Скорость нам не поможет...

Скорость нам не поможет...

– Ты скоро?

На пороге комнаты возник массивный мужчина лет сорока пяти и застыл в дверном проёме, глядя на стоящую у зеркала высокую, ширококостную женщину, которая, благодаря струящемуся вечернему наряду, казалась более стройной, чем на самом деле. Пальцы её оглаживали охватившее шею колье с поддельными бриллиантами, кольца ещё лежали на столике.

– Как это тебе удаётся? – восторженно пробормотал гость. – Ты всегда разная. Мы давно знакомы, но меня не перестаёт удивлять твоё умение преображаться.

Объект его восхищения стряхнул в ладонь пепел, повисший на кончике длинной сигареты.

– И, заметь, – улыбнулась она,  – без особых расходов.

– Мне повезло, – засмеялся он, – иначе я непременно потратил бы на тебя состояние, которого у меня нет. К счастью, мы не вхожи в высшее общество, и у нас нет нужды пускать в глаза алмазную пыль. Поторопись, Жанна, мы опаздываем.

– Уже иду.

Затушив окурок, женщина поправила причёску и, окольцевав пальцы, направилась к выходу. Походка её была удивительно лёгкой для крупного тела, казалось, что она не идёт, а парит, едва касаясь земли. Тяжело ступая, мужчина двинулся вслед.

 

Их ожидало такси. Лениво наблюдавший за приближающейся парой водитель неторопливо завёл мотор, медленно повернул руль, и, не спеша, выехал со двора. Жанна поправила сползшее с плеч полупальто и поёжилась.

– Тебе не кажется, Аль, – обратилась она к спутнику, – что похолодало слишком рано. Ведь только середина сентября.

– Пожалуй, – согласился он. – Но нас наверняка порадует жаркое бабье лето.

– Хорошо бы, – передёрнула плечами собеседница.

И отвернулась, равнодушно обозревая надоевшие городские виды. Но оживилась, когда они оказались на лесной дороге. Приоткрыв окно, Жанна, раздувая ноздри, наслаждалась чудесными запахами,  глаза её светились.

– Как жаль, Альберт, – неожиданно обратилась она к тому, – что ты не расположен к семейной жизни. Мы могли бы продать наши квартиры, купить дом за чертой и не дышать больше смрадом мегаполиса. Наверное, я сумела бы и ребёнка родить, хотя в моём возрасте это проблематично.

Мужчина заметно смутился.

– Милая, – натянуто усмехнувшись, сказал он, – ты заметила, что поименовала губернский центр мегаполисом? Этим ты оказала ему великую честь.

– Не уходи от ответа, – внезапно рассердившись, прошипела та. – Мы встречаемся уже семь лет, ты вдов, я разведена, почему нам нельзя быть вместе?

Лицо Альберта окаменело.

– Мы уже обсуждали этот вопрос, – бесстрастно произнёс он, – но я готов повторить, что на то есть причины, назвать которые я не могу. И хватит об этом.

Наступило молчание. На ресницах Жанны повисли слезинки, но, мужественно смахнув солёные капли, она вновь повернулась к окну. Через пару минут опять зазвучал её голос.

– Ты странный, Аль, – задумчиво протянула она. – Чаще всего ты нежен и внимателен, но иногда становишься беспричинно злым и обидчивым. А эти твои отлучки…. Когда тебя нет, мне кажется, что ты устал от меня и подыскиваешь другую….

– Это не так, любимая, – прервал Альберт, пожимая и целуя руку женщины, – тебя мне не заменит никто, но я, действительно, не могу. Мы не можем. Прошу тебя, смирись, и пусть всё останется, как есть.

Такси остановилось. Расплатившись, мужчина обошёл машину и распахнул дверцу.

 

В небольшом кирпичном доме собралась большая компания. В основном то были друзья Жанны, но они хорошо знали и её пару, поэтому приветствовали обоих с одинаковым радушием. Когда хозяева принимали у них пальто, по лицу Альберта скользнула лёгкая тень и, наклонившись к уху спутницы, он шепнул:

– Милая, нам надо вернуться домой не позже полуночи. У меня осталась незаконченной работа, а завтра я должен отчитаться.

Эта фраза прозвучала довольно громко, её услышала владелица гостеприимного жилища, и, капризно надув губки, запротестовала:

– Нет, нет, Аль, мы тебя не отпустим. В полночь веселье только начнётся,  ведь сегодня мы охотимся на оборотня.

– Что?!

Глаза новоприбывших стали круглыми от удивления, а хозяин рассмеялся.

– Это Света придумала такую чудную игру. Если бы вы знали, как долго я провозился с реквизитом….

Он нарочито тяжело вздохнул, улыбнулся и, схватив гостей за руки, увлёк за собой.

Вечеринка удалась: пили умеренно, ели всласть и веселились вволю, но когда большая стрелка настенных часов остановилась на четырёх, а маленькая приблизилась к цифре двенадцать, внезапно погас свет. Послышались встревоженные возгласы, но Светлана успокоила присутствующих:

– Таковы условия игры. Скоро полночь, и за оставшееся время вы должны прочесть сценарий и распределить роли. А для создания атмосферы мы будем делать это при свечах.

Раздались смешки.

– Но почему вы решили пострелять монстров именно сегодня? – прозвучал вопрос.

– Полнолуние,  – таинственным шёпотом пояснил муж Светланы, принесший большой поднос, искрящийся огоньками.

Все кинулись к окну.

– Точно, – довольно подтвердил кто-то.

И добавил:

– А вы знаете, что оборотни не всегда остаются в зверином облике. Стоит луне спрятаться за тучи, как они снова становятся людьми.

– Откуда такие сведения? – прозвучало удивлённое. – Получается, что больного человека достаточно закрыть в помещении с непроницаемыми ставнями и…. Но это противоречит всем легендам.

Гости заспорили, а Жанна подошла к Альберту, мрачно разглядывающему ночное светило. Улыбнувшись, она взяла мужчину за руку.

– Ну, что, пойдём вживаться в….

Женщина не договорила, потому что тот, резко выдернув пальцы, шагнул к выходу.

– Я же сказал, что мне нужно уехать, – едва сдерживаясь, чтобы не вспылить, бросил он, – Вызовите такси. В полночь я должен находиться дома.

– Поздно, – торжествующе воскликнула Светлана, – она наступит через минуту, мы перевели часы назад. Таковы правила иг….

Хлопнула дверь, и послышался топот бегущего по асфальтовой дорожке человека. Вскоре всё стихло. Жанну пытались утешать, но, по-видимому, та настолько привыкла к поведению партнёра, что не выглядела ни шокированной, ни подавленной. В конце концов, её оставили в покое, толпа гостей рассыпалась по саду, и лишь тогда женщина позволила себе разрыдаться.

Новое развлечение понравилось всем. Из кустов слышались то весёлые взвизги, когда на кого-то напрыгивал «оборотень», то испуганные вскрики, когда кто-то находил обглоданный «труп», взрывались хлопушки, трещали ветки, над головами фланировал ветер, пытающийся набросить облачную чадру на бесстыдный лунный лик, и вдруг….

Прозвучал вопль, в котором слышались ужас, боль и мольба о помощи. Человек кричал и кричал, а когда он замолк, взвыли второй, третий, четвёртый голоса, послышался хрип, звук раздираемой плоти, жуткое рычание, и всё стихло. Призрачный свет померк, но было достаточно светло, чтобы разглядеть распластавшиеся на прогалине у озерца растерзанные мёртвые тела и застывшую в центре женщину. Она растерянно осматривалась, вздрагивая от каждого шороха.

– Жанна!

Та узнала бы этот голос из тысячи. Негромко ахнув, она кинулась к взлохмаченному и перепачканному спасителю, заставившему её проворно передвигать ноги по направлению к воротам.

– Скорость, нас спасёт только скорость, – бормотал Альберт, поглядывая на небо, затянутое облачным покрывалом. – Быстрее!

Он втолкнул спутницу в ближайшую машину, влетел туда сам и, повернув оставленный доверчивым владельцем ключ, понёсся в сторону города.

– Мы разобьёмся! – в панике выкрикнула Жанна.

– Пусть, – прозвучал ответ. – Лучше так, чем….

Не договорив, мужчина ушёл на крутой вираж.

– Ты думаешь, – в страхе поинтересовалась женщина,  – что нас преследуют?

Альберт не ответил, словно в забытьи, что-то шепча. Жанна прислушалась.

– Скорость, нужна скорость, – звучало рефреном,  – и убежище.

Неожиданно салон осветился так ярко, что внутри стала видна каждая деталь. Жанна решила, что они въехали на окраинную улицу, и уже собиралась с облегчением вздохнуть, когда услышала незнакомый густой утробный бас, в котором звучали нотки отчаяния:

– Скорость нам теперь не поможет!

Машинально посмотрев в окно и отметив, что не фонари, а луна, круглясь и источая медового цвета сияние, озаряет тёмную дорогу, женщина повернулась к водителю.

И оледенела. Не руки, а когтистые лапы стискивали руль, лицо Альберта на глазах менялось, вытягиваясь и превращаясь в морду зверя, тело обрастало густой шерстью, а из глотки рвался злобный рёв. Деформированная нижняя конечность с силой надавила на педаль, машина резко затормозила, её занесло и, перевернувшись, она кувыркнулась в кювет. Оглушённая пассажирка, чудом оставшаяся в сознании, сфокусировав помутившийся взгляд, увидела прямо перед собой кипящую зловонной слюной оскаленную пасть, откуда доносились произносимые коснеющим языком слова:

– Скорость нам не поможет….

Закрыв глаза, Жанна закричала.

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

+2
23:02
283
RSS
02:35
+1
ОЧЕНЬ понравилось!!! wonder thumbsup bravo
Рада этому! Благодарю! rose
Загрузка...
|