,

Могучим телом овладел,

Двадцать когтей в него вонзил

И с ним над бездной воспарил.

Всё смолкло вдруг,

И дождь затих;

Закован в лапах колдовских

Теперь героя бравый друг,

Но не страшась преисподней слуг,

Другой кончины он не ждал -

За друга жизнь, свою отдал.

Зверь, ведьмы план осуществил,

Клыки свои он обнажил -

Коня укусом поразил

И в бездну смерти отпустил.

Почти уж вовсе не живой,

Летит во мрак чёрный герой,

Но с гордостью он принял свой,

Самый последний в жизни бой;

И слёз печали не тая,

В последний раз себя даря -

Взглядом встретились друзья!

Вдруг промелькнули чередой,

Перед глазами встав стеной,

Как бились вместе за страну,

И вместе всю прошли войну;

И ночи в поле, у костра,

Обнявшись с другом до утра,

В красных лучах рассвет встречали,

Русским воздухом дышали

И о невзгодах забывали…

Безмолвно конь в овраге скрылся,

На вечно в тьме его укрылся.

Глаза героя кровь покрыла;

Взыграла в нем страшная сила!

Он взгляд на зверя устремил,

А тот, всё в воздухе парил;

И камень в руку захватив -

Он закричал: «Я ещё жив!»

И в миг лохматый, чёрный бес,

Посланник проклятых небес:

Стрелой к герою подлетел,

От вкуса крови озверел,

И обхватив геройский стан,

Взревев как пламенный вулкан,

В плечо клыки ему вонзил

И крови с жадностью испил.

И треплет всадника, и рвёт,

Уж кровь с него ручьём течёт,

Но руки он освободил,

За ухо зверя ухватил

И оторвав от ран своих,

Вспомнив расправы дней былых,

Он беса камнем в челюсть бьёт

И волю ярости даёт.

Удар, удар, ещё удар

И зашатался чёрный царь,

И взгляд покрылся пеленой,

Но этим, не окончен бой.

В груди торчащий меч стальной,

Драгун схватил одной рукой

И вверх клинок свой устремил -

На двое зверя разрубил!

Бес трупом пал, за ним герой,

Он выиграл свой последний бой

И даже был ещё живой,

Но так и не обрёл покой.

 

В глазах темнело,

Разум плыл

И окровавленное тело,

От ран полученных бледнело,

Но он любимой не забыл.

Он вспомнил взгляд её очей

И нежность рук прикосновений,

И пыл чарующих речей

И дивный миг родных мгновений.

Драгун, с последних сил встает,

С собой свой верный меч берёт,

И к ведьме путь его ведёт.

 

XII

С моста широкого он сходит,

Тропинку узкую находит

И вспоминая друга взгляд,

Как отдал жизнь за него брат,

В обитель ведьмы злой бредёт

Предчувствуя, что там умрёт,

Но милую свою спасёт.

Ведёт тропинка воина к дому:

Сухому, мрачному, кривому,

И видит путник на земле,

В густой зеленою траве,

Блеск яркой, белою тесьмы -

Эта тесьма, его жены.

Он свой клинок в руке сжимает

И к дому медленно шагает.

Кривой, разбитый, старый дом

Будто объят каким-то злом;

Здесь жизни нет, и даже смерти,

Здесь будто жили сами черти:

Не звук сюда, не солнца луч

Не мог проникнуть из-за туч

И воздух кровью жертв пропитан,

Злым колдовством он был начитан.

Вот на порог драгун вступил,

Свой взгляд на дверь он устремил

И верной мощною рукой,

В грозной стойке боевой,

Деверь дома ведьмы отворил,

И будто камнем он застыл;

Открылась комната ему

И жутко стало самому:

Покрыта сажей изнутри

И кровью на стене: «СГОРИ»

А средь неё, его жена…

Бела как снег, обнажена,

Сидит во тьме совсем одна;

Как будто казни ждёт она.

Тихонько руки опустились

И слёзы по щекам скатились,

Меч выпал из могучих рук

И к милой бросился супруг.

Её целует, обнимает,

К груди кровавой прижимает;

Но та, не смотрит на него,

Будто не видит ничего.

Туманный взгляд лишь в даль стремится:

В нём что-то страшное таится,

И без движений в стройном теле -

Её уста окаменели.

Драгун, в агонии тревог,

Прильнул к овалу хладных щёк,

И на колени упадя -

Он заревел словно дитя.

И ужас дух его пронзил,

Лишая всех последних сил;

Надеждой, волей опустел,

Как не о чём другом жалел,

Что милой он не смог спасти,

Лишь только прошептал: «Прости»

 

Услышав мужа стон глубокий

И плач невольный, одинокий,

Своё лицо к его склонила,

В объятья нежно заключила

И в очи пленнику смотря,

Сказала правду не тая:

«Та ведьма, милый, это я»

Свои уста к его прижала

И так же нежно обнимала.

В её волшебном поцелуе,

Нашел герой колдунью злую;

А с ней любовь нашёл, и смерть,

Став лишь одним из многих жертв.

Безжизненный и покорённый,

Но всё ещё в неё влюблённый,

Он тихо голову склонил

И душу ведьме отпустил.

 

ЭПИЛОГ

Я всё поведал вам как знал,

Как будто сам тому свидетель

И тяжкой думой горевал,

Пока писал я строки эти.

Я жил как все, ничуть не боле,

И славен был, и падал вниз,

Но не пристало моей доле,

Излишний рисовать эскиз.

С годами всё ко всем приходит

И всяк велит своей судьбой,

Но в смертный час, один уходит,

И всё уносит за собой.

Я не хочу на зря кичиться

И спеси пыл во мне остыл,

С забвеньем я готов смириться,

Но кое-что, я не забыл:

Пока со мной и не остыл

Дух лиры ревностной и верной,

Пока коса не скрыла скверной

И бог талантами пленил -

В стоках правдивых и глубоких,

Порой губительных, жестоких,

Для взора вашего скупого

И сердца нежного, шального -

Я буду образы являть

Стихами русского поэта;

Но только вас прошу: читать!

Достанься ж мне награда эта.

И чтоб всё было не за зря,

Открою вам секрет сокрытый;

Он сам явился для меня,

Когда я был почти убитый:

Там, где бессилен меч стальной,

Где когти зверя не помеха,

И самый смелый наш герой -

Лишь для забав шальных потеха;

Там правит то, что вновь и вновь,

Подарит жизнь, или отнимет,

Хоть из могилы вас подымит,

Кипеть заставит вашу кровь:

Одна всесильная любовь!



Это произведение участвует в конкурсе. Не забывайте ставить "плюсы" и "минусы", писать комментарии. Голосуйте за полюбившихся авторов.

+1
21:25
148
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Литературный Клуб "Добро" © 2019 Работает на InstantCMS Иконки от Icons8 Template cover by SiteStroi