Современный постмодернизм на примере сказки «Буряковая Лисица»

Современный постмодернизм на примере сказки «Буряковая Лисица»

 

 

Современный постмодернизм на примере сказки «Буряковая Лисица»

(трёхуровневая подача информации)

 

НОВАЯ РЕДАКЦИЯ

 

Сказка о Буряковой Лисице — здесь:

http://pisateli-slaviane.ru/5461-kogda-pridyot-burjakovaja-lisica.html

 

Автор: Аксёненко Сергей Иванович

 

 

 

содержание

 

 

Часть 1. Что такое постмодернизм

 

Часть 2. Чем отличается материк от континента

 

Часть 3. Три уровня подачи информации

 

Часть 4. Синдром "Гарри Поттера"

 

Часть 5. Ысло и Перестройка

 

Часть 6. Число зверя

 

Часть 7. Буряковая Лисица, Библия и Сильмариллион

 

Часть 8. Суслик Антилопоед

 

Часть 9. Совет в Филях и дивизия "Эдельвейс"

 

Часть 10. Вёрсты, сажени, локти и пяди

 

Часть 11. И взалкал отец Фёдор в предвкушении вожделения

 

Часть 12. Образ яйца и змеи в мифологии и религии

 

Часть 13. Образ лисы в мифологии и религии

 

Часть 14. Два возможных обличия вселенского зла на материале фильма "Пункт назначения 3"

 

Часть 15. Почему Господь допускает существования зла и критика Синодального перевода Библии

 

Часть 16. Третий образ Буряковой Лисицы

 

Часть 17. Лингвистический слой прочтения: игра слов, ритм и звукопись в тексте сказки

 

 

Часть 1. Что такое постмодернизм

 

Несмотря на то, что эта работа привязана к конкретному произведению, её тема гораздо шире. Мы будем говорить о христианский символике, об образе яйца, змеи и лисицы в мифологии народов мира. О значении сакрального числа 666. О роли Главной Христианской Книги в нашей культуре, причём немало внимания уделено критике Синодального перевода Библии. В данном тексте нашлось место и мемуарам о далёких годах, так называемой, Перестройки и обсуждению сюжета фильма «Пункт назначения 3». Поговорим конечно же и о литературе, о таких произведениях, как «Сильмариллион» или «Двенадцать стульев», о филологических играх и стёбах. Но начать надо всё же с такого явления, как постмодернизм.

 

Когда этот термин ещё не устоялся и существовал в нескольких значениях, одно из них, мне было ближе всего. Постмодернизм, в этом понимании, возвращение к классическим привычным формам, но с учётом опыта модернизма. Вот четверостишие из стихотворения Б.Л. Пастернака «Никого не будет в доме…»:

 

Только белых мокрых комьев

Быстрый промельк маховой.

Только крыши, снег и, кроме

Крыш и снега, — никого.

 

Стихотворение написано просто и традиционно. Так как писали задолго до всех экспериментов с формой и смыслом, до всех этих «модернизмов-авангардизмов». Но слово «промельк», а также «кроме» на обрыве строки, это уже следы модернизма. На этом примере мы видим, как достижения модернизма, при возращении к классическим формам, обогащают стихотворение.

Увы! Такое понимание термина «постмодернизм» не прижилось и было вытеснено другим. Ниже я приведу цитату, определяющую, как понимают слово «постмодернизм» сейчас. Текст скомпонован из двух разных источников. Это пришлось сделать потому, что не нашёл единого, удовлетворительного определения. Обратите внимание на «навороченный» стиль, особенно второй части.

 

«Постмодернизм: совокупность тенденций в художественной культуре второй половины 20 в., связанных с радикальной переоценкой ценностей авангардизма. Утопические устремления прежнего авангарда сменились более самокритичным отношением искусства к самому себе, война с традицией — сосуществованием с ней, принципиальным стилистическим плюрализмом. Постмодернизм, отвергая рационализм «интернационального стиля», обратился к наглядным цитатам из истории искусства, к неповторимым особенностям окружающего пейзажа, сочетая все это с новейшими достижениями строительной технологии. Изобразительное творчество постмодернизма (ранним рубежом которого стал поп-арт) провозгласило лозунг «открытого искусства», которое свободно взаимодействует со всеми старыми и новыми стилями. В этой ситуации прежнее противостояние традиции и авангарда утратило свой смысл. Постмодернизм представляет собой скорее умонастроение, интеллектуальный стиль. Как тип ментальности постмодернизм – это гиперрефлексия, возникшая в условиях религиозно-философского вакуума, дискредитации идеологических концептов, тотального релятивизма, перепроизводства предметов сиюминутного потребления. Как творческая установка постмодернизм являет максимум интеллектуально-игрового, эвристического, рефлексивного, деструктивного и минимум смыслообразующего, этического, эстетического, конструктивного. Из многочисленных работ, посвященных художественной культуре второй половины 20 в., следует, что постмодернизм – это продуцирование вневременных текстов, в которых некто (не автор!) играет в ни к чему не обязывающие и ничего не значащие игры, используя принадлежащие другим коды. Соответственно постмодернизм не относится к области философии или истории, не связан с идеологией, не ищет и не утверждает никаких истин. Постмодернизм расценивается как реакция на модернистский культ нового, а также как элитная реакция на массовую культуру, как полицентричное состояние этико-эстетической парадигмы. Постмодернизм также рассматривают как реакцию на тотальную коммерциализацию культуры, как противостояние официальной культуре».

 

Вышеприведённый текст, мог бы показаться стёбом, но большинство остальных не лучше. По крайней мере нас интересует та часть определения понятия «постмодернизм», где говорится о литературной игре, о скрытых цитатах в тексте. Сказка «БурякОвая Лисица»(1) (примечания см. в конце) построена именно на этом.

 

 

Часть 2. Чем отличается материк от континента

 

Когда сказка о Буряковой Лисице была закончена и распечатана на принтере в нескольких экземплярах, один из первых её читателей нашёл «ошибку». Процитировав слова Лисицы «я разоряла… государства и державы, материки и континенты», он посоветовал автору исправить их, ибо материк и континент это одно и тоже, а государство и держава, это почти одно и то же. Когда автор сказал, что он СПЕЦИАЛЬНО так написал, этот читатель, лишь недоверчиво улыбнулся.

Теперь обращаюсь к Вам, уважаемый читатель. То, что Вы дочитали до этого места, несмотря на скучнейшее название этой работы, означает, что Вы – совсем не такой читатель, как тот о котором говорилось выше. Вы умный и образованный человек. Вы, несомненно, поняли, что уже в названии сего произведения заложен лёгкий стёб, ибо слово «модернизм», по сути и означает «современный», а постмодернизм – дважды современный, и добавив ещё одну «современность» уже на русском, мы вышли на три современности, закольцевав эту тройку с подзаголовком, где также есть цифра «три». Несомненно Вы, искушены в подобных литературных играх, поэтому найти современный постмодернизм в тексте сказки «Буряковая Лисица» для Вас не составит труда. И расшифровывать намёки и отсылки для Вас не нужно – Вы и без того всё знаете. И если Вам, при этом под шестьдесят, или больше – поймёте и приметы советского времени, которые обыгрываются в сказке. А вот, если Вы помоложе, то поймёте не всё, ибо для того, чтобы понять некоторые нюансы, недостаточно ума и образованности, надо ещё иметь опыт жизни, в той безвозвратно ушедшей эпохе, которую можно охарактеризовать четырьмя буквами – СССР.

 

Приведу простой пример. Когда я, где-то в 1983 году, прочёл книгу «Двенадцать стульев», мне очень понравился её юмор. В 1997 году, я понял, что половину юмора не понимал и не мог понять, потому, что он относился к конкретным приметам времени её написания – к 1920-м годам. Просто в 1997 я купил полное комментированное издание этой книги – из комментариев узнал многое чего не знал раньше.

Если говорить о сказке «Буряковая Лисица», то в ней тоже есть ряд моментов, которые хорошо понятны моему поколению, людям родившимся в 1950-1970-е, но не будут поняты тем, кто родился позже. Так алкоголиков после разгрома Буряковой Лисицы записали сразу в две антиалкогольные организации – одна из них – Анонимные Алкоголики – хорошо известна и сейчас, а вот общество «Трезвость» – примета Советского Союза. Тогда государство боролось с алкоголизмом, как насильственными методами, принудительным лечением, так и просветительскими, ведя пропаганду трезвого образа жизни, через соответствующее общество. Причём в большинстве случаев, пропаганда была формальной, многие активисты общества и сами были алкоголиками.

Другой пример из сказки – Лягушка и Коровка ПОПАЛИ служить на флот. Не «пошли служить», а именно «попали», здесь отсыл к поговорке советских времён – «Попал служить на флот – гордись, не попал – радуйся». Которая и сама, является обыгрышем лозунга тех лет – «Гордись службой в ВМФ», или что-то в этом роде. Дело в том, что в моё время срок службы на флоте был три года, во всех остальных видах вооружённых сил (не путать с родами войск) – два. Когда нас забирали в армию, мы до самого конца обычно не знали, куда нас распределит военкомат. На флот никто не хотел, что ни говори – лишний год сильно понижал престиж службы на море. Отсюда и родилась поговорка, которая обыгрывается в моей сказке…

 

Прошу у Вас прощения, уважаемый читатель, за то, что резко ускорил темп… Я хотел уж было придумать этому, хитроумное объяснение, типа того, что «изменением ритма ЭТОГО текста, я хочу на конкретном примере, показать, как меняется ритмический рисунок текста в сказке «Буряковая Лисица»… или, что-то ещё в этом роде… Но не буду обманывать Вас, дорогой мой мужественный читатель, (мужественный потому, что дочитали АЖ досюда, в наше время МАЛО осталось людей, которые так МНОГО читают). Так вот, не буду Вас обманывать, на самом деле приведённый выше текст от «Двенадцати стульев», до службы в ВМФ, это отрывок из первой версии данной работы, которая была написана, не как персональное обращение к Вам – о дважды-мужественный читатель, а как самая обычная статья. Отсюда и темп другой.

 

 

Часть 3. Три уровня подачи информации

 

А теперь по сути. Сказка «Буряковая Лисица» имеет три уровня прочтения. Первый – то, что сейчас называют словом «экшн». Развитие сюжета, активные действия… Думаю подросткам будет читать нескучно, по крайней мере, главу «Буряковая Лисица (апокрифы)».

Второму уровню прочтения, по сути, посвящена вся эта работа, о нём ниже.

Третий – лингвистический – игра со словами, о нём скажем несколько слов в самом конце.

 

Итак, второй слой прочтения – это, и есть то что ныне называют словом «постмодернизм». Но в отличие от большинства работ, написанных в этом стиле, мой «постмодернизм» не мешает развитию сюжета, не превращает чтение в скучный ребус, а вставки из других произведений, цитаты и намёки не нарочиты и не отвлекают внимание читателя. Хочу также подчеркнуть, что сказку «Буряковая Лисица» ни в коем случае, нельзя рассматривать в качестве пародии или аллегории. Это самостоятельное произведение, со своим миром, со своей системой координат и все вкрапления, будь то из истории, мифологии, литературы, преломляются в плоскости сказки, становятся её органическими частями, как бы переплавляются в ней.

 

Второй уровень состоит из скрытых отсылов к тем или иным произведениям литературы, к мифологии, к поговоркам, к тем или иным историческим событиям.

 

Возьмём эпизод с обороной Вечного Огня. Привожу цитату:

 

«И молвил он, сверкнув очами:

- Ребята!... Велик Лес, да отступать нам некуда! Позади Вечный Огонь!

Вдохновлённые столь страстным призывом, бойцы Зоркого Крота ринулись в рукопашную и отбросили противника!

Хотя надо сказать, что отступать им действительно было некуда. Сгореть в пламени Вечного Огня – не самое большое удовольствие».

 

Для того, чтобы правильно понять этот текст, надо знать, по крайней мере, два подвига, вернее описание этих подвигов в советских учебниках. Подвиги эти отстоят друг от друга почти на сто тридцать лет и связаны с обороной Москвы, вначале от французских, а затем от немецких агрессоров. То, что они отражены с некоторой долей юмора, вовсе не означает нигилизма автора. Это просто очередное отражение вековечной борьбы сил добра с силами зла. Светлых сил с тёмными. Когда мой товарищ, Сергей Иванович Курий проиллюстрировал сказку «Буряковая Лисица», то на картинке изображающей общую битву, чёрные у него были справа, белые – слева. Я попросил перевернуть изображение, ибо чёрные наступают с запада. Поэтому в окончательном варианте, чёрные находятся слева, белые – справа, как на картах, изображающих нашествие Наполеона или Гитлера.

 

Да и без картинок, это ясно из самого текста. Вот два отрывка:

 

«всё пространство позади войск Буряковой Лисицы покрыто мраком на сотни и сотни лиг, вплоть до самого Западного Моря»

 

«войска Волшебного Яичка перешли в наступление на всех фронтах. От Северного Моря до Южного наши армии пошли в атаку и гнали врага по направлению к его логову».

 

Я думаю, что Вы, мой внимательный читатель, сразу поняли, что географические ориентиры сказки выверены чётко и однозначно.

 

Вернёмся к обороне Вечного Огня – главного объекта Леса. Как я уже говорил, надо знать два эпизода обороны Москвы. Первый описал М.Ю. Лермонтов в стихотворении «Бородино».

 

Полковник наш рождён был хватом…

И молвил он, сверкнув очами:

«Ребята! Не Москва ль за нами?»…

 

Второй – подвиг политрука В.Г. Клочкова, который геройски погиб при обороне Москвы в 1941. Его призыв, обращённый к бойцам: «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва», стал боевым девизом защитников столицы.

Когда я написал сцену обороны Вечного Огня, долго колебался – стоит ли её включать в окончательный вариант, ведь могут найтись читатели, которые подумают, что здесь выражено неуважение к подвигам наших солдат? Только когда появился эмоциональный конец сказки о всеобщем счастье, я понял, что менять ничего не стоит – моя работа не является пересказом каких-то реальных событий, но как и любое другое художественное произведение она отталкивается от того, что происходит в мире в котором мы живём. И если добро отразилось в ней, через маленьких, симпатичных зверушек, отчаянно защищающих свой лес от злодеев – то пусть так оно и будет. Тем более, что при желании в ней можно найти многого, неожиданного даже для автора. Некоторые первые читатели сказки, нашли в словах: "Хотя надо сказать, что отступать им действительно было некуда. Сгореть в пламени Вечного Огня – не самое большое удовольствие", намёк на заградотряды, хотя я писал в БУКВАЛЬНОМ смысле, тем более, что отряды эти появились позже, да и не сыграли в войне большой роли, наши солдаты и без них, хорошо сражались. С другой стороны, каждый может увидеть то, что он хочет, то к чему он готов.

 

Дело в том, что я не столько автор, сколько ПЕРВЫЙ ЧИТАТЕЛЬ сказки. Чтобы понять это, надо вспомнить слова И.А. Бродского из Нобелевской лекции: "Пишущий стихотворение пишет его потому, что язык ему подсказывает или просто диктует следующую строчку. Начиная стихотворение, поэт, как правило, не знает, чем оно кончится, и порой оказывается очень удивлён тем, что получилось, ибо часто получается лучше, чем он предполагал, часто мысль его заходит дальше, чем он рассчитывал. Это и есть тот момент, когда будущее языка вмешивается в его настоящее". И, хотя я писал не стих, а прозу, эти слова вполне применимы к сказке "Буряковая Лисца". Я не знал, чем она закончится и каждый новый эпизод, был открытием для меня самого. Крот встал во главе обороны Вечного Огня, скорей всего потому, что на уровне подсознания пересеклись две мысли – фраза "сверкнув очами", из литературы, и описание глаз крота из биологии. Очи у этих животных, очень маленькие, величиной с булавочную головку, поэтому образ крота, со сверкающими очами, показался мне не лишённым литературного интереса.

 

 

Часть 4. Синдром «Гарри Поттера»

 

Вся сказка строилась по тому же принципу. Лет двадцать-тридцать назад в моём сознании внезапно проявилось имя – «Буряковая Лисица». Что это за тварь, я не знал, но имя мне понравилось своей необычностью и я сохранил его в папке набросков будущей прозы. Потом уже в сказке, оно было расшифровано дважды, в первой, детской, героической части, через слово «буря», во второй – стёбовой, через слово «бурячиха», самогон из свеклы. А свекла, по-украински называется бураком, или буряком на диалекте той местности, где прошло моё детство. Кстати, на рисунках Сергея Курия, можно заметить, что голова Лисицы изображена в виде свекольной головки.

Через много лет после рождения имени «Буряковая Лисица», появились ещё два – Белка Норушка и Ёжик Попрыгайчик. Понятно, что это перевёртыши от имён Мышки Норушки и Зайчика Попрыгайчика, персонажей детских сказок. Я не знал, чем они будут заниматься, но решил писать «напролом», думая, что язык, сам продиктует продолжение. По крайней мере большинство моих стихотворений написаны именно так. Ещё задолго до того, как прочёл Нобелевскую лекцию Бродского, я на базе той или иной ритмической фразы начинал писать стихотворение, не зная чем же оно закончится. Порой результат получался довольно неожиданным для автора.

В сказке «Буряковая Лисица» сюжет оттолкнулся от слова «несутся». Слово «нестись» в смысле «мчаться», породило аналогию с другим его значением – это же слово употребляют, когда говорят о курице несущей яйца. То есть словосочетание «курица несётся», можно понимать двояко. Неожиданно для себя, я «выскочил» на сюжет сказки «Курочка Ряба».

Почему неожиданно? Потому, что до конца первой части не знал кто разгадает секрет яичка. Логически рассуждая, я планировал, что это будет мудрая сова. Слава Богу, что я не поддался логике, так родился один из моих самых любимых персонажей – Мышка Мурка, по кличке Жучка. И только перечитывая сказку, я понял, что я, вернее не я, а сам ход моей сказки «зациклил» сюжет «Курочки Рябы», там тоже яичко разбила мышка. Тут же моя сказка пересеклась с другой – со знаменитой «Репкой», там тоже мышка была последним основным участником в извлечении сего дивного овоща. А помогали Мышке – кошка Мурка и собачка Жучка, думаю отсюда тройное имя моей героини. Хотя когда оно появилось, я не думал о «Репке»… скорей всего логическая цепочка была такая – мышка-кошка-собака. Тем более, в просторечии есть такое слово «зажучить», что означает стащить. Кстати, с именем Мурка, перекликается другое просторечное слово – «замурыжить», что можно понимать, как тихонько присвоить. Кроме того, Мурка – вор, поэтому в отличие от остальных персонажей имеет не только имя, но и кличку. А если учесть, что Белка своё имя, Норушка, позаимствовала у сказочного персонажа Мышки Норушки, то понятно, что сказка «зациклилась», ещё через один логический круг. Тем более, что секрет яичка разгадывают два персонажа, оба «норушки» – Мышка разгадывает путём холодно-рассудочным, Белочка – эмоциональным путём, своей душой. Отправляясь на поиск самого доброго в Лесу, она не знала, что искать-то его не надо, что самая добрая – это она и есть. Только подход к яичку другой нужен. Механическим путём ничего не достичь, надо просто раскрыть свои внутренние качества, проявить ту доброту, которая была заложена в неё изначально.

Кстати, я не знал, чем закончится встреча Лисицы с яичком, чем закончится первая часть. Вернее знал, но не думал, что так. Когда сказка подходила к финалу, я чуть не пошёл по пути Джоан Роулинг, автора «Гарри Поттера». Большинство книг её эпопеи написаны с душой, но во многих из них, в конце, она включает механическую логику, как бы думает – «чем бы удивить читателя», в результате злодеями оказываются те персонажи, чей подлинный образ совершенно не соответствует механически приписанному в конце злодейству.(2)

 

Так и я. Решил соригинальничать и закончить сказку не так, как заканчиваются нормальные сказки. Раз они заканчиваются, победами сил добра, решил я, закончу нестандартно – победой Лисицы. Но моя сказка сама не позволила себя так закончить. Когда я уже хотел безжалостно «убить» Белочку, зубами Буряковой Лисицы, внезапно внутри яичка забилось сердце. Это было настолько неожиданно, что даже слегка растрогало.

Та же Белочка, завершает основную часть битвы на Лесной Полянке тоже неожиданно для меня. Тут слово «белочка» сассоциировалось с простонародным названием болезни алкоголиков – белой горячки. Понятно, почему алкоголики испугались Белочки. Кстати, фраза «белочки умирают, но не сдаются», это отголосок битвы при Ватерлоо, когда превосходящие силы англичан окружили остатки наполеоновской гвардии и на предложение сдаться, услышали гордый ответ французов – «Гвардия умирает, но не сдаётся!».

Алкоголики идущие на смерть под воздействием опьянения, имеют параллель с современными террористами-смертниками. Некоторых из них одурманивают наркотиками, других обрабатывают психологически, причём такая обработка, мало отличается от наркотической. Тем более, что алкоголь по всем показателям типичный наркотик.(3) Когда читатели сказки, указали мне на это, я вначале даже обиделся за своих алкоголиков, мне казалось, что они гораздо добрее террористов-смертников. Но перечитав текст, вынужден был согласится. Любой автор не изолирован от реалий своего времени. Возможно нам уровне подсознания, я имел ввиду и эту ужасную сторону нашей современности.

Атака алкоголиков требует ещё одного комментария. В годы моего детства часто показывали фильм «Чапаев», там каппелевцы шли в психическую атаку. Позже я узнал почему. Дело в том, что у колчаковцев было мало патронов, поэтому они наступали без единого выстрела. Хотя некоторые историки вообще считают эту атаку выдумкой создателей фильма «Чапаев». Из сюжета фильма, выходит, что сей манёвр, был использован для воздействия на психику противника. Так или иначе красивые ряды храбрых воинов, идущих в бой без единого выстрела, всегда вызывали моё восхищение, несмотря на то, что создатели фильма, вряд ли собирались показывать белых в позитивном ключе. Но невольно они показали, что храбростью и мужеством отличались бойцы обеих армий. Как белые, так и красные.

 

 

Часть 5. Ысло и Перестройка

 

Раз мы уже начали речь о гвардии алкоголиков, надо пояснить происхождение названия их главного напитка – ысла (ударение на первый слог). Понятно, что слово «ысло», легко ассоциируется с другими словами среднего рода, такими как вино, пиво, сусло. То есть для носителя русского языка, это новое слово начинающееся на «ы» (таких в русском почти нет), легко сассоциируется со словом «бухло», то есть с выпивкой. Рождение слова «ысло» достойно отдельного рассказа. Ведь, кто его знает, вдруг оно войдёт в русский язык, тогда мне несправедливо припишут «лавры» создателя нового наименования спиртных напитков:))… Незаслуженных «лавров» мне не надо, и я честно расскажу как было.

 

В конце 1980-х, я был студентом Луганского пединститута. Дело происходило во времена Перестройки, именно в тот период, когда в стране началась мания выборов. Тогда стали избирать «снизу» всех тех кого раньше назначали «сверху». И депутатов парламента, и директоров заводов, и ректоров вузов. В 1988 году я создал политклуб «Здравый Смысл», который был направлен против горбачёвского очернительства отечественной истории и вообще против горбачёвщины. В те годы, очень нетипичная для студенчества организация, вернее как тогда говорили «неформальная общественная организация». В пединститутах, по крайней мере в то время, девушек училось раз в пять больше, чем парней. Поэтому группа из двадцати-тридцати ребят, состоявших в моём политклубе была очень влиятельной. Хотя были у нас и девушки – человек пять-шесть. Заседания политклуба (назывались пивпозиумами), заканчивались, как правило, весёлыми студенческими попойками. Пользуясь выборной вакханалией, мы решили «захватить власть» на факультете, для чего воспользовались первым же отчётно-выборным комсомольским собранием. А надо сказать, что в комсомоле тогда состояли все студенты факультета, коих было примерно тысяча. В те годы, комсоргов назначали преподаватели. Просто угодного им активиста (активистку) предлагали собранию и все послушно голосовали.

Тогда – в ноябре 1988 казалось всё идёт по накатанному сценарию. Вот заслушали отчёт комсорга, вот деканат предложил кандидатуру нового, очередную девочку-отличницу, вот она выступила с заранее подготовленной программной речью, вот… и тут перед самым голосованием, члены моего политклуба предлагают мою кандидатуру. Поражённые такой неожиданной «наглостью» студенты голосуют «за».

Так же мы поставили своих руководителей профсоюзной организации и студсовета. Я и ещё несколько человек из политклуба вошли в состав совета института и совета факультета, тех органов которые тогда выбирали ректоров и деканов, поэтому преподаватели, желающие быть избранными потянулись к нам. Мы даже в уставе записали, что наши представители в комитете комсомола, студсовете, профкоме, совете института и факультета, отсчитываются перед политклубом. К ужасу преподавателей, привыкших к тому, что всё должно быть наоборот. Не комсомол (или партия) отсчитывается, а ПЕРЕД НИМ все отсчитываются. Так или иначе «власть на факультете» мы захватили. Встал вопрос, что с ней делать. Ну, конечно занятия я посещал тогда по желанию, зная, что за прогул меня не накажут, использовал появившиеся полномочия для борьбы с поднимающим голову украинским национализмом, добился давно обещаемого ремонта студенческого общежития… но этого было мало… всё это было скучно.

Тогда мы создали «Общество макаренковедов», названного так в честь великого советского педагога А.С. Макаренко и решили заняться научной работой – институт всё же педагогический – выбили профсоюзные деньги и начали сбор информации о Макаренко и о другом великом педагоге – В.А. Сухомлинском, то есть начали ездить по макаренковским местам, заодно исследуя и места работы Сухомлинского. Преподаватели очень обрадовались, тому что мы уберёмся с глаз подальше, а мы с молодым задором начали ездить по Украине, в основном по Полтавской и Харьковской областях, забираясь порой, в очень далёкие сёла. График был такой – с утра встреча с директорами школ и музеев, фотографирование, сбор экспонатов, вечером всё те же студенческие попойки…

Что-то я слишком увлёкся воспоминаниями… приятно вспомнить молодость на старости лет… Так вот в одном из глухих украинских сёл мы увидели магазин с дивной надписью, которая повествовала про ысло и товары. Вот она на языке оригинала, то есть на украинском языке – «Про исло і товари». Дело в том, что на вывеске изначально было написано «Промислові товари», что означает «Промышленные товары». А буква «и», на украинском читается, как «ы», значит словосочетание звучит так – «Промыслови товары». В первом слове надписи слетели буквы «м» и «в», получилось «про ысло и товары». Конечно при фотографировании дивной надписи мы сделали так, что в объектив попало только «ысло и товары». Получилось, что где-то в украинской глубинке есть удивительный магазин продающий «ысло» – выпивку, и «товары» – закуску к ней. После этого мы в своём кругу пиво (по-украински звучит «пыво»), вино, да и водку с самогонкой, стали называть «ыслом»…

 

Прошли годы… всё это забылось и вот в сюжете «Буряковой Лисицы», опять таки, неожиданно для меня, появились алкоголики. Не знаю как появились, наверное потому, что алкоголизм – зло, Лисица командует силами зла, значит и алкоголиками тоже. А раз есть алкоголики, то должна быть и выпивка. И когда я задумался, что же будут пить мои алкоголики, из глубин памяти, всплыло давнее, полузабытое, такое очаровательное слово, «ысло».

 

С рецептом изготовления – проще, просто я когда-то занимался изготовлением вин, ликёров и других спиртных напитков. Известно, что «поднять градус», то есть повысить содержание спирта, можно либо добавив в напиток спирт (тогда этот спирт будет звучать грубо), либо заморозить напиток и извлечь замёрзшую воду из незамёрзшего спирта. Сделать ликёр из самогонки можно настаивая её на каких-нибудь ягодах. Буряковая Лисица – представляет силы зла, поэтому ягоды я взял те, которые в русском фольклоре ассоциируются с тёмными силами – калину (помните – «Калинов мост») и смородину (знаменитая «Река-смородина»). В ликёр добавляют сахар или мёд, значит в напиток Буряковой Лисицы, добавляется соль и перец (перец добавляют ещё в перцовку). Когда я добавил соль, вспомнил что есть такая водка, которую пьют с солью – мексиканская кактусовая водка текила. А пьют её не только с солью, но и с лимоном. Тогда я добавил в ысло ещё и лимон. Получился полный набор антисладкого – горькое, солёное, кислое, да ещё и крепкое. Сладким называют хорошее, горьким – плохое. То есть всё это писалось исходя из логики, а не по наитию – увы есть и такие места в сказке «Буряковая Лисица». Не всегда я записывал следуя ОТКРЫВАЮЩЕМУСЯ мне сюжету, кое-что приходилось придумывать чисто логически. В больших произведениях, если они не написаны на потоке сознания, это неизбежно. Но всё же я чувствовал, чего-то не достаёт в моём ысле. И тут меня осенило – хрена – вот чего недостаёт!

Так родился одна моих самых любимых эпизодов сказки. Ведь, если Лисица – зло, то всё, что для нас плохо, для неё – хорошо. Плохое в русском языке называют «хреновым», значит Лисица любит хреновое ысло. Честно скажу, словосочетание «хреновое ысло» настолько мне понравилось, что я немного переборщил употребляя его, пришлось кое-где заменить на откопытное или сногсшибательное, намекая на последствия употребления столь крепкого напитка.

Чтобы закончить тему ысла, скажу, что в сказке есть несколько невозможных вещей, понятных любому образованному человеку. Так, крепость спиртного напитка не может быть больше ста (реально 96), а температура не может быть ниже абсолютного нуля. Разумеется мир Буряковой Лисицы не подчиняется этим правилам. Так же как число Пи невозможно набрать, ибо оно бесконечно в десятичном наборе. Мышка знает это (недаром говорит о положенной набок восьмёрке, о символе бесконечности), но всё равно набирает до миллиона. Правда я решил не утомлять читателя и привёл только первые сто цифр числа Пи, иначе моя сказка вышла бы в виде о-о-очень увесистого тома:)).

Кстати, появление числа Пи тоже не было запланировано. На него меня натолкнула сама Мышка… своим писком – «Пи – сердито ПИкнула Мышка».

 

А вот о куреве Буряковой Лисицы, надо сказать отдельно, потому, что ассоциации здесь идут из ушедшей эпохи – были такие сигареты «Друг» с собачкой на пачке – отсюда папиросы «Пушок». Тем более лисицы пушистые, да и слово «пушок», напоминает слово «дымок».

 

Песня «Алкоголичья походная» – переделана из одной песенки моего детства. Вот её текст:

 

Солнечный круг,

Фрицы вокруг,

Гитлер пошёл на разведку.

В ямку упал,

Ножку сломал

И на прощанье сказал:

 

«Пусть всегда будет водка,

Колбаса и селёдка,

Огурцы, помидоры –

Вот какие мы обжоры».

 

Типичный школьный фольклор советской эпохи.(4) Эта сценка, если представить её воочию, представить идущего на разведку Гитлера, меня всегда смешила. Понятно, что детская песенка, являлась переделкой популярной песни того времени, о рисующем мальчишке.

 

 

Часть 6. Число зверя

 

Если говорить о шефе алкоголиков – Зелёном Змее, то я долго колебался – Змей он, или Змий по старинному (на церковнославянском). В пользу первого меня склонила ещё одна советская песенка, которую я услышал в 1970-е в какой-то из телепередач. Вот её текст, насколько я его запомнил. Исполняли, кстати, алкоголики:

 

Мы друг другу не жалеем

Наливать полней –

И в борьбе с зелёным змеем,

Побеждает – змей.

 

О необходимости «борьбы с зелёным змеем», символизировавшим алкоголизм, говорило немало лозунгов тех лет. Вот почему в сказке «Буряковая Лисица» используется слово «Змей», а не «Змий». Да и аналогия со ЗмеЮшкой Рябой чётче проявляется, может в следующей серии Змей исправится и полюбит её (шутка).

 

Несколько слов о числе Змея. Понятно, что 333, как половина от 666 намекает на небезызвестное число апокалипсического зверя.(5) Которое почему-то связывают с образом дьявола, то есть сатаны. Хотя богословы связали это число с антихристом. Правда в Библии нет прямого намёка на то, что это так. Слово «антихрист» встречается в Новом Завете, но в другом контексте.

 

Вот цитаты из «Откровения Иоанна Богослова».

 

«12:9 И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним.

 

13:1 И стал я на песке морском, и увидел выходящего из моря зверя с семью головами и десятью рогами: на рогах его было десять диадем, а на головах его имена богохульные.

 

13:3 И видел я, что одна из голов его как бы смертельно была ранена, но эта смертельная рана исцелела. И дивилась вся земля, следя за зверем, и поклонились дракону, который дал власть зверю…

 

13:11 И увидел я другого зверя, выходящего из земли; он имел два рога, подобные агнчим, и говорил как дракон.

 

13:12 Он действует перед ним со всею властью первого зверя и заставляет всю землю и живущих на ней поклоняться первому зверю, у которого смертельная рана исцелела…

 

13:18 Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть».

 

То есть мы видим, что дьявол – древний змий, связан с двумя зверями – одному он даёт власть, другой получает власть первого зверя и говорит, как дракон, который есть дьявол. То есть оба зверя, подчинённые сатаны и только второй из них имеет число 666. В «Буряковой Лисице» дана инверсия – там Зверь выше Змея.(6)

 

 

Часть 7. Буряковая Лисица, Библия и Сильмариллион

 

Рассмотрим Библейские аналогии подробнее. Есть ли они в сказке «Буряковая Лисица»? С первого взгляда кажется, что да. Но я когда писал текст совсем не думал об этом. Более того – я категорически против прямого отождествления персонажей своей сказки с библейскими. Я бы сказал так – сказка «Буряковая Лисица» имеет такое же отношение к Библии, как и «Сильмариллион» Дж. Толкина или «Хроники Нарнии» К. Льюиса. То есть произведения рождённые в христианской культуре, но отталкивающиеся одновременно и от светского культурного начала, и от древней мифологии, и от тра

-2
338
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Литературный Клуб "Добро" © 2018 Работает на InstantCMS Иконки от Icons8 Template cover by SiteStroi