Звёздный час или Соло в телефонной компании

Звёздный час или Соло в телефонной компании

Я напеваю себе под нос арию из оперы "Мазепа" и домываю десятый кабинет на своём пятом этаже. Кабинетов много, а я одна, нужно поторопиться — я хочу оставить минут двадцать в конце, чтобы успеть ещё раз пройтись мягкой тряпочкой по полочкам в кабинете Генерального директора.
Мне нравится убирать у него в кабинете. Ну, во-первых, есть с кем переброситься несколькими фразами на английском о том, какие планы на будущее, как дела в семье. А во-вторых — он посвящён в то, что я не собираюсь возюкать тряпкой по полу до пенсии. Есть у меня, как говорят здесь, "мотивация".
 Он, да ещё Мэир — мой знакомый с пляжа, который устроил меня сюда на работу уборщицей — это пока два человека, с которыми я здесь знакома.
Недавно Мэир сказал мне:
— Приходи завтра ко мне в кабинет. Вот адрес. Я работаю заместителем директора телефонной компании. С работой сейчас трудно, но я попробую помочь.
Сердце чуть не выскочило из груди от радости! Я знала, знала, что рано или поздно это произойдёт, и меня пригласят на работу! Заметьте — не пошлют на работу с записочкой из биржи труда, а именно пригласят, как сегодня!
— Спасибо! — я, стараясь не выдавать обуревавшей меня радости и гордости за себя и в моём лице за всех инженеров бывшего Союза, сменивших страну, положила чаевые в задний карман шортиков и на радостях побежала окунуться в море, которое благо ласково плескалось тут же рядом с прибрежным ресторанчиком, где я получила первую свою работу официантки по приезду в Израиль.
Никакие сомнения в тот миг не закрались в мою глупую оптимистичную голову — какая связь между мной, обладательницей знаний по космическим технологиям, — и телефонной компанией; как можно работать инженером в стране, не зная элементарно язык общения?
Домой я примчалась радостная и тут же с порога выдала "страшную тайну" дочкам:
— Ну, всё, мои дорогие! Меня приглашают на работу!
Дочки смеялись и прыгали вместе со мной.

В кабинете у Мэира коллекция настенных часов, которой он очень гордится.
— Кофе? Сколько сахара? — Мэир придвигает мне кофе и звонит кому-то по телефону.
— Сейчас прийдёт твой будущий начальник и расскажет, что к чему.
На пороге вырисовывается лысый тип со вздувшимися пузырями на потёртых джинсах, с ведром и тряпкой в руках...

Я, стараясь не показывать в тот момент, что я думаю по поводу этой новой работы в престижной телефонной компании, брела по коридору за моим новым начальником. Интересно, как пройдутся дочки по поводу моей "карьеры"?
Ну, что ж, физической работы я не боюсь — уборщицей так уборщицей! Видимо, права моя старшенькая:
— Мать! Учи иврит! Будешь хорошо знать язык, получишь какой-нибудь местный диплом на курсах — тогда уже и работу инженера, даст бог.

В конце коридора показался Мэир. Он не ходит, он летает в свои 67!
— Ма нишма?("Как дела" на иврите).
— Ты правда хочешь знать, как дела? — подумала я про себя. Но вслух не произнесла. Моя необоснованная обида, что он не взял меня сюда сразу на какую-нибудь должность директора, например, ещё не прошла.
— Я хочу пригласить тебя на свой вечер. Понимаешь, я выхожу на пенсию. Будет много людей, с которыми я работал, приглашённых, кому помогал… Я хотел бы, чтобы ты выучила и сказала несколько слов от имени новых репатриантов — как я помог тебе устроиться на работу. Ты же знаешь — с работой сейчас очень трудно, а у нас здесь хорошие социальные условия, кондиционеры. Если бы не я — прыгала бы ты до сих пор по пляжу с подносами...
Наверное, ты прав. Я приду на твой вечер.

Длинное чёрное платье, новые шпильки на катастрофической длины каблуках — не лучший прикид для езды в автобусе, я вам скажу! Вчера мы со старшей дочкой поехали к ней на работу, чтобы выбрать обувь для торжественного вечера. Дочка работает на частной итальянской обувной фирме, хозяином которой является зять Мэира(!). Что ни говори, а здорово он нам помог, этот неугомонный Мэир!
 Мы долго выбирали туфли и, наконец, выбрали что-то умопомрачительное! (Кстати, прошло уже 12 лет с момента описываемых событий — а туфли до сих пор живы и надеваются по знаменательным дням!) Потом по дороге домой прикупили элегантное платьишко, хорошие духи — ну, всё что надо для завтрашнего спича со сцены. Текст тоже был написан, утверждён на семейном совете и выучен.
 Вот только в автобусе не очень-то удобно было проехаться в таком виде — при параде и с цветами; люди сворачивали шеи при виде высокой блондинки в длиннющем чёрном платье, на высоченных шпильках, которая всю дорогу бубнила себе что-то под нос, заглядывая в зажатую в руке бумажку. В машине надо ездить, голубушка, в таких нарядах, в машине! Ну, до машины ещё очень далеко, машина у меня появится только лет через шесть… А пока учи, учи текст, чтобы не осрамиться с твоим первым в жизни спичем на иврите перед многолюдной аудиторией!

Народу действительно было много — тысячи две. Огромный зал заседаний с трудом вмещал всех приглашённых. В воздухе витали аппетитные запахи следующего за торжественной частью банкета. Я лично никого здесь не знаю, но некоторые люди подходят ко мне, улыбаются, здороваются — видимо, запомнили меня в белом халате и со шваброй в руках в коридорах компании. Я вручаю цветы Мэиру. Он очень обрадовался, что я пришла, перепоручает меня организатору вечера, чтобы тот объяснил мне, когда наступит моя очередь сказать слова со сцены. Издали приветливо машет мне рукой наш Генеральный:
— Домой я подброшу тебя на машине, не убегай! — кричит через головы. Нет, всё-таки я работаю с очень приличными людьми!
— Мы знаем, что ты всегда помогал и помогаешь людям, оказавшимися в непростой ситуации. Сейчас здесь присутствует одна из твоих подопечных — Виктория. Она хочет высказать тебе свою благодарность за помощь, которую ты оказываешь её семье. 
— Виктория, на сцену! — ведущий очень кстати протягивает мне руку и помогает подняться по ступенькам на сцену. Только бы не упасть — ноги предательски дрожат и запутываются в длинном платье. На кой чёрт я это всё нацепила? Так, спокойно! Сказать речь. Аплодисменты. И вдруг — меня понесло!
Уж не знаю как, но я вовсю лепила на иврите незапланированное:
— Я хотела бы спеть для тебя в подарок, Мэир! И для всех вас! -
в голове почему-то мелькнули кадры из мультфильма: "щас запою!", когда я увидела испуганное лицо распорядителя. Он ещё пытался спасти ситуацию:
— Но наши музыканты не знают Ваш репертуар, госпожа!
— Ничего. Я без музыки. А-капелла.
И я запела украинскую песню. Я вдруг почувствовала себя уверенно. Голос набирал силу, креп и летел ввысь, как тогда, когда я пела афишные концерты под куполом Домского собора в Риге, на конкурсах в концертном зале Чайковского, или на гастролях моего камерного хора!
Я пела украинскую песню, которую любила моя мама, и которую мы поём теперь с дочкой.
Здесь, в этом зале, никогда ещё не пели украинских песен! Ну и что — всегда есть первый раз (есть такая пословица на иврите).
 Я закончила песню. В зале стояла тишина. Начала вторую, третью. После третьей люди опомнились от шока, и зал взорвался аплодисментами! А я пела! За украинской песней последовала русская, потом ария из оперы, потом музыка эпохи Возрождения… Я уже себе не принадлежала — я принадлежала этому залу, музыке, этим людям, столпившимся в проёмах дверей, рабочим, накрывавшим банкет, поварам, вышедшим из кухни. Я пела. Минут сорок, как мне потом сказали. Потом так же внезапно, как и начала, замолчала… Таких аплодисментов я не "срывала" никогда! Зал аплодировал стоя. Люди взбирались на сцену, чтобы вручить мне цветы, предназначавшиеся Мэиру, говорили мне какие-то слова, обнимали и целовали. По-моему, я сорвала всю дальнейшую программу.
 Люди вывалились в банкетный зал. После пережитого напряжения, я с удовольствием уплетала с отменным апетитом всякие бутерброды с деликатесами, окруженная толпой новоявленных почитателей. Кто-то потянул меня за рукав. Возле меня стоял наш Генеральный, Давид, который взял у меня охапку цветов и потянул к машине.
 Так я и уезжала — в директорской машине, с букетами цветов, провожаемая объятиями людей, с которыми работала, и которых даже не знала по имени — израильские имена не сразу поддаются запоминанию новому человеку. Уезжала в новую жизнь, где мне предстояло много чего — выучиться, построить карьеру, крепко стать на ноги в новой стране. Песни придадут мне сил. Это был мой звёздный час.

 

 

 

 

Уважаемые авторы! По вашим многочисленным просьбам внесены некоторые изменения в Правила сайта, касающиеся публикаций произведений большого объёма. В тех случаях, когда автор размещает продолжение одного и того же произведения в виде его последующих глав,частей и т.п., ему разрешается до четырёх публикаций в сутки..


Просьба к читателям! Поддержите, пожалуйста, творчество автора вашими комментариями здесь или репостами в соцсетях, нажав на соответствующие значки внизу этого текста.

+2
17:01
278
RSS
Интересно. Конечно, очень хотелось бы знать, как дальше развивалась карьера — ведь кто-то мог заметить и пригласить петь, например. Или не петь, но тоже пригласить куда-нибудь.
Загрузка...
|
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Литературный Клуб "Добро" © 2018 Работает на InstantCMS Иконки от Icons8 Template cover by SiteStroi