Покерный блеф про свободный рынок

Покерный блеф про свободный рынок
Аннотация
В нашей реформации всего то и требовалось заменить партийное руководство страны, погрязшее  в междуусобной борьбе за высшие полномочия — на высоко профессиональный хозяйственно-экономический менеджмент. Для чего самым подходящим моментом была отмена руководяшей роли КПСС. И это вовсе не означало начинать льстить Западу с его олигархическим снобизмом. 
Содержание
1. Откуда обрушился минимальный прожиток?
2. Что за монстр правополитического либерализма
3. Власть, меняемая скачками
4. Капитал-шоу с совками и коммуняками
5. Партийное шоу для беспартийной страны
6. Статистическая демагогия про безработицу
7. Адвокаты, богатые числом преступлений
8. Покерный блеф про свободный рынок
9. Кому рай и на Земле доступен
10. Дом, масштабом с государство
11. Почём же теперь пенсионер на рынке? 
======================================


1. Откуда обрушился минимальный прожиток?
 Трудно сказать, поверят ли наши потомки лет этак через 100, что когда-то в богатейшей России и в результате п р о г р е с с и в н ы х реформ — прочно вошёл в обиход массовый социальный термин "минимальный прожиточный уровень". Причём, официально, в рамках экономической политики и с кропотливым правительственным подсчётом: — сколько крупы, рыбы, молока и яиц требуется гражданину страны, чтобы только не протянул ноги.
Бред какой-то — скажут наверняка. Это что же за перечень такой, в котором не предусмотрены средства по обеспечению реализации элементарных жизненных прав человека и гражданина на здоровье, образование, культуру и все остальные сферы социального развития.
 Иными словами, на обеспечение всего того, на что успешно, почему-то, изыскивало правительство средства — до проведения прогрессивных реформ! 
Ведь если заметить, что одновременно с этим узаконили равные права, принадлежащие каждому от рождения, непосредственно действующие и не отчужаемые,  то минимальный физиологический прожиток означает, по сути, вычёркивание человека и гражданина из правового поля, по тривиальной причине отсутствия средств по реализации прав гражданина на все, прежде доступные социальные услуги.
По каким причинам произошло подобное — дело аналитиков. Но не выявив этих причин — не покончить с нуждой, относительной к растущему благополучию отдельного и меньшего контингента общества с переходом к свободной экономике на частной собственности с её классической поляризацией на богатых и бедных, что равно означает — на полноправных с избытком и бесправных.
=====
Как же на Россию мог обрушиться минимальный прожиток? А прежде всего — от разницы в оплате труда по новой праволиберальной концепции и прежней  леворадикальной по Марксу — которая  заключалась в том, что по первой труд полностью оплачивается наличными, а по второй — наличными только на ежемесячный текущий жизненный уровень плюс полное натуральное обеспечение по всем направлениям социального развития за счёт общественных фондов, зарабатываемых трудовыми коллективами без частных посредников-работодателей.
 А в этом случае и пенсион начислялся из наличной зарплаты — но с  с о х р а н е н и е м  натуральных услуг, которые уже не требовали особых расходов  семейного бюджета.
 Однако, с реформацией — все социальные услуги оказались переведенными  на свободные рыночные цены, а пенсион принялись  начислять всего лишь из, оказавшейся мизерной,  прежней ежемесячной зарплаты. 
 То есть, новый пенсионный закон не должен был касаться тех, кто до него успел честным трудом заработать базу для начисления пенсиона как из зарплаты, так и из полной стоимости натуральных услуг .
Таким образом пенсионеры и оказались на минимальном прожитке. Но кощунство состоялось в том, что реформация коснулась не отдельного, сравнительно небольшого контингента общества — а по сути всего трудоспособного населения России двадцатого века — создававшего её мощь и защитившего её от агрессии.
=====
 Вопрос другой — насколько легитимно вообще осуществялось подобное реформаторское кощунство?
    И хотите верьте, хотите проверьте — но в Конституции РФ 93-го года мы не найдём ни одного прямого положения об официальном переходе с централизованой экономики на свободно-рыночный курс.
А в конституционных полномочиях нового Правительства — даже сам термин "экономика" ни разу не упоминается. 
Та же Конституция обязывала признавать и защищать р а в н ы м   образом как частную, так и государственную и иные формы собственности! 
     И получается, что поголовная приватизация стратегических ресурсов, в  расчёте  заменить прежний курс на свободно-рыночный, инициировалась реформаторами и депутатами первых созывов — противоречащими Конституции подзаконными актами,  с переходом на рыночный курс банальным разделом прежней государственной монополии на ряд известных частных монополий — одним росчерком пера и в один момент подчинившие  себе диктующими тарифами и ценами — все остальные зачатки намечавшегося свободного рынка, по всей стране и в производстве и в быту.
И материалы, очевидно, архивные есть точные — кто и что инициировал и за что голосовал вопреки Конституции. А сами  долгожители от тех созывов и по сей день здравствуют в льготах и привилегиях . 
Полюбуешься на  них  и  скажешь  — а что?    От таких  и  станется!
=====
 Странное дело — какие бы реформы сегодня не затеять — все они ведут к "прогрессивному" капитализму. Да так, будто не только Евроамерика, а весь белый свет на нём клином сошёлся.  
Можно было бы смириться с этим и в России, познавшей социалистическую альтернативу. Можно, да не совсем! Поскольку только в России  от частной собственности и избавились, наконец, революционным путём и все последующие "реформы наоборот" могли означать всего лишь р е в а н ш  за поражение царской династии со всем её окружением и с возвратом богатейшей в мире российской бонанзы в лоно клановой аристократической Синекуры. Со всем остальным большинством народа в клерках, рабсиле и прислуге.
А судя по тому, с каким снобистским остервенением принялись рушить социалистические памятники и развешивать ярлыки типа "совков" и "коммуняков",  по тому, как старательно восстановили господскую Думу столетней  давности, и по тому — как запела Церковь про царскую династию в святцах и большевиков в антихристах -  и м е н н о  э т о  и  п р о и з о ш л о вместо перехода к прогрессивному капитал-изму. 
Но точно также отказ от идеологического занавеса с открытием свободных зон сношений с Западом и признанием западных же норм  м е ж д у н а р о д н о г о правового  поля — предоставили Западу великолепный шанс взять реванш у России и на международной арене — за многие поражения от русского оружия.
Но теперь не силой, а вполне цивилизованными правовыми нормами   противостояния коммунистическому тоталитаризму с тесным слиянием отечественной и зарубежной (эмигрантской) аристократии под общим флагом свободного праволиберального движения за свободную частную собственность без вмешательства в неё государства.
Однако, по простой незамутнённой логике — невмешательство государства и в новое понятие о частном праве могло бы быть вполне правомерным, если бы всё, что под ним творилось — оставалось добропорядочным и не вызывало необходимости применять Кодекс об уголовной и иной ответственности.
 Только в том и дело, что частное право — не готовый презент с небес. Оно, как известно, способно наполняться и честным трудом, и рабством, и военной силой, и грабежами с мошенничеством. А достаточно лишь успеть зарегистрировать частное право — как всё становится вполне легальным  и цивилизованным!
Международные нормы и принципы права тем и отличаются, что учитывают частное право легитимным и подлежащим международной защите независимо от способов его негласного материального наполнения! По меньшей мере либералы России поняли так. 
А самое кощунственное в том, что от самых дремучих времён с рабством — международным правом закреплена частная собственность на рабочую силу из живых людей с подчинением частному регламенту на предмет большей от неё прибыли. С чего, в сущности, начинался прозападный капитализм и к чему уже привыкли.
2. Что за монстр правополитического либерализма
 О левом радикализме известно кажется всё: и кто автор ( но только не Ленин и большевики), и чем характерен, и что предлагает народам мира. А так ли прозрачен — правый либерализм?
 Вопрос актуален в связи с тем, что будучи противоположны по политическим векторам — они имеют совершенно одинаковые цели: привести народы мира к царству свободы, экономического чуда и высших социальных благ.
Тогда в чём же расхождения?
 Известно, что правополитический либерализм предопределяет движение к светлому будущему в каждом частном порядке,  самостоятельном и свободном — без опеки со стороны государственной власти.
 И, спрашивается — кто бы против этого бастовал, если бы человечество целиком и полностью состояло из индивидов, готовых и способных самостоятельно открыть собственное дело, грамотно организовать его продвижение и успешно выдерживать конкурентную борьбу. 
 Но ведь это не так. По той простой объективной причине, что всякое общество состоит из талантливого меньшинства и большинства людей ординарного физического труда. И всё было бы пристойно — развивайся эти контингенты самостоятельно и независимо один от другого.
Только вспомнить придётся — с чего вообще начинался либерализм: с движения за свободу от рабства и колониальной зависимости. Известен, также, и российский либерализм, ратовавший за отмену крепостного права при монархии, телесных наказаний в армии, за более широкое открытие больниц и школ для неимущих, за замену единоличной монархии конституционным строем с более чётким утверждением прав и обязанностей каждого гражданина общества.
Но никто, похоже, и не заметил — как тот прогрессивный либерализм свернул на современный, противоположный естественно-природному закону выживания и развития в общественной форме бытия — путь борьбы за свободу человека от человека и от общества, мужа от жены, детей от родителей, школяров от педагогов и мужчин от женщин — вплоть до полной утери половой ориентации, а всех вместе — от власти и от государства. Это-то что за монстр политический такой. И почему же праволиберальные силы оказались в России не в фаворе ?
=====
   Казалось бы, потому, что в ней ещё сильны левые настроения простонародных масс, получивших предпочтение  в постреволюционной государственной политике 20 века. Однако — суть не только в этом.
  Она ещё и в том, что в прямую противоположность лозунгам правых сил о ставке на свободное  талантливое предпринимательство — умники-бизнесмены не стали растрачивать свою энергию на разработку девственных земель, организацию собственных предприятий и убедительный показ всему населению явных преимуществ частной собственности и менеджмента — перед общественной собственностью и менеджментом.
Они при полном покровительстве реформаторской власти и с введением двойного гражданства, а также равного права аборигенов и заезжих купцов на российские земли с природными богатствами — просто взяли, пришли и купили уже разработанные участки вместе с готовыми и непрерывно действующими стратегическими источниками доходов,  вместе с населением, на них проживающем и персоналом, их обслуживающим. Вместе с созданой этим  же населением  — общенациональной,  и уже физически неделимой на частные куски, инфраструктурой.
 Но именно так в дремучие века европейские цивилизаторы выменивали у первобытных аборигенов драгоценности — на цветастые лоскутки, блестящие осколки от зеркал и стекляные бусы, которые к 21 веку — цивилизованно заменили на паперные банкноты. Это, конечно же, не могло пройти незамеченым и  правые силы уже терпели фиаско при попытке прорваться в официальную власть демократическим путём.
     Впрочем, в дополнение к этому и в отличие от классической приватизации — она в России катастрофически усекла общенациональную казну, перенаправив львиную долю доходов в сейфы горстки частно-корпоративных энергетических монополий, принявшихся наращивать рыночные цены, так и не найдя сдерживающих конкурентов внутри страны. И опустив при этом общую казну до сравнительно мизерной доли налоговых процентов — на все без исключения государственные  задачи и проблемы, как внутренние, так и внешние.
   Однако, рядом с официальной, успела сформироваться  вторая негласная власть — финансово-экономическая власть ведущих частных корпораций, полностью отвечающая убеждениям правых сил. Власть — к которой пошла на поклон и официальная, оставшаяся таким образом безденежной. Теперь пользуясь этими преимуществами, добытыми, по сути, колониальным путём ( не создав ничего нового) — правые силы пытались выправить прежний снобистский настрой и путём различных бонусов, завлекательных презентов и, якобы, частным снижением цен себе в убыток — подкормить всех недовольных обедневшей официальной властью с её тощими лимитными  окладами. И на этой основе объединиться вновь для полного карт-бланша.
=====
          Ещё на слуху горячие праволиберальные заверения в успешной реанимации централизованой экономики — чередой особо талантливых бизнесменов, при   условии их обеспечения приватизированой собственностью и свободой рыночных отношений.
 Обнадёжили, хоть и начали, однако, с лукавства обыкновенного, обратившись к товару зарубежному, дабы заполнить пустые прилавки импортом. И посодействовав, естественно, бизнесу не тутошнему, а тоже зарубежному. 
      А, впрочем, неизвестно — куда именно смотрели господа Явлинские с Институтами Гайдара. Но на Западе для начала никаких особых талантов не требуется., кроме банального долготерпения в предвкушении благоприятной конъюнктуры — где и когда разорится чей-нибудь готовый бизнес, грянут природные и другие катастрофы, непременно повышающие бедственный спрос и цены, или начнётся-таки временная анархия со сменой власти и временно- бесхозной собственностью.
                И как только такое случается — слетаются туда, как то вороньё на падаль. дабы вдоволь поживиться на чужой беде.
      Ну и зачем было новым авантюристам приобретать нетронутую целину с её не разработаными богатствами, да проводить геологоразведку, да копать-бурить шахты-скважины, да копошиться с инфраструктурой, да искать-налаживать оборудование, да мытариться способами проб и ошибок?  
 Вот оно, уже кем-то приготовленое, и по беде  временно бесхозное. А тут и власть по той же беде во временном финансовом цейтноте. Да неужто не отдадут по цене лома и квадратного метра запущенной земли? ( Это если исключить прямой сговор с властями).
                Тут -то и подсуетятся деловые таланты, почувствовав полный консенсус  на махровую  аферу, вместо бизнеса: под квадратными метрами — бездонные кубы бесценного сырья, с сотнями процентов чистой, непрерывно выкачиваемой прибыли. Течёт и по сей день, куда — известно. 
3. Власть, которую меняют скачком
Кажется — все признают, что свобода необходима человеку как воздух.
Очевидно — все понимают, что в самой свободе заложен широчайший диапазон её применения — от первоначального избавления от какой-бы то ни было зависимости и вплоть до полной анархии. 
Наверное — уже все прочувствовали, что позитивная свобода немыслима без высокой личной ответственности за результаты её соотношения с  т о ч н о                т а к и м  же  желанием её многими.
 Но не все ещё понимают, что свобода  п о л и т и ч е с к а я — способна стать самым цивилизованным способом покорения непокорных.
  Способом, который показал всему миру, как самые завзятые проповедники либерализма, в собственной европейской цитадели и на принципиальной свободе политических убеждений — взлелеяли марксистский режим, пустили его по всему миру и только спустя полтора столетия благородно осудили его — но уже не за свои ошибки.
Теперь очередной заход свободной Европы ещё на один  виток — задавить марксистский режим в других странах. Но уже не пушками, а той же самой, уже провереной свободой политических убеждений и пусть, вроде того, сами себя изводят на нет погрязанием в свободных идеологических распрях и систематических  дезорганизующих протестах с требованиями чуть ли не ежеквартальной смены неугодной власти.
 Диктатура конечно же способна скатываться к волюнтаристской автократии. Но она также способна вызываться чрезвычайно безответственным распространением вальяжной свободы политических убеждений и поступков в соответствии с ними — вплоть до анархии.
 О чём и свидетельствует европейское явление миру марксизма, осуждённого в качестве тоталитарной диктатуры. Явление, кстати — логично продублированное и в иной интерпретации, осуждённой в Нюрнберге.
А если Европа,   как инициатор  революционных переворотов, гегемонии одной партии с преследованием инакомыслящих и непримиримой борьбой с верой в Бога — идею Марксизма осудила, то либо осудила прежде всего собственный просчёт, либо эту идею нельзя рассматривать иначе, как провокацию с призраком коммунизма, пущенную по миру с целью революционных переворотов и тоталитарных режимов — пока не поняла какого мощного конкурента она взрастила этой идеей.
 И что характерно — Запад и сегодня не чурается насильственного экспорта демократии извне, предлагая внутри самих обществ заменять скачковые революционные перевороты на бархатно-оппозиционные.
 Но как показала действительность — бархатные и цветастые покрывала не только не отменяют варварство с переделом собственности, культуры и социальных ориентиров, а загоняют его в латентный затяжной процесс.  Тогда в чём же ещё проблема?
А она в том, что дело вовсе не в форме смены власти, а в самом факторе смены власти — которая в любом случае оказывается скачковой по отношению к устоявшемуся национальному менталитету — принципиально не  п о д д а ю щ е м у с я  никаким скачкам, кроме принудительных!
 Подлинно брутальная революция вовсе не ограничивается одной столицей, а начинает разворачиваться по всей стране — с каждым последующим скачковым законом. Не варварами и подстрекателями, а законными силами нового правопорядка и в таких масштабах — по сравнению с которыми сугубо столичные разборки  с позициями и оппозициями, танками и жертвами, путчами и лебедиными песнями — покажутся банальной и примитивной мышиной вознёй.
 Демпферным прогрессивным моментом в подобной ситуации способна служить лишь узаконеная и основательная преемственность новой и прежней власти. Но именно этот демпфер в России напрочь отвергли истерической кампанией со стремлением во что бы то ни стало предать анафеме осуждённый Европой российский двадцатый век.
На место которого пришли мытарства с безработицей, безудержным ростом цен и выпуклым эгоизмом, расколовшим прежние коллективные товарищества всей страны на частные вотчины, с частными же юристами и адвокатами, страховщиками и банками, фондами и всеми без исключения видами социальных услуг на одной и той же основе извлечения прагматической выгоды из массового клиента.
4. Капитал-шоу с совками и коммуняками
  Вопрос — кому всё же больше импонируют отношения капиталистические или проклюнувшиеся из них марксистские. И для этого зададимся ещё одним элементарным вопросом — от чего прежде всего зависит успешное индивидуальное шествие по жизни? Ответ очевиден — прежде всего от индивидуальных уровней способностей и талантов. Как не менее очевидно, насколько широк дипазон этих уровней в любом обществе — от способности всего лишь к ординарному физическому труду до таланта к фундаментальным умственным творениям.
     То есть, если каждому индивиду предоставить свободу и самостоятельность — то, совершенно естественно, не  п о л у ч а е т с я  никакого равенства ни по признаку материальной состоятельности, ни по правам человека, реализуемым теми же материальными возможностями. Но тогда о каком же свободном, но равенстве запели цивилизованные Конституции, предоставляющие каждому индивиду выживать и преуспевать по принципу — кто как может?
  А мало, оказывается, частному таланту собственных  способностей! А подавай ему вот эту армию ординарного наёмного труда и в самом широком диапазоне — от производственного пролетария до сельхозбатрака и лично-семейной прислуги.  И, конечно же — с подчинением их свободы собственному регламенту.
 То есть — труд-то тоже получается не свободный, а подчинённый. А если быть точным, то пока существует необходимость наёмной армии труда — ни о какой его свободе и речи быть не может.  Тогда какая, спрашивается, разница — трудиться на частного работодателя, как на посредника между населением и государством, или непосредственно на свой муниципалитет (регион), минуя частных посредников с их ответвлениями доходов?  И на каком же таком демократическом основании труд государственный стал считаться не свободным, а труд на частного посредника — свободным?
 Для чего же и без того талантливым индивидам потребовалась наёмная армия ординарного труда — уж не озаботился ли каждый из них состоянием всей экономики и общественным благополучием всего народа, решительно переступив через прагматическую психологию? 
Нет, конечно. Но и не личная это прихоть (кроме собственной прислуги), а естественная закономерность, по которой ни одно, сколь угодно талантливое умственное творение не станет приносить сногсшибательных доходов, пока не воплотится в массовый поток рукотворных твёрдо-ценностных изделий. 
И  в таком случае выходит, что всё многовековое дворцовое великолепие России возведено вовсе и не талантами, не способными и гвоздя за всю жизнь забить, а простыми рабочими руками. И титулованное семейное благородство никак не обошлось без прислуги, так замечательно очищавшей талант от всякой бытовой грязи.
 И что же мы делаем заумный вид в определении, кого же считать подлинными патриотами своей земли — баронов или батраков? Тех, кто всего лишь психически (душевно)переживает за её судьбу или тех, кто из поколения в поколение вкладывает жизненную созидательную энергию в её обустройство?
А ведь из определения патриотизма выплывает куда как более прагматичная проблема. Например — это по какому же джентльменскому этикету, право коренных жителей уравняли с правом на неё заезжих-проезжих гостей? Может быть кто-то назовёт на западе столь демократичную семью, в которой гость, не успев переступить ещё и порога — просит зарегистрировать его в качестве полноправного члена семьи, начинает шарить по сусекам, откладывая для скупки приглянувшиеся раритеты и попутно поучать, как этой семье жить бы следовало?  
Наверное — нет. Наверное — любая семья даст подобным гостям  более  подобающее определение — хамы. Но конечно же — имеющие место не без участия местных поклонников хамства.
=====
        Спектакль под общим брендом "Капитал-шоу" раскручен на частной форме собственности. А точнее, на том, что в прямое продолжение традиций рабских времён — было определено, что в частной форме собственности может иметь место и        р аб о ч а я   с и л а, от чего уже давно отвыкли! 
Так ведь оказывается — это вовсе и не прихоть какой-нибудь местной власти. Весь земной шар опоясала концепция, по которой наиболее эффективной считается экономика, порученая частным талантам  с  той самой частной собственностью на живую рабочую силу, и при непременном условии не только невмешательства государства, а с предписанием государству создавать все наилучшие условия частному таланту!  
        Да и кто они такие — эти частные таланты? Может с учётом государственной важности — для них определён официальный статус, гарантирующий высочайшие деловые и моральные качества, организаторские способности, опыт, образованность? 
Или это спонтанно возникающие по собственной инициативе, никому ещё неизвестные субъекты — с претензиями на талант? Перед нами же картина и того, как  таланты, проходящие всесторонний  э л е к т о р а л ь н ы й   отбор — и те умудряются извлекать личную корысть посредством своих талантов. А бизнесменов-то, овладевающих  судьбоносными функциями работодательства, организации и распределения доходов — кто сопровождает авторитетными рекомендациями, рассеивающими все  сомнения в их высочайших талантах? Чему же удивляться, когда из этих талантов то тут, то там так и прёт лохотрон. 
      А — принимай, государство, на иждивение от налогов со всего населения, ибо плохо ещё видимо создаёшь условия частному таланту! И во время кризисов не забудь им же подсоблять. А как же! Пусть ещё покуражутся над всеобщим экономическим чудом! 
Разве что, придёт государство на очередную сходку Союза свободных бизнесменов, да поклонится, да и уговорит пожертвовать на социальные нужды  населения, на содействие по результатам стихийных бедствий, на приоритет отечественных инвестиций перед зарубежными.
 А уж там — как получится и как Бог пошлёт. А в это время великое множество малых и средних предпринимателей, с которых по сути и начинается  любое подобие свободного рынка — ждут не дождутся содействия государства, изворачиваясь, кто как может, под гнётом и частных монополий и чиновничьего беспредела, тоже почувствовавшего себя свободным. 
И вроде как невдомёк государству, что не на частные таланты в   э к о н о м и к е  сделана ставка, а на укоренявшуюся веками на западе мировоззренческую частную позицию, с прагматическим меркантильным подходом по всем направлениям и сферам жизнедеятельности, включая государственные и властные, правохранительные и судебные, культуру и образование, здравохранение и нравственность,  внутреннюю безопасность и безопасность внешнюю. Во всех без исключения разбудили инстинкт частной наживы.
=====
         Ну а как же быть с миллионами сограждан, оказавшихся дешёвой рабочей рыночной силой? И тех же бюджетников, просто не имеющих возможности заниматься частными доходами? Да и пенсионерами, фонд которых только и исключительно для работяг ( ведь вряд ли какой частник начнёт отчислять свои доходы в этот фонд)?   Может (как многие ещё убеждены) — не противиться природе с законом, открытым Дарвиным, а пусть слабое звено вымирает по естественному отбору ради улучшения рода человеческого?
         Не получится. Общество людей — не флора, в которой раскидистое дерево затенило своей кроной молодое растение и то засыхает. Без слабого звена  не         с о с т о я т с я   миллиардные доходы у частных талантов, и вообще — к р е с т  надо ставить на главном достижении цивилизации, названном свободным рынком вместе с рынком труда. А именно поэтому, прежде чем слабое звено перестанет бороться за своё существование — из него повытягивают всю возможную жизнеспособную энергию.
 А делается это просто — затратил работяга физическую энергию и обязан её полностью восстановить через продукты питания, купленые на заработаные деньги. А вот этих денег можно чуточку недоплатить. Ну кто заметит, как тот или другой трудяга недоел одну картофелину, грамм масла или десять милилитров молока? А пусть, вроде того — больше трудится и догоняет по зарплате. 
Но больше потрудишься — ещё больше и потребуется. И так до гробовой доски. Да ещё может  пенсионный возраст сочтут крайне необходимым отодвинуть хотя бы на годок. А там и молодёжь на смену к услугам частному таланту — пролетарским, батрачным и гувернантским.
                              Прямо скажем — не гуманен естественный отбор в принципе, а без него не состоится свободно-рыночное движение к пресловутому экономическому чуду. Но ведь есть же в таком рынке нечто подвижническое — например, та же массовая состязательность или конкуренция. Да только эта состязательность действенна исключительно в  р а в н о в е с о в ы х   (равносословных) категориях. 
Ибо о том, что заведомо сильнейший задавит заведомо слабейшего — известно давно уже и без Дарвина. Только дело в том, что сильными не рождаются, а все когда -то начинали со слабых. То есть — шансы во времени каждому требуются.
  А равенство, в поисках которого погрязли утописты — всё-таки обязано иметь место. Но для этого тем утопистам требуется  спуститься с заоблачных идей и философских материй — на тот самый физиологический уровень, который окончательно задвинули на задворки духовной ауры.
Физиологический уровень, на котором жизнеспособность каждого индивида находится в прямой зависимости от   р а в е н с т в а энергии растрачиваемой, и не только на труд, а на любое перемещение в пространстве и времени — с энергией, требуемой для немедленного и адекватного восстановления через продукты питания, приобретаемые на зарплату. 
И поскольку ни один частный талант не способен самостоятельно добывать сногсшибательные доходы, и не мыслит себя без наёмной армии труда, а сами деньги с неба никак не валятся, подобно библейской манне небесной — то нет никаких оснований не предполагать, что миллионные излишки одних являются миллионными недостачами другим, в результате манипуляций с обеспечением равенства жизнеобеспечивающего баланса.
=====
    Итак. Одно дело — неравенство внешнее, естественно-природное, регулируемое. И совсем другое — неравенство внутреннее, осознано, а то и умышленно нагнетаемое и прямо генерируемое свободно-рыночным достижением цивилизации — для получения конъюнктурной выгоды одних за счёт других.
 А это уже далеко не естественный, а очень даже продуманый искусственный отбор, который, конечно же не служит улучшению рода человеческого, а является прямым подтверждением его разделения на "золотую" верхушку и весь остальной род человеческий, оказывающийся по сравнению с ней в постоянной относительной нужде.
=====
     Капитал-шоу в 21 веке состоялось на фоне снобистского разрушительного отрицания т.н. совков и коммуняков. Но естественен вопрос — почему   ш о у, почему ловко раскрученый спектакль? Да потому, что по исторической логике событий — никакого принципиального осуждения коммунистического режима так и не состоялось.
 Мало того — с этими режимами продолжается налаживание деловых, финансово — экономических и других отношений, а такой же режим в КНР вышел по этим вопросам на передовые международные позиции. 
Спектакль — потому, что коммунистический режим, осуждёный ПАСЕ — и инициирован не в России и вышел не из сибирской тайги, а   о т т у д а   же,               о т к у д а   и   ПАСЕ.
 До марксизма и без марксизма — в патриархальной России ни о какой организованой революции с переворотом власти (кроме стихийных терроров да бунтов, ни, тем более, об атеизме с непримиримым богоборством  — и   н е   п о м ы ш л я л о с ь !  
 Спектакль — потому, что вот этот снобистский замес из совков и коммуняков прямо указывает, что ПАСЕ интересовало осуждение не столько злоупотреблений Ленина и Сталина, сколько всей системы советского хозяйствования, аналог которой в национальном варианте успешно продолжается в КНР. Системы хозяйствования вместе со всем народом, подавляющее большинство которого было вообще беспартийным.
Режиссёрам, продюсерам и спонсорам спектакля удалось добиться главного — разворота щедрых российских ресурсов от внутренних нужд — свободным потоком, через частно-корпоративные монополии -  вовне, в обмен на пресловутый паперный капитал. При одновременном политическом расчленении нации изнутри -  посредством лозунгов-заманух о свободе, вольготной демократии и очередном процветании в ближайшем будущем. 
 Не  п о л у ч и т с я. Вопрос о б эффективности того или иного типа экономики — по меньшей мере неоднозначен и больше накручен политическими лозунгами-заманухами ещё с периода откровенного идеологического противостояния. 
Но если и свободно-рыночную потрясают рецидивы основательных кризисов, если и хвалённый Евросоюз уже открыто  требует выходить из кризиса вовсе и не частными талантами, а не иначе, как за счёт снижения зарплат, повышения тарифов и увеличения налогов, продления возраста выхода на пенсион и прочих ограничений устоявшихся прав человека, если при этом и в ЕС требуется содействие (вмешательство)  ц е н т р а л и з о в а н н о е, если и в самой России экономикой правит вовсе и не рынок, а частно-корпоративные монополии, удачно переименованные в  о б щ енациональные достояния России, то какая же, спрашивается, разница, кто диктует условия экономике, государственная монополия или частная?
=====
     Коммунизм и марксизм — принципиально разные вещи. Первый несёт чисто абстрактную философскую идею, утопающую в бесконечном туманном будущем при условии достижения высшего уровня каждого индивидуального  осознания  нравственности. А второй прежде всего предложил непримиримый антагонизм в качестве единственного  способа, якобы, прогрессивного преобразования обществ. 
Тот антагонизм, который теперь никуда не исчезает, только меняя сословные знаки на обратные, и обрёк всю страну на один и тот же заколдованый круг с граблями — кто в предшествующем веке был никем, тот в последующем станет всем. И всякий раз — с разрушением до основания.
 Тот антагонизм, который превратил всю, казалось бы, конструктивную оппозицию в жесточайшую подковёрную схватку за власть — на государственных  постах и в региональных администрациях, а рыночную состязательность — в подпольную  конкурентную борьбу без правил.
 Но самое нелицеприятное — когда отечественные нео-либералы, очевидно, поражённые политическим вирусом предпочтения и превосходства частных талантов в пику 20 веку — вместо того, чтобы гасить разбушевавший антагонизм, видеть прежде всего в собственном народе подлинного носителя суверенитета и единственный источник власти,   олицетворять исконый патриотизм с гордым  первопроходческим брендом "Советский Союз", герб которого достал аж до Луны и к  которому, хочет кто или не хочет, непременно возвращаются ежегодно в день Великой Победы с демонстрацией всему миру — не преминет вторить режиссёрам Капитал-шоу с совками и коммуняками, намекая на никудышнее наследие советского народа с его историческим периодом, и именно им прикрывая явные провалы бездарной реформации.
=====
    Оказывается — права, которые принадлежат каждому от рождения и неотчуждаемы — есть для каждого младенца всего лишь великодушное "добро" сверху, благоволительно разрешающее ему реализовать их свободно и самостоятельно, в меру способностей каждого!
   Оказывается — право на жизнь снизу можно скрупулёзно подсчитать, ограничиваясь минимальной корзиной прожитка, в которой нет, разумеется, ничего излишнего для каких-то там ещё прав и свобод, а такая же прикидка по максимальной беспредельной — является ни чем иным, как покушением на свободу личности! И в этот абсурд свято уверовали. 
  Оказывается — права тех, кто преступил закон и мораль просто обязаны быть непременно и полноценно защищены, несмотря даже на то, что тем самым и одновременно уничижаются попранные и без того права многочисленных жертв от этого преступления!  И в это свято уверовали.
   Оказывается — в статус частной собственности наряду с традиционной недвижимостью и по сей день входит так называемая "живая рабочая сила", в том числе и из своих же сограждан, которую позволительно, как когда-то, отбирать словно лошадей из табуна поздоровше и подешевше, а за ненадобностью — вышвыривать на попечение общих налогов с населения!   Оказывается в качестве придатка к традиционной недвижимости можно ещё и запросто продавать и покупать в том числе и огромные людские контингенты!  И в это свято уверовали.
Так может и в целом — принципы права взяты из тех времён, когда торжествовало рабство, а самих рабов и за людей-то не считали?  Заглянул в учебник по обществоведению — точно! Из рабского Рима.
5. Партийные шоу — для беспартийной страны
       А на фоне подобного контраста вполне логичен вопрос, на каком правовом основании и в новой России в формировании власти отдаётся предпочтение политическим партиям — при общем  равенстве общественных объединений перед законом.  
Вариант ответа — по сложившемуся стереотипу столетней давности, по которому считалось, что политики были самым образованым авангардом  по отношению к широким простонародным массам.
Но сто лет назад и доступ к образованию был уделом привилегированных сословий, коренным образом изменившийся вплоть до общедоступного, за счёт государственных общественных фондов. И сегодня, судя по качественному и особенно количественному соотношению партийных адептов с беспартийным обществом — только сами политики и могут ещё утверждать, что они по-прежнему впереди остального народа.
               Но, конечно же — никакой они уже не авангард. Просто, из всех равноправных объединений, в единственных политических — сохранилось их прежняя главная цель решать все общественные проблемы только через смену власти, включая досрочные, т.н. оранжевые, а точнее, диссидентские, то есть — с возможностью прямого влияния на смену власти из-за рубежа. И это несмотря на то, что особые случаи досрочной смены предусмотрены цивилизованым парламентским порядком.
Да только вот в чём проблема. Мир наш таков, что все в нём поделены на учеников и учителей. И вполне естественно, что кровные родители учат уму-разуму детей своих, а высокоопытные наставники делятся знаниями и опытом с подопечными, уже независимо от степени их родства. 
А кто эти — партийные, трибунные, системные, а тем более бессистемные? Где достали право учить нас — как нам жить? В какой мы с ними степени родства? Каким практическим опытом и свершениями заслужили всеобщее признание, вместо его накачки ажиотажной агитацией и пропагандой?
Никто из них ни лично, ни партиями — не способен собственными силами и средствами на практические подвижки во имя народа. Они уподобились тому чужому дяде, который манит конфетами, для того, чтобы уговорить (ни много, ни мало) — дать им власть над тобой, над твоими налогами, над общими для всех природными богатствами, над огромными денежными потоками страны! И лишь только тогда они попытаются тебя  "осчастливить".
              Пошлите снизу аналогичный вопрос на предвыборные трибуны. И дождитесь интеллигентного ответа. Остужает горячие головы похлеще полицейских дубинок.
6. Статистическая демагогия про безработицу
   Но что больше всего поражает — это как легко теперь в системе экономических отношений государства с претензией на правовое гражданское общество — власть  оперирует цифровыми показателями по количеству своих равноправных граждан из особого контингента безработных. 
Ведь это какой-нибудь молоденькой статистке за компьютером может быть и всё равно — что скрывается за этими цифрами. Но существуют  целые Институты социологических проблем, которые знают досконально — что  скрывается за сухими цифрами показателей. Интересно — что же именно?     А вот что.
 Сказать, что за каждой статистической единицей стоит один человек с гордым названием равноправной личности-гражданина своей страны, значит ещё ничего, по сути, не сказать. 
Не отдельная личность, а  глава семьи из двоих, троих и более — таких же живых людей, возлагающих на него надежды по части семейного дохода для реализации жизненых прав, вербально продекларированых принадлежащими каждому от рождения и неотчуждаемых. 
 Оказывается — за сухой цифрой подушной статистики по безработным — сегодня тоже стоит Х о з я и н! Полноправный хозяин своей немалой семьи, первый и самый непосредственный Гарант её жизненного уровня и благополучия, а стать безработным — это целая трагедия, обусловленная совпадением факторов перечёркивания жизни, потраченой на приобретение любимой профессии — с прекращением средств на приобретение другой и не любимой.
 Выходит, при подсчёте миллионов безработных никто и не думает умножать вдвое, втрое и в большие разы — тех, кто вместе с безработным главой семьи остаётся без средств для реализации жизненных прав?
 Ну а если этот глава, для того, чтобы иметь достаточный и гарантированый источник семейных  доходов — потратил, по сути, треть всей жизни только на то, чтобы получить образование, приобрести достаточный опыт и стать хорошо оплачиваемым спецом своего дела, да вдруг не пришёлся ко двору какому-либо частному работодателю? 
 Ведь как легко начать советовать протестовать против частного произвола, да искать сочувствующих, да таскаться по судам — а когда же зарабатывать?
 Ему, что же — прикажете ещё столько же потратить на приобретение другого образования и опыта. Так ведь он именно в этот момент и остаётся без необходимых для этого средств. Или кто-то полагает, что  достаточно и фирмочек для временной поддержки семейных штанов  поверхностной переквалификацией?  Не до любимой профессии — лишь бы ноги не протягивал?
Но кто же сегодня гарантирует, что кое-как пережив с семьёй и этот поворот судьбы — он снова и уже на склоне лет не окажется в точно такой безработной ситуации?
=====
Вопрос-то совсем в другом — откуда государство взяло право снимать с себя полномочия главного работодателя своих граждан  и вверять их судьбы и жизни никому не известным ни по моральным, ни по деловым качествам, ни по авторитету — частным работодателям? 
Заведомо зная, что рабочая сила подешевле из своих же сограждан и манипуляция ими — и является самым лёгким и доступным источником обеспечения частной роскоши, и что при свободном рынке безработица вовсе не случайность, которая устраняется увеличением рабочих мест, а постоянный и целенаправленно генерируемый атрибут, без которого не будет ни рынка  дешёвой рабсилы, ни самого свободного рынка.
 И в каждом частном случае — безработица способна доставать любого, увеличивай ты рабочих мест хоть на двести процентов. Поскольку не от количества рабочих мест она зависит, а от того, с какой ноги сегодня встал хозяин — частный работодатель!
 Не говоря уже о последствиях частных массовых локаутов, в том числе и по так иногда выгодной кому-то причине — вовремя обанкротиться. Гарантированные рабочие места — это не для частных, а государственных предприятий! 
То есть, для тех, кто не желает мытариться с безработицей и неуверенностью в завтрашнем дне, выход один: — государственные предприятия от муниципальных до федеральных, организовать которые государство просто обязано. 
 Какие у него, в сущности, могут быть весомые основания, чтобы продолжать вопиюще антигуманную тенденцию лишения человека средств к достойному существованию, не говоря уже о полной реализации каких-то жизненных прав и свобод ?
 Наработан ли хоть мало-мальский опыт со времён марксизма по искоренению и этого социального зла, объективным сравнением с трудом без частных посредников — с непосредственным трудом на своё Отечество и семью, или и его уже зачислили в разряд непотопляемых?
И разве власть не тревожит тот вопрос, что государственный бюджет превратился по сути в тривиальную кассу взаимопомощи из одних налоговых поступлений только потому, что природные и трудовые источники его наполнения настырно приватизированы для частных бюджетов, в том числе и с необузданной роскошью.
Как кому нравится :  безденежная власть, избираемая народом из лучших представителей по организации природных и трудовых ресурсов — и частная роскошь владельцев этих же ресурсов, никем не избираемых и спонтанно возникаемых всего лишь по критерию денежного капитала, который, как известно, вообще "ни чем не пахнет"?
  Ведь если всё же отказаться от дряхлых стереотипов, то частная и государственная формы собственности — они не для того, чтобы исключать одна другую, а для того, чтобы на реальной практике показывать преимущества одной перед другой, со свободным выбором частных или государственных гарантий, талантами или большинством индивидов ординарного труда.
А не доходит до экономистов-либералов, что именно в частной системе — безработица не просто становится неизбежностью, а приобретает свободно-плавающий или ползучий характер.
Очевидно, и  с приходом цивилизации к равным правам и свободам, чести и достоинству каждого человека и гражданина — под нынешним безработным продолжается понимание "бесхозного пролетария" Маркса полуторавековой давности.
 А трагедия уже в том, что в отличие от того пролетария — безработными, с тоской от безысходности,  становятся и высокообразованные Личности, имевшие по своей любимой профессии заслуженный авторитет: учёные, врачи, педагоги, деятели культуры и как правило уже на склоне лет.
Трагедия потому -  что новый уровень преступности это уже не издержки пережитка низкого уровня сознания, а результат щедрого пополнения маргинального потенциала отчаявшимися безработными, включая профессионально подготовленных спецов из частных вооружённых формирований.
Трагедия потому — что оказаться современным безработным теперь прямо означает выталкиванию его и из правового поля вообще, по тривиальной причине прекращения средств для полноценной реализации продекларированных прав и свобод — с переводом на уровень  нужды.
======
А ведь с рабством покончено ешё когда и оно окончательно осуждено и официально запрещено. И это будет верно — если иметь ввиду рабство от силового внешнего принудителя. А оно — это рабство никак сдаваться не хочет. Действительно, силовое — оно на фоне ярких речей о демократии, о правах и свободах личности — уж больно неприличным стало выглядеть. Пусть, вроде того — и раб становится свободным.
   И вот тут он и выплывает — невидимый и коварный внутренний принудитель на достойную смену внешнему, имя которому — *нужда*.  Принудитель — в котором и винить-то некого, кроме, разве, пресловутой судьбы.
Та самая нужда — которая заставляет вроде как по своей доброй воле и выбору соглашаться на любые, вплоть до рабских, условия и соглашения с работодателями и щедрыми кредиторами, лишь бы остаться на плаву самому — а значит семье и начавшемуся было успешно намечаться потомству.
  Нужда — котрая начинает лихорадочно искать любые пути в обход добропорядочных законов и кодексов о труде, о морали и об ответственности — лишь бы остаться живым если не самому, то семье и потомкам, в надежде, что может им больше повезёт.  
Не повезёт. Вот тут-то с судьбой всё в порядке: богатый, как правило — родит богатого, крутой — крутого, а нищий — обязательно нищего. 
А если дело вовсе и не в судьбе, а в генеральной концепции со вполне осознанной поляризацей людей на суперсостоятельных и минимальных прожиточников?
 Значит, свободы полно — да прожиток минимальный, и на том бы продержаться, благо власть ещё есть государственная. Ну чем не тихое, свободное и вполне цивилизованное подобие рабства? И это не считая того, что особенно модным стало — с успехом использовать нужду от необразованых. некомпетентных, безхитростных, наивных и доверчивых и всех прочих, пришибленых судьбой.
7. Адвокаты, богатые числом преступлений
Можно было бы и эти проблемы успешно разрешать, если опираться на новые правовые Суды. А именно тут, в последней инстанции по справедливости — и всплывает пресловутая проблема богатых и бедных!
Представим себе неимущего истца, которому положен один государственный бесплатный адвокат и нашкодившего, но имущего ответчика, располагающего деньгами, на которые он имеет возможность нанять свободного и сколь-угодно матёрого адвоката, а за его спиной таких же экспертов и советников,  и всех вместе — способных прямо в зале суда поменять виновного на невиновного и наоборот. 
А ведь речь не о взятке или подкупе, которые отслеживаются и преследуются по закону, а о вполне свободном найме юристов высшей квалификации, какой  только может позволить капитал, в сравнении с неимущим истцом ! 
Но состоятельность адвоката на свободных гонорарах зависит не только от суммы одного потенциального преступника за свободу от тюрьмы, а множества таких желающих. И тогда оказывается, что богатство  богатству рознь, а богатству свободного адвоката способствует не что иное, как увеличение количества преступлений. 
А уж кому ешё, если не опытному юристу — профессионально поспособствовать именно такому увеличению и так, чтобы никто и не подкопался.
 Прибавьте к этому откровенное недоумение: — как могут присяжные заседатели, не принимая участие в длинной цепи поисков, расследований и иных действий профессиональных правоохранительных органов — вдруг на одном заседании взять и определить свой, отличный от профессионального, но значимый выше, вердикт.
Ведь в таких ситуациях и именно в правовых судах — должно бы следовать немедленное расследование высшей инстанцией причин разногласия в определении дальнейшей судьбы человека.Но как же можно противопоставлять длительной и кропотливой работе профессионалов — всего лишь поверхностное  ознакомление с этой работой за одно заседание?
=====
Однако, на противоречиях, которые существуют между интересами личными и общественными — немало и иных коллизий.
Материальное состояние архитектора, например, становится прямо зависимым от того, чтобы как можно больше разрушалось и сносилось зданий по его же проектам.
Врача — от как можно большего количества больных и им же недолеченых.
 Преподаватель вполне профессионально способен разделить один экзамен, (а чиновник — один приём посетителя) — на три захода. Слесарь обязательно отремонтирует краник так, чтобы его вызвали снова.  Депутат обязательно отстоит слабое место в проекте закона и никто лучше него не будет знать — как его затем использовать для извлечения личной выгоды в уже государственных масштабах.
=====
 Выходит — иметь частную собственность для успешного продвижения экономики явно недостаточно, а в довесок к ней требуются ещё и качества, такие, которые именуются совестью, способностью согласовывать личные интересы с общественными и чувство высокой личной ответственности за свои деяния.
Может быть такие есть и наверняка такие есть. Только как же могли их выявить радетели за обновление России. предлагая общественную собственность в частные руки всего лишь по одному критерию — кто больше заплатит? Выходит — полная свобода стекольщикам, чтобы успешно богатели за счёт как можно большего количества разбиваемых стёкол.
8. Покерный блеф про свободный рынок
А теперь обратимся к классической теории децентрализованной экономики на частной собственности и свободном рынке, который якобы саморегулируется без вмешательства государства некой "невидимой рукой"-- по "отцу экономического чуда" Адаму Смиту. Но...
1.Но достаточно развернуть хотя бы часть свободных талантов, (на которые либералы возложили надежду решительного подъёма жизненных уровней россиян), от сферы экономики на все иные сферы социального развития — как богатство начинает прибывать не от совместных со всеми успехов, а от ущерба, имеющего  естественные причины или прагматически организуемые и покровительствуемые теми же талантами.
 Значит, даже не поднимая  проблемы с широко распространённой подпольной и контрафактной сферами свободного рынка — добропорядочный престиж предложений, удовлетворяющих общественный спрос — никем и ничем не гарантируется.
2. При этом цены, именуемые свободными, становятся таковыми не потому, что сформировались в результате действительно свободных рыночных отношений, а совершенно по иным мотивам и предпочтениям отдельных диктующих монополий. 
Единственное объективное повышение рыночных цен — есть повышение качества товаров и услуг. Но в связи с тем, что именно децентрализованный  свободный рынок имеет устойчивую тенденцию поляризации населения на крайние сословия  по имущественному признаку — цены, повышаемые и качеством товаров и услуг  становятся в разной степени недоступными для большинства населения с меньшей материальной состоятельностью, а тем более для тех, кто официально переведен на минимальный прожиток.
3. Не принимается во внимание тот реальный фактор, что далеко не все индивиды располагают способностями и возможностями становится самостоятельными   участниками свободного рынка и таким образом влиять на саморегулирование рыночных цен.
 И тогда все, кто решал и решает  оставаться на благородном поприще служения общим для всех государственным задачам — оказываются в явном проигрыше с выбравшими свободные доходы и становятся  на иждивение, с прямой зависимостью от них своего уровня жизни. 
4. И самое существенное, связанное с переходом на принципы демократии с электоральным отбором лучших представителей общества по распоряжению общенациональными природными и трудовыми ресурсами. 
И если так, то частный рынок со свободным обретением тех же полномочий не по мандатам, а одному лишь критерию финансовой состоятельности, которая, как известно, вообще "ничем не пахнет" --  вступает в прямое противоречие и разрушение демократических принципов. С продолжением уже и легитимного  диктата во власти тех, кто и до власти обласкан пропагандой превосходства граждан над своими согражданами.
   И остаётся только удивляться — куда смотрит отечественная наука?
======
    Выходит — Марксу  можно было и не нагружаться томами исследований неадекватной эксплуатации, с исходящими из неё призывами строить лучшее общество через непримиримую борьбу крайних сословий. А всего лишь убедительно доказать необходимость централизованного (государственного) регулирования любых форм собственности и деятельности.
  Но, конечно же, если речь действительно идёт о движении ко   в с е о б щ е м у  экономическому чуду, которым и прельщают обывателя, подцепляемого в лучшем случае на кредитный плен.
=====
Наверное, никого уже не удивить тем, что экономика с её неразлучным спутником в форме финансовых потоков — делится на легальную и нелегальную-теневую, или такую, которая скрыта и от глаз людских и от воздействия  каких-либо законов. Вопрос лишь в том — каково соотношение легальной и теневой составляю
никто не возьмётся определить — каков  нераскрытый потенциал теневой деятельности, накапливавшийся из поколения в поколение в режиме благополучного ухода в подполье от любых форм  меняющихся  режимов власти. Конечно же, государствам удаётся  " отмывать грязные деньги", но удаётся только тогда, когда тайное уже  становится явным.
А что значит отмыть грязную банкноту, добытую, например, производством и продажей наркоты, совершенно ничем не отличающуюся от банкноты, заработаной созидательным трудом и творчеством -  кроме  выявления самого источника банкнот? 
Значит грязные банкноты совершенно спокойно перемешиваются в той же тени с чистыми -  д о   т о г о,  к а к   т е н е в ы е   ф а к т ы становятся открытыми для общественности и власти, и, подменяя одни другими, уже совершенно легально присутствуют во всех без исключения финансовых операциях, направляемых в экономику и политику, в формирование власти, в образование и здравохранение, культуру и спорт, на подъём жизненного уровня, вплоть до элитного и гламурного.
 Тем более, когда пропагандируются  свободные  рыночные отношения с экономикой на частной деятельности, без вмешательства государства  в неприкосновенный статус частного права.
Для массового  обывателя нет в этом ничего особенного, в точности по традиционному  рыночному правилу — какие банкноты достались, такие и отоварил. Но, очевидно, финансовые профи-акулы просто не желают замечать, что  тормоз социального развития вовсе и не в коррупции, а в тотальной зкспансии теневых банкнот и их владельцев — обожателей легкого и скорого накопления частного капитала, перед  чем  меркнет Маркс, взбудораживший было мир ( и Россию) кощунством неадекватной эксплуатации с извлечением из созидательного труда прибавочной стоимости частными работодателями. 
9. Кому рай и на земле доступен?
Господа либералы, конечно же, и не собираются упоминать об основной цели российской социалистической революции по освобождению низшего социального звена трудового народа от массовой и чрезвычайно неадекватной эксплуатации буржуазно-монархическим сословием.  Они, конечно же, до сих пор так и убеждены в том, что идея коммунизма рождена именно в недрах России большевистским простонародьем, но никак не в Европе -  авторитетнейшим  учёным Марксом, за что последняя и должна бы разделять ответственность вместе с Россией за все последовавшие социальные потрясения.
 На нынешнем аналитическом "историческом процессе" — речь идёт о событиях вековой давности. Но не вообще, а  в  притяжке к современному Идеалу прав и свобод человека, ещё только в 1948 году ставшими ме.ждународными нормами. 
И до которых вся международная политика строилась на известном принципе пресловутого естественного отбора сильнейших за счёт эксплуатации и вымирания слабейших. И который превратился в очень даже искуссный, под общими императивами — победа над врагом  (конкурентом) любыми способами, а если не ты врага, то он тебя!
   Не ведали об этом международном соглашении ни Адольф Гитлер (из Европы), ни Наполеон Бонапарт (оттуда же), ни тем более древние Императоры, взращивающие известные Империи силовым порабощением соседних богатств, территорий и народов, на них проживающих  
И до сих пор почитаемых величайшими полководцами всех времён и народов.По какому же такому чудесному мановению и Ленин и Сталин и их идейный прародитель Маркс могли взять и опуститься до благородного обустройства общества на современном Идеале всеобщих прав и свобод?

  Так  разве дело в европейских правах и свободах? Оно в том, что как раз в  исторической ретроспективе, именно  Европа являлась непредсказуемой и даже коварной и не раз дискредитировала всеобщие права и свободы попытками порабощения чужих природных и людских ресурсов. И нет никаких потуг изменяться, если её ударный кулак  НАТО — не только не ослаб с прекращением Варшавского Договора, а только усиливается за счёт него.
    А, впрочем, объективнее всего о тщетных попытках господ либералов  — свидетельствует непременное большинство голосов, постоянно отдаваемых российским обществом  их оппонентам. И за это большое спасибо российскому телевидению.
Но самый главный вопрос современности  — кто же перед кем должен каяться благодаря инсинуациям, которые полились, как из рога изобилия на Россию 20-го века с позиции норм и правил Международного права. Россия перед Европой — или совсем даже наоборот!
Да, действительно, с этой позиции она не в полной мере соответствовала Международному праву по проблемам разделения ветвей власти на самостоятельные и независимые, равенства прав граждан перед Законом и Судом и организации самих независимых правовых Судов.
Но подобная оценка была бы не столь предвзятой, если бы удосужились поставить те же вопросы предшествующей царской монархии про разделение ветвей власти, равных правах граждан и наличию независимого правового Суда.
К тому же правовые нормы и правила стали международными только после того, как Советский Союз совместно с инициаторами будущих правовых норм одержали победу над ещё большим злом из Европы — фашизмом, что лишь подтвердило жизнестойкость советского уклада на избранной национальной основе без строго-правовых норм и правил, особенно в экстремальных ситуациях. 
А, впрочем, до момента принятия правовых норм весь  мир, очевидно, существовал по своим национальным правилам, порой не очень близким к Международному праву.
Претензии к варварству русских большевиков при переходе к советскому укладу были бы и сегодня правомочны, если бы варварства не стало куда как больше и при Международных нормах права! Выходит, обычное это дело — варварство, когда чьим-то интересам потребуется?
Никого вождь большевиков не обманывал, обещая заводы и фабрики рабочим, а землю крестьянам. Обман утверждался лишь теми, кто привык к тому, чтобы заводы, фабрики и земля непременно находились в частной собственности.
Но в том-то и дело, что вплоть до 20 века российское общество делилось на помещиков и крепостных, барство и батрачество. Но не от того, что вторые были менее способными, а потому, что тоже становились частной собственностью — как какой-то предмет или домашний скот, на срок их годности по усмотрению барина. 
Это, что ли отвечало равным правам перед Законом и Судом и вновь вернулось в Россию? 
А потому и назревала отмена свободной частной собственности — с заменой на централизованное регулирование и защиту прав и свобод всех граждан.
Никто Россию 20-го века не разваливал, лишь резче обозначилась разница понятий о свободе в извечном споре "западников" и "славянофилов".  Элементарных понятий о том, что самой Свободе совершенно безразлично, каким её потокам открываются шлюзы — чистым, мутным или и с целыми ошмётками мусора и грязи. И трудно даже представить, что стало бы с человечеством, не научись оно возводить очистные сооружения на пути свободных потоков.
Да только  оценка преимуществ и недостатков разных концепций будет объективной и справедливой — хотя бы за равный временной период их развития. То есть — всё ещё впереди.
======
И сегодня — то, что на Западе расценивается как ограничения прав и свобод "режимом Кремля и Путина"- на самом деле есть стремление Кремля и большинства команды Путина к полной свободе, только всему добропорядочному! Чему и препятствуют множественные злоупотребления такой свободой. И борьба с ними, пожалуй, и есть самое святое дело на Земле.
=====
А чем-то принялась Россия выбиваться из наезженной колеи ведущих цивилизаций. Может быть тем, что распростерлась аж на двух континентах? Или тем, что не изнежена благоприятным климатом?  Или принципиальной неуступчивостью покорятся агрессорам? А может медвежьим, не очень расторопным менталитетом самого народа? 
Так ведь она всегда была такой и отлично понималась западным миром. И Империей прирастала так же, как чисто европейские, с той только разницей, что заморских колоний не имела, да без цветного рабства обошлась. И можно ли назвать другую такую страну, в которой медвежья нерасторопность оценивалась бы таким количеством исторических бунтов?  
Видимо, широчайшие просторы России и послужили стимулом для тяги к большей свободе от существующих ограничений через бунты, один из которых  по причине двоевластия-безвластия и завершился победоносной революцией, оказавшейся прецедентом избавления от барства за счёт народа  — и для всей мировой практики.
Конечно же, западным странам было не понять, как можно столь варварски обойтись со своими же согражданами и заодно порушить традиционный уклад вместе с благородством, культурой, искусством и наукой. 
Но разве великолепные дворцы и храмы культуры, искусства и науки возводились " их благородиями", а не народными трудовыми руками?
Разве благородство рождалось само по себе — не будучи очищенным от весьма неблагородных дел — прислугой из того же народа? 
То есть, в сущности, народ распорядился тем, что было им и построено — с одной и вполне справедливой задачей  развернуть и приблизить уклад вместе с культурой, искусством и наукой к себе.
=====
Только как можно было предугадать, что вовсе не в народе с рядовыми коммунистами, а на самом верху политической надстройки над общегражданской властью — бывшее барство может быть продолжено и на коммунистической подкладке?
 Или поверить в то, что один из высших партийных руководителей, достигших социальных высот именно на коммунистической подкладке — вдруг заявит всему миру, что российский народ со всеми своими достижениями заблуждался, да так, что будто сам он и не направлял на этот блуд, а всего лишь радел за свободу российского народа.
Как выяснилось — за свободу личности от общества и власти, детей от родителей, школяров от педагогов, жён от мужей в свободном сожительстве, депутатов от избирателей по вручении мандатов, а мужчин от женщин, вплоть до полной утери половой ориентации. 
За новое расчленение земель России на свободные частные вотчины, за новую поляризацию на богатых и бедных, (а теперь читай — на полноправных и бесправных) !
За свободный рост цен, безработицу и минимальный прожиток, за равные права на Россию богатых заезжих купцов со всего света, за импортную продовольственную и иную экспансию, за вальяжную свободу нравов, за беспрецедентные рекорды по нуворишам и олигархам и ещё за много чего свободно-теневого. прямо дискредитирующего подлинно позитивный смысл свободы — массовыми свободными злоупотреблениями. 
 А что — если подобных свободофилов и по сей день ещё хватает и в Парламенте, и в Правительстве ?
=====
 Проблема бедности, в сущности, витает над человечеством от самого сотворенияживого мира. Но особо остро она стоит не самой по себе, а в сравнении с рядом существующим миром богатств. 
Применительно к живой человеческой энергии — те богатства как раз и добываются ординарным физическим трудом по производству продуктов, товаров и ресурсов, без спроса на которые — просто не мыслимо само существование человека и только потом всех последующих ценностей, способствующих прогрессу существования, включая движение к материальной и иной состоятельности. Но какое движение -самостоятельное или и за счёт других тоже?
А  точнее — за счёт использования  жизненной энергии других, которая по законусохранения жизни должна немедленно восстанавливаться, во избежание тенденции на утрату здоровья и дееспособности. И именно по этому естественно-природному закону стоимость физического труда должна быть по меньшей мере — не ниже любого иного, связанного с меньшими затратами жизненной энергии.
И тут решающее значение приобретает существующая и по сей день принципиальная разница в оценке физического труда и умственного творчества, несравнимых по затратам жизненной энергии, но по стоимости на восстановление жизни — в обратно пропорциональном порядке. 
И таким образом от самых рабских времён узаконена легальная неадекватная эксплуатация физического труда непосредственных производителей жизненно-необходимых продуктов, товаров и ресурсов, а недооценка их труда и составляет суть миллионных прибылей частных распорядителей трудом и его оценкой — по своему усмотрению и в полном соответствии с концепцией свободно-рыночных отношений без вмешательства в экономику государства.
А потому, ссылаясь на реформацию государственной экономики в частное предпринимательство, превратили в частный бизнес с извлечением прагматической выгоды   в  с  ё  — жильё, образование, здоровье, культуру, спорт и отдых, уровни жизни и много чего ещё, что оказалось зависимым не от власти, избираемой самим обществом, а от  бездушных свободных цен на рынке. Так, что впору задаваться вопросом, что  же чем верховодит — бездушные деньги умами людей, или всё же умы деньгами?
Но тогда о какой же свободе труда и творчества можно вести речь, кроме господско-барской, которая добывается прямо пропорционально денежному капиталу, принявшемуся манипулировать умами всех остальных бесталанных и талантливых. 
А уточним — денежному капиталу заведомо неизвестного происхождения, легко смешивающимся с откровенно преступным и античеловечным, самогенерирующимся через проценты прибыли и затем свободно через международный рынок обменивающимся на готовый твёрдый залог, производимый жизненной энергией всех, менее талантливых и загоняемых в социальный тупик, именуемый прожиточным минимумом — для того, чтобы всегда существовал широкий выбор для найма таких же, воспользовавшись концептуальным невмешательством государства в частные междусобойчики, именуемые свободным бизнесом. 
Тут хотя бы одному  объективному статистическому органу решиться за два десятилетия на подвиг и  гласно опубликовать — кому и скольким открылись экзотические горизонты свободы,  а кому оказалось наоборот, не до жиру, быть бы живу! 
А куда же, спрашивается, смотрит официальная демократическая власть, которая установила вручение полномочий по распоряжению общественными землями с природными богатствами, а также денежными потоками и трудовыми ресурсами (а по сути — судьбами всех граждан и самого государства) — лучшим представителям общества, прошедшим через общественный электоральный процесс?
======
А куда она может смотреть, если реформаторская Конституция, принятая в период самых активных разбродов и шатаний, прочно закрепила равное право на земли России — коренного населения, не обладающго частными миллионами и гостей из подполья и из-за кордона с денежными мешками?
Узаконила свободное мультигражданство с наиболее выгодным выбором Родины и национальности, свободное перемещение и обмен капитала на наиболее  выгодный по личному эгоистическому усмотрению. Хотя всё это требовалось прежде всего внутри самой России — между национальными субъектами РФ, для того, чтобы вновь вырасти до конкурентоспособности международного уровня вместе с дружественными соседями.
 Отказались от идеологии, обязательной для всех ( государственной ) — значит официально отказались в том числе от единственной, имеющей на это право идеологии общественной нравственности и гуманизма! А свято место пусто не осталось, тут же заполняясь свободой нравов — то есть той же свободой денежного мешка.
Так разве всё это не является достаточным аргументом для того, чтобы научно обоснованно определить необходимость и достаточность верхних пределов доходов  в одном и том же обществе с нищими, бомжами, новой армией неимущих лимитчиков и безработных вообще, выгодно отторгаемых, как помехи частной прибыли — на попечение государства. То есть, тут-то, оказывается,  государство просто необходимо и почему бы его не попользовать завзятому эгоисту к собственной прагматической выгоде? 
 Ведь даже установленый законом нижний предел заработной платы — для свободного работодателя равно означает, что вполне законно этот предел не повышать никогда.
И пусть, вроде того, государство  забирает на себя все заботы о повышении — дополнительными пособиями. А также — обманутых дольщиков от частных мошенников, ищет капитал, талантливо от них умыкнутый, содержит армию безработных и их семей  и много чего ещё, в том числе укрытого святой неприкосновенностью частного права на  э г о и з м.
Но где, спрашивается,  брать на всё это средства, если источники наполнения  бюджета — природные и трудовые ресурсы проданы  в частные руки?
Как кому нравится подобный абсурд от изначальной реформации — избираемая обществом власть на поклонах у никем не избираемых нуворишей с тёмным   частным капиталом?
=====
Но ведь зато частные промоутеры и продюсеры — в состоянии устраивать (особенно в столицах) самые разнообразные кастинги и конкурсы и арендовать высокопрофессиональные жюри с целью выявления и раскрутки наиболее талантливых претендентов на всеобщую известность на поприще сценического искусства и художественного творчества и по свободным ценам с учётом прибыли от претендентов. 
А одному, очевидно, богу известно — сколько будущих Примадон — никогда не появятся на этих кастингах только потому, что не смогут прилично (модно) нарядиться и добраться до кастинга из вертолётной глухомани по одной и той же банальной причине недостаточной ещё для этого материальной состоятельности. То есть — бедности, принципиально генерируемой свободно-рыночной экономикой. И всё же добираются.
Добираются только потому, что и в бедности всегда имеется стартовый капитал -прелести собственного тела, вполне способного заменить денежные капиталы иублажить любого продюсера почище денег. Но никак не ублажить всю многочисленную состоятельность рекламную.
 А потому вполне возможны ситуации, в которых материально состоятельная бездарь становится куда популярнее и востребованнее, чем подлинные, но бедные ростки многочисленных талантов.
======
Россия и сегодня "щедрая душа" по рекламе. А для кого именно — щедрая?
Если хотя бы чисто условно представить соотношение потенциала российского природного богатства с количествоом населения, которому оно предназначено, то, очевидно, что понятие "минимальный прожиток россиянина"никогда не соответствовал понятию "Государство Российское" — ни при царях-монархах, ни при компартбоссах, ни сегодня. То есть, каждый россиянин должен бы начинать свою жизнедеятельность со стартового капитала не менее нынешнего миллиона. 
Но не для того, чтобы  жировать на нём, а начинать реализовывать все конституционные права на развитие полноценной жизнедеятельности, которые объявлены принадлежащими каждому от рождения и никем не отчуждаемыми! 
С потолка что ли пришло это положение Конституции или только для того, чтобы ублажать избирателей одними декларациями?  Кто же, спрашивается, их отчуждал и отчуждает? В буквальном смысле п о к у п а я  деньгами  свободу в меру их наличия, а если выгодно, то и продаваемой точно также меркантильно — прагматически. Ибо вся прозападная система — продажно-покупная во всех смыслах и вопрос лишь в том, какая от этого и кому — частная выгода. 
Сегодня надо делить общество уже не по старинке — на богатых и бедных, а на свободных и несвободных, полноправных и бесправных. И это в 21-м уже веке!
 Полагаем, например, что  свободно практикующий частный врач — никак не нарушит клятву Гиппократа, а для него это  с в о б о д н ы й   б и з не с, которому клятва как раз и не даёт становиться материально состоятельным. А от чего же  тогда зависит его состоятельность? Очевидно, только от того, как профессионально он разделит одну предстоящую операцию (процедуру) на три платных. Но в целом-то  за счёт увеличения больных и им же недолеченых?  Разве и это не абсурд?
Но точно также никто, кроме педагога, тяготеющего к свободной практике, не может так профессионально доказать рыдающей матери, что её вундеркинду дляуспешной сдачи экзамена (зачёта) необходимы не менее трёх заходов!  То есть, тот же бизнес  на недообразованых и самими же недоученых?
И по сей день гадаем, отчего каждое лето полыхают пожары, бесжалостно уничтожающие лесные общественные богатства страны? Да так, что и виновных не найти, кроме природной стихии, и на неё списать и ущерб и немалые силы исредства на восстановление ущерба. 
А требуется всего лишь уточнить — нет ли в общественном лесу свободных от вмешательства государства частных вотчин со свободными частными пожарными, развернувшими прибыльный бизнес на как можно больших пожарах и, самими же, поджигающих леса, с целью скрыть следы преступлений? Этим-то стихия  прямо бездонный кладезь богатства и — улик никаких, кроме козлов отпущений из мирных туристов, да пресловутых коротких замыканий в столицах и мегаполисах, в век прогресса с отсекателями любых видов всяких замыканий.
Но ведь точно также — по всем общественным (государственным) министерствам и ведомствам по природным богатствам и государственным достояниям страны.
А что же делать чиновникам, у которых нет свободных доходов, разрешёных  Конституцией по всей стране, а вместо них только скупая власть и никоим образом не доходная Присяга, вроде клятвы Гиппократу? Верно -  попытаться совместить и то и другое  рыночным обменом власти на деньги, но, конечно же — в темноте подковерья и с минимумом свидетелей, при подстраховке двойными паспортами. Но удобнее всего полюбовно поделиться властью с супругой и родственниками, да и сделать из них множество источников свободных доходов.
А самое печальное в том, что т.н. бюджетники, занятые на благородном поприще решения общих для всех государственных задач на лимитированых окладах и зарплатах — заведомо проигрывают частникам со свободными доходами по всем социальным благам, товарам и услугам. Разве это не социальный парадокс?
Разумеется, здорово было бы порешать проблему бедности и богатства с господами и батраками — мирным путём, но ведь поняли это единицы, вроде господ Нобеля  в Европе, да Третьякова в России.
Так разве и это не абсурд?
=====
Но ради всего святого, кто и где определил, что частные корпоративы не просто честные, а честнее государственной власти?  Они нам кто — кумовья, сватовья или бескорыстные товарищи с услугой на услугу, вместо денег за услугу? Ими же, как минимум, становятся те, кого сам народ, а не денежный капитал выбирает во власть. Детей же учим не доверяться чужим дядькам с конфеткой в руках. А теперь и всё население уподобили наивным дитяти!
Во власти во все времена воровали и воруют народные деньги только потому, что она же всесильна и укрывать своё воровство. Будь она хоть у царей, хоть у компартбоссов, хоть у частных олигархов. 
 И только в последние годы пришла идея и практика общероссийского национального фронта. Если, разумеется, и он не стал близнецом Государственной Думы — фактически превращённой в политический съезд столетней давности в беспартийной и внеидеологической стране. 
Но как же не понять, что именно за политическими убеждениями легко скрывать различного рода преступные махинации, что именно такие убеждения по нынешнм правовым нормам не подлежат преследованию и что именно такая власть относительно легко и мирно разгромлена в 20 веке весьма смутной политической оппозицией — вместе со всем конституционным строем, чего не в силах была осуществить ни одна вооружённая европейская агрессия.  
И сами снова заложили политическую мину под властью и страной.
Как могут один-другой миллион политических адептов быть репрезентативны многим десяткам миллионов беспартийных? 
А ведь всего-то и требовалось для сохранения и реабилитации экономики — сменить политическое руководство страны на более эффективный хозяйственно — экономический менеджмент!
10. Дом, масштабом с государство
 Похоже, сегодня (не как прежде — по домыслам из-за идеологического занавеса), а по реальному, почти четверть вековому наложению прозападной концепции на социалистическую — уже нельзя не видеть, что Европейская идея капиталистического всеобщего благоденствия — такая же Утопия, что и марксистский коммунизм.
 То есть, для благоденствия в с е о б щ е г о — это есть условия, прямо исключающие одни других, и значит оно  невозможно до тех пор, пока частные корпорации не прекратят свободно манипулировать массовым спросом по собственному узко-прагматическому усмотрению, не перестанут извлекать выгоду хотя бы из спроса, вынуждаемого болезнями, бедностью, стихийными бедствиями и социальными потрясениями. 
Иными словами — пока, наконец, каждый бизнесмен сам не дорастёт до уровня  осознания и озабоченности общим положением и состоянием дел в экономике и социальной политике. В сущности и Коммунизм предполагался не иначе, как с достижением именно такого осознания каждым участником его строительства и не иначе. Но там хотя бы задача ставилась по текущему формированию высокого сознания строителей лучшего будущего.
Сегодня уже нельзя не отдавать отчёта в том, что в пост-реформаторской России никаких рыночных отношений, кроме традиционных местных базаров, и тех подмятых под частное усмотрение, кого и как пускать, свободно или за мзду — нет и не могло возникнуть принципиально. 
Поскольку для хоть какого-то намёка на продвижение к среднерыночной цене — прежде всего требовалось соорудить и организовать, как минимум, ещё по одному конкурентному и не менее грандиозному РАО. Однако и прежние изначально возникли в качестве частных монополий не из свободного рынка, а из готовой прежней, естественно-природной.
 А потому и принялись манипулировать всем без исключения населением и предпринимательством по своему усмотрению цен на энергетику. И, в свободной теперь манере, дружно направились на рынок внешний, дабы ещё больше укрепить политически накаченный доллар — не переработанным на местах сырьём, сырцом и полуфабрикатом, через ставший свободным международный рынок.  
=====
Но если к феномену Советского Союза подходить не с позиции прозападной идеологии, а с позиции делового вне идеологического предпринимательства, то с этой позиции и окажется, что именно в 20 веке российский народ сумел в кратчайшие исторические сроки обойти прозападных частных монополистов, организовав всего лишь одну-единственную корпорацию — масштабом со всю страну! Кто бы из частных монополистов на западе не возмечтал о том же в своих странах?
И тоже с извлечением прибыли, но в отличие от частной прибыли прозападного типа, направляемой прежде всего на роскошь частных работодателей и собственное же развитие корпораций — с прибылью от общего труда без частных посредников между населением и властью. Прибыль, предназначаемую для всего без исключения населения страны. 
Таким образом реализовался социальный (социалистический) принцип опоры власти на большинство народа, централизованно объединяемый в коллективные хозяйства — на уважительной и равноправной основе, независимой от имущественного и иных социальных признаков. 
=====
Но разве не к тому же призвали правовые нормы, ставшие международными лишь со второй половины 20 века? И как же можно быть равноправными перед Законом и Судом по имущественному признаку — при одновременной поляризации свободным рынком именно по этому признаку!
Конечно же, однопартийная власть воспользовалась своим монопольным положением для особых себе привилегий, вплоть до барства и на коммунистической подкладке, уже соорудив в своих апартаментах коммунистическое благоденствие, раздобрев от которого и всем  пообещала его уже к 80 году 20 века. 
И победу социализма дважды объявляла, хотя первым реальным подтверждением этому пришла победа совсем иная, отстоявшая его и от внешней агрессии. Конечно же она пользовалась отбором наиболее дешёвой рабочей силы, пиарила отдельные рекорды и совершила ещё немало  п е р в о п р о х о д ч е с к и х  ошибок, поддавшись на крючок марксистского (из Европы же) непримиримого антагонизма.
Но уже не вычеркнуть из мировой Истории то, что при всём при этом, она сумела изыскать средства и на заработную плату наличными и плюс на гарантированное обеспечение в натуральном виде далеко не малой стоимости всех социальных благ. Исключила мытарства с безработицей, а также беспризорность и различные формы спекуляции. Всё, что на западе облагородили свободным легальным бизнесом и вновь вернулось к нам. 
А, главное, обеспечила максимальный ценовой доступ ко всем сферам социального развития не отдельным состоятельным, а  к а ж д о м у,  в  качестве      с т а р т о в о г о  к а п и т а л а  для последующего развития. И это оказалось — уникально и беспрецедентно для развития действительно   в с е о б щ е г о.
=====
Однако, думается :  для того, чтобы оправдать ошибки с обещанными сроками наступления благоденствия для всех — отдельная и известная часть партийной Элиты решила, что эти ошибки стали возможны не из-за её политического волюнтаризма, а из-за недостаточной свободы в стране.
 Но какой, спрашивается, свободы — философской абстрактной или для конкретного продолжения прежнего строя и в отличие от капиталистической альтернативы, с полной свободой  всего  д о б р о п о р я д о ч н о г о — талантливого и пытливого, активного и креативного. 
=====
Однако, сторонники капиталистической альтернативы так и не поняли, что абстрактной свободой развалился вовсе не СССР, а всего лишь политическая власть над СССР. Но и сегодня кто-то считает, что переход к политическому плюрализму во власти над народом, получившим полную свободу выбора, в том числе не примыкать к частным партийным идеологиям — будет способствовать дальнейшему развитию демократии… содержанием политической власти на  деньги народа, преобладающе беспартийного. 
Значит, примыкай или не примыкай, а содержать политическую надстройку над общегражданской властью придётся. Причём уже явно не являющейся репрезентативной свободному от частных идеологий большинству, а тем более без прежнего "единого Блока партийных с беспартийными". 
Но демократия — она либо равно-гражданская, либо — никакая, с перетеканием в неё тех же, кто и до власти обласкан пропагандой превосходства над согражданами, и прежде всего по имущественному признаку. 
Достаточно и того равнодушия, с которым льётся реклама о том — как хорошо кормить отборным мясом любимых кошечек — то время, как внимающий рекламе  сам, возможно, перебивается с хлеба на соль или максимум на минимальном прожитке.
Кто бы спорил — конечно хорошо. И кошек кормить отборным мясом, и хоромы иметь шикарные, и авто покупать дорогущие, и нанимать прислугу, вплоть до здоровой, но бедной материнской утробы, дабы родила им здоровых детей.
Только получается, что те, кто занят на благородном поприще решения общих, для всех без исключения, государственных задач — в явном проигрыше с теми, кто выбрал свободные доходы.
 Ну а если и дальше последовать подобной тенденции свободного выбора свободных доходов — кто же останется на благородном поприще лимитированной государственной службы с решением общих для всех задач, в том числе и по движению ко всеобщему благоденствию?
=====
Кем и как трактуется понятие общества? Это что — конгломерат свободных личностей, которые выбирают свой свободный путь с перемалыванием общественного достояния в личнй комфорт, роскошь и гламур?
 Или Дом и нечто вроде большой семьи, объединённой глубинными традициями и государственными границами, веками вкладывающей в его обустройство свою жизненную энергию и сами жизни для спасения от хищных супостатов? 
Однако, западные цивилизаторы, веками (от рабских времён) зашоренные свободными частными междусобойчиками господ с простонародьем — не могли понять, как же можно не менее успешно расти и развиваться без "их благородий", владеющих денежными потоками, землями с природными ресурсами и рабочими местами со средствами производства?  Как по тому же доверительному принципу организовать производственно-товарную экономику?
Оказалось, что можно. Врач, например, или учитель — оказывали свои   специфические услуги прежде всего за то, что строители построили им жильё, энергетики обеспечили электроэнергией, работники ЖКХ — постоянным ремонтом, пищевики — продуктами питания, текстильщики — одеждой.  
И так по всем необходимым для роста и развития специальностям, с учётом специфики труда и лишь дополнительным взаимозачётом в денежном эквиваленте. 
Для стартового начала нового бытия этого было более чем достаточно, но самое главное — все социальные блага и направления развития стали максимально доступными по деньгам не отдельным состоятельным, а к а ж д о м у, как индивидуально, так и коллективам, в том числе по производству отечественных средств производства. 
 Вообще известны русские традиции совершенно бескорыстного оказания содействия тем, кому оно требовалось. Например, в случае пожара в одном из домов — "всем миром", не сговариваясь и не выставляя никаких условий, устремлялись тушить пожар и точно так же восстанавливали погорельца. 
Оставались ли при этом в накладе? Да ничего подобного.  Из тех, кого выручили — каждый сам себя считал должником каждого, кто оказывал содействие и таким образом формировался общий потенциал готовности в любое время ответить таким же бескорыстным содействием любому, в нём нуждающемся.
Ничего подобного не могло бы иметь места, не объединяйся россияне в сплочённые товарищеские коллективы, независимые от имущественного и иных социальных отличий.
Выходит, Россия уже тогда предвосхитила нынешние нормы равенства прав человека, независимого от имущественного положения, зафиксированные и в новой Конституции РФ. 
Но ещё получается, что сегодняя эти же нормы остаются всего лишь декларацией на бумаге — для т.н. частных акционерных объединений, образуемых и действующих в прямой, опять же, зависимости от имущественного положения каждого члена в нём?
И когда говорим, что сила в коллективе — это прежде всего означает испытание надёжностью реально равноправных сотоварищей, хотя бы потому, что каждый из них есть одновременно и самые первые свидетели и судьи, всегда негласно предостерегающие от предательства общих интересов в пользу своей прагматической выгоды, вроде той, которая в частных корпорациях со свободными личностями не осуждается в качестве "карьеризма по головам своих коллег", не брезгающего никакими потаёнными махинациями.
Так разве равноправные товарищеские объединения не есть самая непосредственная и действенная профилактика всего сонма теневых, подпольных и подковёрных махинаций  — в мощное содействие официальным судам и всей правоохранительной системе?
Осознает ли новое российское имущее сословие, что жить в одном обществе с неимущими — всё равно, как если  приходить к постели  голодного и больного, посочувствовать ему пару минут и устраивать веселье на его затухающих глазах с песнями и плясками в роскоши и гламуре?
11. Почём же теперь пенсионер на рынке?
Наверное, пройдёт время и наши реформы на пересечении нынешних веков будут оценивать прогрессивными или не очень, европейскими или не очень и успешными или не очень.
А по русским простонародным понятиям — не были они ни теми, ни другими, ибо оказалсь откровенно бессовестными. По отношению к матерям и детям, учителям и школярам, союзу серпа и молота, ветеранам и пенсионерам. По отношению к внутренней и внешней безопасности нашего государства.
Однако правым либералам, сделавшим ставку на частно-корпоративную прибыль по примеру западной свободно-рыночной концепции — удалось позаключать дальнобойные контракты и войти в контакты с международными организациями.
Это только сегодня стало понятно, что сам запад, объединённый под эгидой северо-атлантического вооружённого блока — чихать хотел на невмешательство государств в свободно-рыночную экономику, если она не отвечает политическим интересам. 
И запросто заменяет её централизованным вмешательством везде, откуда только может намечаться кризис прозападной концепции свободного развития. А в том и дело, что кризисы есть прежде всего внутреннее  порождение в самой частно-собственнической концепции, свободно поляризующей на крайние сословия и с выходом из них не иначе как снижением зарплат, увеличением тарифов повышением налогов и манипуляциями с пенсионными возрастами. Разумеется, не особо ущербных для состоятельных.
Вот и наши либералы вдруг встревожились: как же так непозволительно выходили на пенсию в 45 лет и надо бы продлить активный труд, а за счёт этого и увеличивать более поздний пенсион, дабы можно было как на западе и в круизах побывать и машины с котеджами по среднему классу заиметь и спортом заниматься и к искусству приобщаться.
А спросить бы у встревожившихся: сам-то ПФР — он о всех россиянах заботится, или только о тех, кто оказался в наёмной армии живой рабочей силы у частных собственников? Эти вряд ли понесут свои доходы в ПФР. Значит и он в надежде раскрутиться за счёт пролетариата.
И не плохо было бы знать, что в 45 лет оформляли на пенсию за труд в особо опасных и вредных условиях, с постоянным риском для жизни и уже изрядно потрепавшим здоровье. 
Быть на пенсии и работать — это как раз тем, кто умудрился и всю жизнь избегать опасных и вредных профессий и теперь почему бы не потрудиться.
 Но ведь общие рассуждения таковы, словно за пять текущих лет уже не будет никакой безработицы со всеми семейными мытарствами и последствиями, а частный работодатель будет безмерно рад любому, даже если тот не принесёт ему прибыль.
И тут вроде как случайно пророняется — а государство просто обяжет принимать на работу. А вот это как раз и существенно!
Правильно! Наконец-то государство покажет, кто  есть кто:  власть, избираемая  большинством народа, с мандатами для лучших на высшие полномочия в стране  или свободные работодатели, никем не избираемые, но и для власти неприкасаемые. 
А также продолжит раскручивать реформаторские аферы, восстанавливать заброшенные было предприятия по новым технологиям, а также госкорпорации с гарантированными рабочими местами, и только на таких и с повышением качества производственно-товарного труда. 
Вмешиваться в причины необузданного повышения свободных для кого-то цен и ослаблять узду от энергетических монополий для малого предпринимательства и жилищно-коммунальных хозяйств. И много чего ещё навстречу большинству российского народа, избравшего команду Путина — благо, Трамп и подтвердил своим вмешательством.
Только зачем же раздувать шумиху с пенсионной реформой именно тогда, когда весь народ радуется мундиалю. Могли бы и в тиши кабинетов временно поработать!
И может всё-таки дойдёт до Запада, что не за силовые революции будут помнить Маркса и Ленина, а за то, что свершили открытие мощнейшей внутренней энергии  о б ъ е д и н я е м о г о  народа — как созидающей, так и разрушающей. Вопрос лишь в том, на что её направить :   на роскошь отдельным или на процветание самого народа.
========================================================================

 

 

 

 

 

Уважаемые авторы! По вашим многочисленным просьбам внесены некоторые изменения в Правила сайта, касающиеся публикаций произведений большого объёма. В тех случаях, когда автор размещает продолжение одного и того же произведения в виде его последующих глав,частей и т.п., ему разрешается до четырёх публикаций в сутки..


Просьба к читателям! Поддержите, пожалуйста, творчество автора вашими комментариями здесь или репостами в соцсетях, нажав на соответствующие значки внизу этого текста.

0
09:15
62
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Литературный Клуб "Добро" © 2018 Работает на InstantCMS Иконки от Icons8 Template cover by SiteStroi