Узники на троне

Узники на троне

Толпились в тронном зале придворные с утра:

Хотелось всем увидеть героев и войска.

Сегодня Александр был должен возвратиться –

И слухи о победе вскружили всю столицу.

 

На троне с мрачным видом правитель восседал,

На поданных угрюмо смотрел он и молчал.

И чествовать героя король всем запретил,

Канцоны трубадурам он петь не разрешил.

 

Гримасничал ехидно над всеми в зале шут –

Известно, что такие там долго не живут.

Шутник недавно прежний отправился в петлю:

Рассказывать не стоит остроты королю.

 

Гудела в напряженье на улицах толпа,

А во дворце шептались тревожно господа.

Мучительно бывает порою ожиданье:

«Когда же победитель появится с войсками?!»

 

***

 

Подходит Александр со свитой ко дворцу –

Как плащ героя алый наследнику к лицу!

И стража опускает навстречу принцу мост;

Глаза его невесты полны притворных слёз.

 

По лестнице парадной заходит в зал герой –

Давно пора вернуться наследнику домой!

Придворные дивятся улыбке короля,

И с завистью на принца глядят его друзья.

 

Однако Александр знакомых сторонится:

Не хочется герою опять сидеть в столице!

Прощение тирана принц жаждет заслужить –

Готов свои трофеи у трона он сложить.

 

С гримасой незнакомый встречает шут героя:

Потеха короля – во всём найдёт смешное.

Валерий, верный друг, звезда двора, Эстела –

Отрадно видеть лица, наполненные верой!

 

Но брата Александр нигде не мог найти:

Хитрец сказал когда-то в поход ему пойти.

Тит приманил победой его, как на крючок –

Отца теперь придётся выслушивать урок.

 

«И пленную Елену для брата я привёз –

Король, наверное, станет устраивать допрос.

Но трон по уговору теперь лишь только мой.

Как радостно вернуться с трофеями домой!»

 

***

 

Король по возвышенью задумчиво ходил,

С наследника при этом он глаз не отводил.

Конечно, Александр порядком возмужал,

Но всё же пред тираном невольно задрожал.

 

Как сильно стал похожим воитель на отца:

Что копия с портрета младого короля!

Такая же фигура, пшеничный цвет волос,

И очи голубые, и предков римский нос.

 

В наследнике увидел родитель вдруг себя:

Таким же своевольным он был в его года!

Задумался правитель, как с сыном поступить –

И в шутку скомороха решил о том спросить.

 

Прислушивался часто он к мнению шута –

Придворные привыкли к причудам короля.

И всё же этот малый был вовсе не дурак:

Начитанным и умным казаться мог чудак.

 

***

 

Задумчиво правитель на сына посмотрел:

Наследника увидеть пять лет король хотел.

В душе он Александра давно уже простил –

И только лишь для вида шута монарх спросил:

 

«Должны ли мы героя с победой поздравлять?

А, может быть, мальчишку нам стоит наказать?

Конечно, победитель заслуживает славы,

Однако он нарушил отцовские уставы».

 

«О, мой властитель, я лишь шут убогий!

Не будьте же ко мне так непомерно строги.

Решать судьбу героя мне права не дано –

И вам, как королю, скажу я лишь одно.

 

Клянётесь вы, правитель, что нет в худом добра?

И стали б утверждать вы, что всё добро без зла?

Игрушки роковые. Мы для того и дышим!

Прислужники страстей, судьбы порой не слышим.

 

Не спорю, Александр порывистен и резок,

А Тит, напротив, хладен, как будто из железа.

Ты, мой король, прости: не мне давать советы,

Но знаю, что дела важней всего на свете».

 

Тиран глаза сощурил, но нет в нём больше гнева:

Усталость и седины – вот суть его удела.

Он принца подзывает. Тот словом поражён:

Не верит, что смутьяном был только что спасён.

 

«Такое самоволье калечит мою душу,

Но лучше будь героем, чем мне во всём послушным!

Увидеть отраженье моих угасших лет

В тебе, достойном сыне! Награды лучше нет».

 

«Вина мне разум гложет, раскаянье твердит:

Отца тот почитает, кто честью дорожит!

Военную добычу тебе даю по праву:

Повозки полны злата, а камни все в оправе.

 

Народу было много тогда в соседних странах –

Решил я: кто сумеет, пусть пленными нам станут.

Все молоды, здоровы, безропотно покорны –

Работа полевая их будет плодотворна!

 

Правители, конечно, погибли на войне –

Покоятся их семьи, придворные в земле.

Врага я не оставил ни одного в живых,

И всех там уничтожил обидчиков твоих.

 

Но пощади Елену, наследницу развалин:

Она мне жизнь спасла, когда враги стреляли.

Поклялся я до гроба защитником ей быть –

Кто девушку обидит, того могу убить».

 

«Елена? Ужели перед нами та царица,

Что заточила столько воинов в гробницы,

Великую державу превратила в пепел,

И в самых чёрствых вызывала трепет?

 

А ты, мой Александр, неужто станешь,

Подобно тёзке своему, рабом мечтаний?

Ужели из-за миленькой девицы

Война нас ждёт и гибель всей столицы?»

 

Нахмурился наследник сарказму короля:

«Похоже, наш правитель учился у шута».

Но всё же Александр с собою совладал:

Он знаком лишь кого-то из свиты подозвал.

 

И женская фигура к ступенькам подошла,

С почтеньем поклонилась правителю она.

Взглянул наследник смело на двор и короля:

Он знал, что оступиться ему никак нельзя.

 

«Ну, полно вам, отец! К чему нелепые сравненья?

Взгляните на неё, отбросьте прочь сомненья.

Племянницей была она Миранде вашей,

И в детстве с Титом мы ей заменяли братьев.

 

Семь лет назад Елену прогнали со двора,

Но разве так опасна бывает сирота?

За преданность даруйте вы ей в награду жизнь:

К тому же, ваши планы давно уже сбылись».

 

«Елена? Ужели перед нами тот зверёныш дикий?

Пытаюсь вспомнить то лицо, но образ всё безликий.

Какой же нелюдимой была она тогда!

Подобно привидениям, под лестницей спала».

 

Властною рукою он пленницу зовёт,

Она, монашкой робкою прикинувшись, идёт.

Её беде все верят, невольно сострадают,

Лишь тот, кто ей подобен, в игре всё понимает.

 

«Шагну ль к судьбе навстречу рабынею покорной?

Глаза что бездна яда, но как я всё ж спокойна!

Склоняюсь пред великим героем и тираном –

Лицо вуалью скрыто и не смотрю я прямо», –

 

Так думала Елена, приветствуя усердно

Обидчика, злодея с почтением безмерным.

Её бы полюбили, она б звезду затмила,

Ах, если б знатоков она красой сразила!..

 

Но во дворцах не любят монашек никогда:

Известно, что худышка им бледная скучна.

В знак милости правитель ей руку протянул –

Подобный взгляд бывает, наверно, у акул.

 

Прищурившись, искал он знакомые черты,

Но не было Миранды в глазах у сироты.

Болезненной девица и бледною была –

И жалость вызывала она лишь у двора.

 

В её улыбке детской мерещилась печаль,

А взгляд пустой надёжно прятала вуаль.

Елена показалась правителю несмелой,

И в зале все дивились её одежде серой.

 

«Мила, скромна, прелестна защитница твоя.

Её улыбка лестна, в угоду короля.

Теперь я чётко вижу, что ты хотел сказать:

Звездою быть не в силах и солнцем ей не стать.

 

Но честь ты заслужила, племянница драгая!

Наследника спасла ты, собою заслоняя.

Вовек я не забуду столь храброго порыва –

Останешься ты с нами, не быть тебе рабыней».

 

 

 

 

 

 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению. И напишите комментарий.


И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

+8
06:47
117
RSS
21:25
+1
Хорошо написано, мне понравилось, спасибо.
И вам спасибо)
Загрузка...
|
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Литературный Клуб "Добро" © 2018 Работает на InstantCMS Иконки от Icons8 Template cover by SiteStroi