Привет из Байконура.

 

    Здравствуйте, мои дорогие мама, папа и другие родственники. Вам шлет огромный как верблюд привет из солнечных казахстанских степей ваш сын. Я живу хорошо, служба идет нормально. Ваше письмо я еще не получал, потому что здесь почта ходит очень долго. В одну только сторону полтора-два месяца. Поэтому если я буду ждать и писать ответом на ответ, то придет вам мое письмо один раз три-четыре месяца. Тогда почтальон всей деревни расскажет, что я нигде в армии не служу. Вы сами тоже пишите каждую неделю, например в воскресенье. Понимаю, на пенсии тяжело ориентироваться в днях недели. Я вам дам подсказку, в этот день не показывают «Тропиканку».
    
Чувствую я себя прекрасно, не лежу голодный. Не волнуйтесь, лежать здесь днем нельзя, до отбоя в спальное расположение не пускают.    

Байконур довольно таки не маленький. До того как я сюда попал, думал, что космодром размером в наш картофельный огород. А он поперек только девяносто километров. Мы сами обитаем в одной степной глуши. Сержанты говорят, что отсюда ни один солдат еще не убежал. Потому что только до города более ста верст. Если кто-то вдруг решится, пугают они, то однозначно гарантирована дезертиру мучительная смерть зимой от мороза, весной он утонет в болоте, летом сгорит от обезвоживания, а осенью съедят мухи.  

Пока здесь не так холодно. Деды говорят, в тот день, когда нас привезли сюда, состоялся запуск ракеты, поэтому на улице тепло стоит. Я конечно, сначала не поверил: ведь ракета давно улетела, а пламя от него до сих пор никак не может греть огромную степь. Но однажды старшина с нами проводил занятия, где мы за время, пока горит одна спичка, должны были  успеть раздеться полностью и лечь в постель, затем, соответственно, пока горит другая, встать и одеться. И вот, пока две маленькие спички не успели догореть, как в большой и свежей казарме стало очень даже жарко.

Нет, в казарме вовсе не холодно. Даже тепло. Кроме центральной отопительной системы у нас в помещении есть своя отдельная печка. Сегодня ходили в степь за дровами. Раньше здесь на каждом шагу были воинские части, их руинами мы теперь греемся. Сержант говорит, что одна казарма хватает на месяц. Нас инструктировали, чтобы мы соблюдали все меры предосторожности. Оказывается, местное гражданское население тоже здесь собирает дрова, но в отличие от нас у них есть автоматы. Даже приклады, говорят, они отпиливают.

По всей степи раскидано очень много металлолома. Кажется, сюда везли все, что собирали пионеры Советского Союза. Возможно, все это хотели отправить в космос. И баллоны, что стояли в саду наших соседей старика Шакира, и уголки со двора бабушки Хабибы я увидел здесь.

Кем мы будем служить пока не известно, но войска называются военно космические силы. Со мной в одном взводе служит парень из Карильского района. Он где-то слышал, что мы будем на кнопки только нажимать. А по словам сержантов, весной мы будем пасти верблюдов, а на следующий год, если мы покажем себя, то и допустят космодром подметать.      

Пока мы проводим основное свое время только в ленинской комнате. Потому что бензина нет. Учим устав, нашили ярлыки к форменному обмундированию. Целый день просто сидим. Я пишу стихи. Карильский паренек осваивает потихоньку секреты вышивания, у него неплохо получается.

Что здесь хорошо, это нас здесь не загружают работой по уборке снега. Его можно сказать здесь не бывает, в месяц может выпасть максимум сантиметр снега. На днях немного напорошило. Нам дали одну лопату на восьмерых и выгнали на улицу. Скоро мы сломали черенок. Карильский парень хотел срубить в степи, не выпустили. Нашли здесь, пока насадили, ветер все выдул.

Здесь много и городских домов, и деревенских изб. Местные все почти в личных хозяйствах держат ослов.  Ослиное мясо не едят, поэтому, когда эти животные становятся очень старыми, сами уходят в степь умирать. Поблизости так-то не видно трупов ослов. Карильский парень говорит, что они уходят очень далеко, пока степь не закончится. Я не знаю, как ослы уходят, пешком или на машинах едут. Скорее всего, они уезжают. 

Хоть и письма наши ходят долго, мы находимся недалеко. Всего-то полторы суток на поезде. Только почему-то на завтрак, обед и ужин дают лишь один рис. Карильский парень считает, что нас привезли в Китай. Якобы он, когда сюда ехали, ходил ночью в туалет и там услышал гул самолета. По его версии, в темноте наш вагон засунули в самолет и доставили в Поднебесную. Конечно, это ерунда, но вы не беспокойтесь за меня. Китай тоже социалистическая страна.

Странно, из командного состава многие офицеры – выпускники военного училища одного из структур бывшего комитета государственной безопасности. Видимо, они нас защищают от врагов нашего государства. Вчера мы ездили в город, там на улицах одни велосипедисты. Машин так мало, это нас очень насторожило. Похоже, тот парень прав был.

Сегодня Карильскому пацану дали новую должность. Он теперь в монтажно-испытательном корпусе, где спутники собирают, выдает рабочим ломы и лопаты. Так же он это здание будет охранять, правда, без оружия. Наш командир отделения раньше служил в батальоне охраны, потом потерял автомат, и выслан к нам в часть на исправлении. Когда он его увидел, был в шоке:
– Нам ценнее бензина ничего не доверяли охранять, а этот сопляк метлой сторожит целый космический корабль, – говорит.

Командир роты сегодня проводил с нами собрание.
– Хоть в своих письмах не пишите, – говорит. – Ерунду, где рассказываете, как сидите и на кнопки нажимаете. Иначе, родители ваши поверят и будут думать, что здесь сидят и ждут только, когда их отпрыск приедет и нажмет на нужную кнопку. Раз уж на нашем мальчугане свет клином сошелся, скажут они, значит, в России дела обстоят не совсем благонадежно. Так что, – говорит ротный, – не заставляйте своих близких людей зря беспокоиться.

Он ответил и на наши вопросы. Один солдат из Поволжья предложил открыть кружок дельтапланеристов. Говорит, что здесь горячий воздух позволит легко планировать по небу. Теперь он каждый день проводит полеты между кроватями с помощью половой тряпки. Сам командир помог. Джигиты из Кавказа поделились своими желаниями попасть служить в места боевых действий на территории Чечни. Оказывается, они оттуда смогут ездить домой в свои селения. В связи с этим старшина получил приказ чаще привлекать личный состав на уборку общего уличного туалета. Потому что, по словам нашего командира роты, это сооружение по своей архитектуре очень напоминает деревенский домик. После этого у всех желания задавать вопросы пропали.

Не переживайте, нас здесь не бьют. Так как на сто сорок молодых новобранцев приходится девять сержантов старослужащих. Поэтому  очередь до всех не доходит.

В последнее время Карильский парень ходит очень печальный. Сегодня, он мне дал адрес своих родителей и любимой девушки. Сказал, если что, ты с ними свяжешься. Оказывается, когда он у себя там, на посту сбивал сосульки с крыши, случайно уронил лом на какой-то дорогостоящий космический аппарат. Говорит, что никто не видел, все-таки если начнут копать, то поездку в дисциплинарный батальон ему не миновать.

Деньги не шлите, не нужны. От нас до ближайшего магазина километров девяносто. Как-то мы ездили в город, и зашли в магазин, но ничего не успели купить. Весь народ, как только нас увидел, убежал на улицу. И мы, от греха подальше, ни в какие магазины не стали заходить. Потом только поняли в чем дело, когда командиры нам объяснили. Оказывается, когда взлетает ракета, в городе, несмотря на расстояние пятьдесят километров, люди чувствуют сотрясение земли. Все поэтому выбежали посмотреть на ракету, ведь этот старт был особенный, там полетели француз и американец. А от нашей части стартовые площадки грузовых кораблей расположены всего в двух километрах, мы во время  запусков спим и ничего не замечаем.

Недавно ракету на Марс отправили, сегодня выяснилось, что она не долетела до красной планеты. Сержант говорит: «Видел этот аппарат еще на Земле и фара одна у него была разбита. Если там было темно, видимо мимо Марса пролетел». У нас теперь бурная полемика такая идет по данному инциденту, где особенно активно участвуют армяне, черкесы, калмыки, татары, башкиры, чуваши и русские. Представитель юга страны считает, что космонавты там были пьяные. Воин с севера России утверждает, что там нет людей, а полетели на Марс одни собаки. Только лишь друг мой из Карильского района в этих дискуссиях не участвует. Сегодня мне задал один странный вопрос: «А в Америке ломы тоже такие, как у нас».

Мне хотели дать звание ефрейтора, я отказался. Потому что у нас в народе есть такая пословица: «Чем в чужой стране быть султаном, будь лучше у себя на Родине ултаном, то есть подметкой». А здесь же все-таки не Россия, а другое государство.  

На этом я заканчиваю. До встречи. Простите, если что-то я уже написал в тех письмах. Ведь я не знаю, дошли до вас те или нет. Уже скоро полгода будет, а еще ни одной весточки, ни от кого не получал. Пока.

 

  



Это произведение участвует в конкурсе. Не забывайте ставить "плюсы" и "минусы", писать комментарии. Голосуйте за полюбившихся авторов.

0
20:38
13
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Литературный Клуб "Добро" © 2019 Работает на InstantCMS Иконки от Icons8 Template cover by SiteStroi