Рождественское письмо

                                                   

       Погода к концу декабря совсем раскапризничалась. Морозные дни вдруг резко сменила оттепель, и ледяные сосульки  под крышами заиграли на солнце бриллиантовой капелью. А ночью разыгралась вьюга, швыряя в окна снежные комья отяжелевшего снега. Ветер завывал в трубах и сотрясал верхушки деревьев, яростно набрасывался на линии электропередач, словно дикий зверь. К утру все стихло. Легкий морозец, словно добрый  волшебник, покрыл ветви деревьев пушистым инеем, превратив  парки и скверы в сказочные царства снежной королевы.

   Шестилетняя девочка  Лиза из далекой уральской деревни  зачаровано смотрела  из окна больничной палаты на это чудо природы, позабыв о недуге. Врачи  онкологического диспансера готовили ее к сложной операции по пересадке костного мозга. Девочка несколько раз  уже лечилась в этом отделении, но болезнь  отступила лишь на время. В начале зимы состояние здоровья  Лизы ухудшилось. Эта  маленькая девочка запомнилсь медперсоналу своей не детской стойкостью и мужеством перед  серьезными ударами судьбы, которые не всякий взрослый  выдержит. Она терпеливо переносила все процедуры, и когда  становилось легче, из ее палаты  раздавался звонкий серебристый смех.  Этот смех  вытеснял  притаившееся в глубине сердца уныние, давал надежду и родителям и детям. Еще больше поражала Лиза своей непоколебимой верой  в выздоровление. А завидев в глазах матери едва блеснувшие слезинки отчаянья, начинала ее успокаивать:
   — Ну что ты, мамочка! Сама учила меня не падать духом и сама же плачешь. Вот увидит доктор и будет тебя ругать…  Давай лучше почитаю тебе книжку. – Пристыженная маленькой,  смертельно больной дочерью, молодая учительница начальных классов Дарья Петровна Лучер, быстро вытирала глаза носовым платочком, улыбалась виновато и принимала позу внимательной слушательницы. Лиза важно доставала из тумбочки книгу и начинала читать вслух. Даша слушала ее звонкий голосок, отвлекалась на какое-то время от своих мыслей о предстоящей операции, но вскоре снова возвращалась к ним. Не хотелось думать о плохом, но шансов выжить у маленькой Лизы было 50 на 50.  «Если бы можно было отдать свою жизнь за выздоровление моей крошки, я бы ни минуты не раздумывала…  Да только с кем она останется? Муж ушел из семьи, как только на Лизу обрушилась страшная болезнь. Слаб человек, — оправдывала она Дмитрия. — Ему бы у дочери поучиться стойкости! Да Бог с ним, — вздохнула тяжело Даша, — только бы девочка моя вырвалась из когтистых лап смерти».
   Даша с Лизой жили очень скромно на мизерную зарплату учительницы в небольшой деревне рядом с районным центром. Бывший муж только однажды прислал дочери на день рождения пять тысяч рублей и вычеркнул их из своей жизни. А Лиза часто вспоминала его и все ждала, что когда-нибудь он приедет с большой красивой куклой и пакетом мандарин, как приходят другие отцы к девочкам из соседней палаты. Но больше всего она мечтала о черном блестящем ноутбуке, как у дочери директора школы.  А чтобы купить его, Даше надо работать почти полгода. На лечение дочери требовались вообще баснословные деньги и где их взять, молодая мама не могла даже предположить. Ей помогали всей деревней, кто чем мог. Учителя, родители, школьники собирали для Лизы продукты, деньги, игрушки и привозили в больницу. Даша и не думала, что у них с Лизой окажется в деревне так много чутких и милосердных друзей.
   За несколько дней до нового года губернатор посетил детское отделение онкологического диспансера. С ним приехали артисты, министры, звезды эстрады, знаменитые спортсмены с дорогими подарками. Когда у Лизы спросили, что она хочет себе в подарок, девочка начала загибать пальчики на руке: — хочу выздороветь, хочу, чтобы папа к нам вернулся и ноутбук». Ей тут же поднесли черный блестящий ноутбук, коробку конфет, большую куклу, а Даше букет цветов. Лиза держала в руках ноутбук и не верила своим глазам: — «Вот она, черно-розовая мечта!» Девочка даже глаза закрыла от счастья и боялась их открывать, вдруг исчезнет все. Но тяжесть подарка в руках убеждала, что он реально тут присутствует. Тогда она медленно разомкнула веки, посмотрела на подарки и весело рассмеялась. Молодая женщина в бирюзовом брючном костюме, которая их вручила, все еще стояла перед Лизой и восхищенно смотрела на эту смертельно больную девочку с марлевой повязкой на лице, такой слабенькой телом, но такой сильной духом.  Затем она отошла в сторону и о чем-то спрашивала заведующего отделением. Тот что-то объяснял и иногда кивал головой в сторону Лизы. Речь видно шла о ней и Даше. Лиза быстро отдала ноутбук маме и пошла поблагодарить женщину. Та нежно обняла девочку, присела перед ней на корточки. Огромные серые глаза ребенка на бледном худощавом личике с такой благодарностью и восторгом взглянули ей прямо в душу, и такой болью отозвался в сердце этот взгляд за собственное бессилие перед детским горем.
— Спасибо вам! – звонким тонким голоском произнесла Лиза. – Вы такая красивая, как моя кукла. А хотите, я назову ее вашим именем? Как вас зовут?
— Надежда! – ответила женщина, удивляясь неожиданному предложению. – Можно просто Надя!
— А! Это как в кино про новый год, где пьяный дядя перепутал квартиры. Я по телевизору смотрела его с мамой, — улыбнулась она глазами. Надежда тоже весело рассмеялась.
— А как зовут тебя? – поинтересовалась Надя.
— Елизавета! – гордо произнесла девочка.
— О! Как красиво! – восхищенно вскинула голову Надежда.
-А ты ко мне еще придешь? – запросто спросила Лиза и в больших серых глазах читалась просьба.
— Конечно! – Надежда прижала к себе худенькое детское тело, почувствовала, как бьется маленькое сердечко в ее груди. Лиза вдруг выпорхнула из ее объятий и побежала вприпрыжку к маме, радостно выкрикивая: «Она ко мне еще придет!» Даша с благодарностью посмотрела на Надежду. Та в ответ кивнула головой и тихо произнесла: «Держитесь!»
   Весь вечер Лиза была занята подарками. Она то с ноутбуком играла, то куклу Надю спать укладывала и пела ей колыбельную. Детскому счастью не было границ. Воспользовавшись тем, что дочь слишком занята своими делами, Даша ушла в маленькую комнату-часовню и предалась молитвам.
   Даша выросла в детском доме, родителей никогда не видела и не знала. Там же она познакомилась с Димой. Вместе они поступили в институт, а по окончании — поженились. Положенное им по закону жилье после детского дома нагло присвоили себе чиновники, а взамен предложили две маленькие комнатки в старом общежитии без отопления. «Радуйтесь, что хоть это дали» — сказала заведующая общежитием, когда они заселялись. Они и радовались потому, что не сладко жилось в детском доме. Старшие обижали, забирали еду, били, насиловали. Страшно было вспоминать это «счастливое»  детство. Как они выжили в таких жутких условиях одному Богу известно. Поэтому при распределении на работу в институте Даша с Дмитрием попросились в сельскую местность, где им предоставили добротный дом с двадцатью сотками земли. Так они оказались в деревне.
   Вернувшись из часовни, Даша с трудом оторвала дочь от подарков и уложила в постель. Она немного почитала Лизе книгу и та наконец успокоилась и уснула.

  Через два дня заведующий отделением после обхода пригласил Дашу к себе в кабинет. Она заволновалась, занервничала, боялась услышать плохие известия. Войдя в кабинет, внимательно посмотрела доктору в глаза. Он улыбнулся и Даша немного успокоилась.

   — У меня для вас отличная новость! Зрители Первого канала собрали для лечения Лизы необходимую сумму. Наша чемпионка мира по плаванью Надежда Малькова, которая приносила девочке подарки, дала заявку на телевидение с фотографией Лизы, и на ее счет поступило столько денег, что еще четверым нашим ребятам хватит на операции… — Даша не верила своим ушам. Слезы навернулись на глаза, ком застрял в горле.

   — Спасибо огромное, Игорь Михайлович! Слава Тебе, Господи! Воздай этим людям во сто крат за их доброту и сострадание к нашим несчастным детям! Пойду, порадую мою девочку. Спасибо вам, доктор! – благодарила Даша.

   — Ну что вы? Тут моей заслуги мало, — скромничал он.

   Даша вернулась в палату с сияющим лицом и радостно сообщила:

   — Лизонька, доченька моя! Ты не представляешь, телезрители прислали тебе деньги на операцию, и еще четверым ребятам из нашего отделения! – девочка оторвалась от ноутбука и удивленно посмотрела на мать.

   — А где они их собирали, мамочка? И как они узнали обо мне? – недоумевала Лиза.

   — Тетя Надя сообщила о тебе на телевидение и люди начали отправлять по телефону  деньги…

   — Чу-де-са! – произнесла по слогам Лиза, — надо их поблагодарить, мама. Я напишу им письмо на телевидение и скажу большое-пребольшое спасибочки!

   — Конечно, дорогая моя! – обняла ее Даша. – Ах, деточка! Я так рада, что у нас столько добрых, неравнодушных людей… Помни об этом всегда и расти такой же доброй и отзывчивой к другим, — всхлипнула растроганная мать.

   — Хорошо, мама! Я никогда этого не забуду! – пообещала Лиза.
   Операцию назначили на начало января, и чем ближе время приближалось к этой дате, тем беспокойней становилось на душе у Дарьи.  Это беспокойство отдавалось в материнском сердце тупой болью. Даша не придавала этому значения, ей просто было не до себя.
   За день до операции утром в палату пришел священник отец Михаил. Он побеседовал с Лизой, причастил ее и Дашу Святых Христовых Тайн и, пожелав выздоровления, ушел к другим больным. Даша, стараясь отвлечь себя от печальных мыслей, взяла Евангелие и начала читать вслух:
   «Когда Он говорил им сие, подошел к Нему некоторый начальник и, кланяясь Ему, говорил: дочь моя теперь умирает; но приди, возложи на нее руку Твою, и она будет жива. И встав, Иисус пошел за ним, и ученики Его.
И вот, женщина, двенадцать лет страдавшая кровотечение, подойдя сзади, прикоснулась к краю одежды Его, ибо она говорила сама в себе: если только прикоснусь к одежде Его, выздоровею. Иисус же, обратившись и увидев ее, сказал: дерзай дщерь! Вера твоя спасла тебя. Женщина с того часа стала здорова.
И когда пришел Иисус в дом начальника и увидел свирельщиков и народ в смятении, сказал им: выйдите вон, ибо не умерла девица, но спит. И смеялись над Ним. Когда же народ был выслан, Он, войдя, взял ее за руку, и девица встала. И разнесся слух о сем по всей земле той».
                                                                                                             Матфей Гл.9, 18-26.


   Даша замолчала и задумалась… «Вот бы Лизу мою так исцелил Господь. Взял ее за руку, подержал, и на следующее утро она встала бы совершенно здоровой, и мы поехали бы домой. Да как мне Его уговорить, это сделать? Тот начальник, у которого дочь умирала, просил лично Его, стоя перед Ним, а я только перед иконой могу это сделать. Он меня может и не услышать…  Сколько таких просителей как я во всем мире? Миллионы, а исцеляются единицы. Ох! – тяжело вздохнула Даша. Лиза перестала расстегивать пуговицы на платье куклы и серьезно спросила:
   — Мама! А Иисус может меня вылечить, как ту девочку начальника?
   — Может! Он все может! – ответила Даша. – Вот ты хотела ноутбук, и Он тебе его передал через Надежду.
   — Ой! – всплеснула тонкими ручками Лиза, — так она с Ним знакома? – глаза девочки загорелись искорками.
   — Думаю, что да, образно!
   -Тогда она может попросить Его, чтобы все дети из нашего отделения стали здоровы, — вспыхнули еще ярче искорки.
   — Ты и сама можешь попросить Его об этом! – улыбнулась Даша.
   — Мама! Я же Его не вижу!
   — За то Он тебя видит, девочка моя! – Лиза умолкла и задумалась: — «А ведь ноутбук-то Он мне и в самом деле прислал! Вот еще бы и папу прислал. Он бы взял меня на руки и кружил по комнате, а я бы его крепко обняла за шею и не отпускала» — мечтала девочка.
   Ночью Даша не сомкнула глаз, все думала о предстоящей операции, лишь под утро задремала. Пришла дежурная медсестра, принесла градусник, затем был обход и через час Лизу увезли на каталке в операционную. Даша ходила из угла в угол по палате и не находила себе места. Она не могла ни есть, ни пить, только слезы текли бусинками по щекам. Казалось, время остановилось для нее. Сердце снова дало о себе знать тупой болью в груди. От длительного перенапряжения сдавило виски, словно железным обручем. И так до прихода хирурга.
   — Операция прошла успешно! Она у вас молодец! – сообщил он, едва открыв дверь в палату. Даша вздрогнула и облегченно вздохнула:
   — Слава Богу! Слава Богу! Спасибо вам! – подняла заплаканные глаза на доктора. – Когда я могу ее увидеть?
   — Сейчас она в реанимации. Вам все скажут. Отдыхайте! – посоветовал он и ушел в ординаторскую. Даша почувствовала облегчение и смертельную усталость одновременно. Она прилегла на кровать, и не было сил даже думать.
   Даша проснулась от того, что дежурная медсестра тихонько теребила ее за руку. За окном было темно. Даша быстро вскочила на ноги:
   -Что, что с Лизой? – почти прокричала она испуганным голосом.
   -Успокойтесь, с ней все в порядке. Можете сейчас посмотреть на нее, — предложила медсестра и направилась к выходу. Даша заторопилась следом, ругая себя за то, что уснула. Они подошли к реанимации, и Даша кинулась к маленькому окну в дверях, всматриваясь в бледное безжизненное лицо дочери. Ей показалось, что Лиза мертва.
   — Попрощайтесь с ней на всякий случай, — посоветовала медсестра. – У нее сейчас кризис, — пояснила она, — если переживет, то даст Бог все будет нормально. От этих слов у Даши холодок пополз змеей по спине. Казалось, сейчас она лишится чувств. Медсестра на всякий случай взяла ее за локоть. – Крепись, милая, ты ей сейчас нужна как никогда. Молитва матери со дна моря поднимает дитя ее. Крепись! – Даша собрала все свои силы, вцепилась руками в белую дверь, отделяющую ее от дочери, и внутренним голосом закричала: «Боже! Спаси мое дитя! Спаси мою Лизоньку…  Возьми мою жизнь, но пусть выздоровеет моя девочка! Молю Тебя Всевышнего, не оставь мою просьбу, как не оставил просьбу начальника и исцелил его умирающую дочь. Я верю, что Ты слышишь меня, слышишь, слышишь… — словно в забытье шептали ее губы. Медсестра не на шутку перепугалась за самочувствие Даши, и с усилием оторвав ее от двери, повела в отделение, уложила в постель и сделала успокоительный укол. Даша провалилась в сон, но на уровне подсознания все твердила: «Возьми меня, оставь Лизу».
    Среди ночи Даша почувствовала острую боль в сердце, словно в него всадили нож… Она пыталась закричать и не могла, только глотала открытым ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег… «Лиза, доченька!» — вырвалось из угасающего сознания. Даша протянула руки вперед, словно хотела обнять последний раз свою кровиночку, прижать к разбитому горем сердцу самое дорогое, что у нее было в этом мире.
   Заведующий отделением позвонил директору школы, в которой работала Даш, и сообщил, что она ночью умерла от сердечного приступа. Юрий Семенович держал трубку и не мог воспринять эту весть.
   — Может вы имеете в виду Лизу, ее дочь? – переспросил он через некоторое время.
   — Нет! Я имею в виду ее маму Дарью Лучер, — ответил доктор.
   — А как Лиза? – спохватился директор школы.
   — У Лизы миновал кризис, и она идет на поправку, операция прошла успешно!
   — Спасибо! – вздохнул директор.
   — Вы можете найти ее отца и сообщить, что дочь осталась одна, и она сейчас нуждается в уходе, — спросил заведующий отделением. Юрий Семенович вспомнил недобрым словом Дмитрия, вздохнул:
   — Сообщу! – коротко ответил он и попрощался. В это время в его кабинет вошла завуч Мария Ивановна и остановилась у двери, вопросительно глядя на белого, как мел директора.
   — Даша Лучер умерла…
   — Что? – не поверила своим ушам пожилая женщина. -А Лиза?
   — Слава Богу, Лиза выздоравливает. Надо найти Дмитрия и сообщить ему, что дочь осталась одна.
   -Да он же бросил их ради этой вертихвостки пловчихи из Челябинска. Зачем ему Лиза, да еще больная. О, Господи! Бедное дитя. Может ей в детдоме будет лучше? – вопросительно взглянула она на Юрия Семеновича. – Вы поговорите с ним по-мужски. Он же сам в детском доме вырос, неужели захочет и дочери такой участи?
  -Поговорю! – пообещал директор. – Надо готовиться к похоронам. Я поговорю с главой администрации, чтобы помогли. А вы, Мария Ивановна, возьмите на себя поминки и все, что касается женской части.
   — Не беспокойтесь, — заверила завуч, — мы с коллективом все сделаем, чтобы нашу Дашу достойно похоронить. Что ж мы, нехристи какие. Ой! Горе-то какое! – запричитала она и отправилась в учительскую с горькой вестью.
   Лиза открыла большие серые глаза и увидела склонившуюся над ней медсестру Варвару. Та ласково улыбнулась девочке:
   -Проснулась наша девочка! – весело проворковала она. – Ах ты, наша умница, красавица! – Лиза едва улыбнулась в ответ.
   — А где мама? – слабеньким голоском прошептала она. Варвара растерялась и не знала, что ребенку ответить. Большие серые глаза вопросительно смотрели на нее, ожидая ответа. И Варя начала говорить первое, что пришло ей в голову:
   — Понимаешь, Лизонька! Твоя мама пошла просить Бога, чтобы ты выздоровела…
   — В часовню? – спросила Лиза.
   — Нет, дальше… — придумывала Варвара новую версию.
   -В храм? — Допытывалась девочка. Варя отрицательно покрутила головой. Деваться было некуда. Надо сообщить ребенку правду, но так, чтобы эта правда не убила ее и без того хрупкую, хрустальную жизнь.
   — Она ушла на небо! – с самым серьезным видом сказала она, глядя куда-то в окно.
   -На небо?!- аж приподнялась от неожиданности на дрожащих локотках Лиза. – Я знаю, она пошла к Иисусу просить за меня, как тот начальник в Евангелии, который тоже просил за свою дочь. Он пришел, взял ее за руку, и она выздоровела, — рассказывала Лиза, удивляя Варвару. Затем она замолчала, мечтательно закрыла глаза и так лежала.
   -А дальше что? – поинтересовалась Варвара. Лиза не открывая глаз, очень тихо сообщила ей:
   -Он сегодня приходил ко мне!
   -Кто? – удивилась Варвара.
   — Иисус! – на полном серьезе сказала Лиза. – Он сидел у моей кровати, держал меня за руку и сила и жизнь в меня входили от Него. Я теперь здорова! А мама будет помогать Ему на небе. Там тоже есть школы и ученики. Ей там хорошо, только скучает она по мне… — Варвара села на стул и слушала девочку, разинув рот от удивления.
   Лиза быстро шла на поправку. Перед Рождеством ее перевели в палату. Снова в отделении зазвучал ее звонкий смех, вдохновляя больных детей и их родителей. Весть о ее чудесном исцелении мигом облетела весь онкодиспансер. На необычную девочку приходили смотреть с других отделений. В палате за Лизой присматривала Татьяна, мама трехлетней Насти. В Рождественскую ночь Лиза решила написать письмо. Открыв ноутбук, она тонкими пальчиками стала набирать текст:


                                     « Здравствуй, Дорогой Иисус!
   Пишет Тебе Лиза из больницы, которую Ты исцелил ночью, когда приходил ко мне. Большое Тебе спасибо за мое здоровье! Все врачи и больные рады. Я очень скучаю по маме. Передай ей привет от меня и скажи, что у меня все хорошо. Я ее люблю!
   Дорогой Боже! Я теперь осталась одна на свете потому, что мама ушла на небо к Тебе. Очень Тебя прошу вернуть мне папу. Я его тоже люблю! Он хороший! А еще белого пушистого щенка, как у моей одноклассницы Иры.
Спасибо Тебе за ноутбук и куклу Надю, которые Ты мне прислал на Новый год.
   Поздравляю Тебя с Днем Рождения! Желаю Тебе счастья!


                                               Лиза Лучер.»


   Девочка закрыла ноутбук и поставила на подоконник. В Рождественскую ночь она долго не могла уснуть. Все думала о маме, папе… Проснувшись утром, Лиза направилась к входной двери в отделение и кого-то ожидала. Но вот уже и обед прошел, а к ней никто не приходил. Она загрустила, села в палате у окна и  смотрела на падающие рождественские снежинки. За окном шумел огромный город с высокими домами и яркими гирляндами огней на елках. В небо летели разноцветные питарды.
«А может мое письмо еще не дошло до Него? – думала Лиза, посмотрев в небо. Потом открыла ноутбук посмотреть, не пришел ли ей ответ. На мониторе крутился большой красивый конверт. У Лизы сердце замерло, потом запрыгало в груди, словно у птички от волнения. Она осторожно прикоснулась указательным пальчиком к конверту, и он тут же открылся. На красивой открытке с белым пушистым щенком Лиза прочла два коротких слова «ВЕРЬ. ЖДИ!» Она быстро соскочила со стула и прыгая на одной ножке весело закричала на всю палату: «Ура! Он мне ответил!» В палату кто-то тихонько постучал. Татьяна открыла дверь. На пороге стоял Лизин отец с  Надеждой, которая уже приходила сюда с делегацией. Лиза стояла перед ними, широко открыв от удивления  счастливые  серые глаза.

 

 

 

 

Уважаемые авторы! По вашим многочисленным просьбам внесены некоторые изменения в Правила сайта, касающиеся публикаций произведений большого объёма. В тех случаях, когда автор размещает продолжение одного и того же произведения в виде его последующих глав,частей и т.п., ему разрешается до четырёх публикаций в сутки..


Просьба к читателям! Поддержите, пожалуйста, творчество автора вашими комментариями здесь или репостами в соцсетях, нажав на соответствующие значки внизу этого текста.

+3
23:23
204
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Литературный Клуб "Добро" © 2018 Работает на InstantCMS Иконки от Icons8 Template cover by SiteStroi