19.02.2020 | Вера
19.02.2020 | Звезда
19.02.2020 | Юность
19.02.2020 | Фрезия
19.02.2020 | Сдайся!
18.02.2020 | Самурай
18.02.2020 | Сказка
18.02.2020 | Адам и Ева
17.02.2020 | Свет~
16.02.2020 | В игре.
16.02.2020 | Искупление
16.02.2020 | ТЫ И Я
16.02.2020 | Мария
16.02.2020 | Пятница 13
14.02.2020 | Алкоголик
14.02.2020 | Питер
14.02.2020 | Россия
14.02.2020 | Я в лесу
14.02.2020 | Не пара
13.02.2020 | Сибирь
13.02.2020 | "Мотылёк"
13.02.2020 | ШТОРМ
12.02.2020 | Вовка и дед
12.02.2020 | Мужчина
12.02.2020 | Если я молчу
11.02.2020 | Я знала
10.02.2020 | Это Жара
10.02.2020 | Отец
10.02.2020 | Родина
10.02.2020 | Жизнь
10.02.2020 | Глубинка
10.02.2020 | Поэту
10.02.2020 | Жизнь-война.
09.02.2020 | Сорняк

Радость моя

Изображение:
Радость моя

— Оганез! Оганез!!

— Вот человек! Кричит и хоть бы что ей, — Оганез задумчиво трет ладонью щетину на подбородке. Ладонь у Оганеза широкая, а пальцы такие черные, что хоть три дня их вехоткой оттирай, хоть три года, хоть даже «Доместосом» полей, такими и останутся. – О чем задумался, Альбертик? О-о-о, аревс*, — Оганез внезапно ласково треплет рукой кудрявого мальчика, который стоит рядом.

— Оганез!!!
— Бабушка кричит, — спокойно констатирует мальчик, не отрывая взгляда от шахматной доски.
— Кричит, — кивает Оганез, — дай ей Бог здоровья. В ее-то годы не каждая так смогла бы. А она вон как…

— Оганез!!!!
— Ну, отзовись, вишь, человек надрывается, — не выдерживает сидящий за столом напротив сосед Оганеза, Федор Владимирович.
— Сейчас доиграем и отзовусь, — обещает Оганез.

На столе – шахматы. Игра восточная, и Оганез – человек восточный. Да только прожил всю жизнь свою в Сибири. Наверное, поэтому в шахматы играет скверно. Так  сам объясняет. Уже лет пятнадцать его бессменный партнер – Федор Владимирович. Играть друг с другом им было трудно. Особенно первые лет пять. Мы были уверены, что «в конце останется только один» — либо Федор Владимирович Оганезу голову оторвет, либо Оганез Федора Владимировича зарежет.

Оганез – обувщик. Будка у него – в торговом центре, неподалеку. Жильцам нашего дома обувь он ремонтирует со скидкой, а некоторым – вообще бесплатно. Человек он хороший, добрый, но вспыльчивый. Жена у Оганеза – не армянка.

Федор Владимирович долго приставал к приятелю, выясняя национальность его жены. Национальный вопрос для Федора Владимировича стоял остро. Сам-то он – из поволжских немцев, но это – только по паспорту. Будь проклят интернет: нашел внук у Федора Владимировича в родословной еврейские корни. С тех считает он себя чистокровным сибиряком и каждому, кто такую национальность оспорит, без лишних слов может закатать между ушей. С одной стороны, вроде бы, он — интернационалист, с другой – вроде бы и не совсем, не чистокровный, так сказать.

Оганез национальность своей жены Федору Владимировичу не сказал. Не хочу рознь разжигать, — так объяснил. Федор Владимирович уже кулак сжал, но потом подумал и разжал. И правда: окажется, к пример, русской или украинкой. Это что же – такое пятно на весь народ. Замяли этот вопрос.

Жену у Оганеза зовут Оксаной. Тетка Оксана женщина, наверное, неплохая, но очень ее слышно и видно. Часов с шести утра и до пока не устанет. А она долго не устает.

Вот и сейчас тетка Оксана кричит с балкона. Подарил ей Оганез пару лет назад  мобильный телефон. Как счастлива была, что кричать, звать его не надо будет. Как кричала потом, когда поняла, что себе-то муж телефон покупать не стал. Не дождалась тетка Оксана мужа, решила сама к нему выйти.

— Оганез, ты оглох?! Я тебя зову, зову!
— О-о-о, бари ор,  ми оракютюн!**
— Ты мне брось это!  Давай по-человечески!
— О-о-о, канн ор эс сирюмэм айд кног!***

Федор Владимирович в жизни никого не боялся и не боится — он нам это много раз говорил. Но тут, от греха, маленько в сторону сдвинулся: кто их разберет, восточных людей. Оганез – по жизни экстремал, раз на такой тетке женился и почти полвека с ней прожил. Ему бы сейчас голову — пониже, хвост – между ног и повиниться на всякий случай, а он, вишь чего, дразнить ее взялся.

Тетка Оксана – руки в боки, воздуха набрала в организм. У нее организм и так крупный. Маленький Оганез даже в дубленке в ее тени целиком помещается. Две собаки бродячие по детской площадке шлялись, объедки искали. Тетку Оксану услышали – их, как ветром сдуло.

— Радость моя, не кричи, Альбертика напугаешь.
— ТЫ МЕНЯ ЕЩЕ УЧИТЬ БУДЕШЬ, КАК С ВНУКОМ ОБРАЩАТЬСЯ!!! ИДИ ДОМОЙ!!
— Зачем, душа моя?
— КАК ЗАЧЕМ?! ОН ЕЩЕ СПРАШИВАЕТ!!! Я ДЛЯ КОГО ДОЛМУ ДЕЛАЛА, ЧТОБ ОНА СГОРЕЛА?! ДЛЯ КОГО СТОЛ НАКРЫЛА?!

-  Ду им урахуцюн. Эс сирум эм ю****.
— Эс элю  эм сирум, ми амузин*****.
Они уходят, во дворе – тихо. Альбертик складывает шахматы в коробку.

Федор Владимирович не спеша закуривает: больные люди, весь мир больной. Как так жить можно?! Сорок пять лет… Выучила армянский… Он немецкий-то не выучил, не заставили родители. Больной мир. Как так можно жить. А как можно жить иначе?.. Да и стоит ли иначе?


* — солнышко
** — Добрый день, радость моя
*** — О, как я люблю эту женщину
**** — Ты – моя радость. Я тебя люблю.
***** — И я тебя люблю, муж мой.



Это произведение участвует в конкурсе. Не забывайте ставить "плюсы" и "минусы", писать комментарии. Голосуйте за полюбившихся авторов.

0
12:32
34
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
|