Глава 2. Герцог.

В сороковых годах века девятнадцатого границы российской империи пересек с востока очень богатый француз Александр де Гадль вместе со своим караваном. Конечно, всё было вполне легально, все сопровождавшие де Гадля слуги были при паспортах, И ввозимые в страну сокровища были щедро оплачены таможенными сборами. Но почему-то факт въезда именно этого француза в Российскую империю вызвал огромное неудовольствие среди тогдашней знати. Там абсолютно всё было известно о том французе. И в столице считалось, что все было в нем фальшивое, вплоть до богатства и фамилии. Поэтому неудивительно, что этот француз избрал для своего проживания захолустье, подальше от столичной суеты. И избрал местом своего проживания провинциальный городишко Екатеринодар, что на Кубани.

         По прибытии на место этот француз выкупил себе особняк с садом где-то в районе современных улиц Мира и Октябрьской, поближе к Кубани, и зажил там вместе с прибывшими с ним слугами. Но сразу же этот дом стал обрастать невероятными слухами. Вроде бы как количество слуг всегда там постоянно, но люди, именующие себя слугами француза, постоянно менялись. 

         Дальше больше несуразностей обнаруживалось с этим французом. Вместо того, чтобы спокойно себе вести праздный образ жизни, этот француз стал работать простым учителем игры на скрипке и стал давать уроки французского языка. Что послужило поводом к следующим слухам, что якобы этот француз вовсе не богатей, а служит при каком-то богаче простым домоуправом в том особняке. А кто тот богатей, про это никому неизвестно. Так бы и катилась потихоньку жизнь в том Екатеринодаре, если бы этот француз не выкинул на злобу общества эпатажный казус. Который потом не смогли простить этому французу до самой смерти того француза и этого общества.

         Нам сейчас трудно понять, в чем там было дело, если мы давно позабыли историю Великой Кавказкой войны. В лучшем случае ещё кто-то читал М. Ю. Лермонтова о какой-то Бэле, но что за туземный народ описывал этот русский офицер, совершенно сейчас никто не понимает. Может грузин или армян? Но, явно же писал о кавказском народе. А куда тот народ потом подевался, если всех дикарей русские называли черкесами? А ведь речь шла всего-навсего о каком-то племени из множества племен адыгов. Вот оно что, жили эти племена издревле на Кубани, как и на всем побережье. Жили и в долине реки Сочи до самой Псоу, но как-то тут пришли русские, и тогда началась война? И это неверно. Забыта история России и та роль, которую в этой истории сыграла Великая царица Екатерина 2.  А купил этот Великий Политик все земли на правобережье Кубани. Река Кубань тогда впадала в Чёрное море в районе Джемете (Анапа), которая в то время являлась турецким портом. 

         И как же это Турция не пожелала купить эти земли у племён адыгов? Неужели рассчитывали отвоевать?  Да в цене они, турки, что-то там не сошлись с адыгами. Турки предлагали адыгам за правобережье Кубани золото. А этим народам потребовалось оружие, что и предложила адыгам Екатерина Великая. И своё обещание она выполнила в полной мере. Поэтому войска Суворова без боя занимали освобожденные адыгами земли и строились хаты до самой реки Кубань. А почему потом это оружие обратилось против русских, то уже отдельная история Кавказской войны. И шариат на Кубани тоже был тогда совсем и не причём. Во время покупки Россией земель на Кубани адыги имели разные религии, в которых доля ислама была ничтожно мала. А в разгар Кавказской войны только шариат и имел хоть какой-то успех среди всех племен адыгов, как выразитель всеобщей ненависти к русским поработителям. А вот откуда у России могла появиться такая ненависть к какому-то туземному народу? Вот этот вопрос именно к династии Романовых и ни к кому больше. Чем же так мог насолить этой династии какой-то народ, не имеющий никакого отношения к истории России? А вот так ли это? Неужели было что-то от династии Рюриковичей, что перешло как проклятие ко всем узурпаторам престола, включая династию Романовых? И сама шапка Мономаха действовала как проклятье на каждого, кому не по «сеньке» шапка. Ведь невозможно себе представить, что от тех царей династии Рюриковичей не осталось никакого потомства, вплоть до простых крестьян? Тогдашние бояре да дворяне, после смерти царя Ивана Великого, только кого-то своего желали усадить на царский престол. Чтобы самим руководить «своей» страной для собственной выгоды эксплуататоров. Вот оттуда и пошли все беды России, включая Гришек  Отрепьевых вплоть до настоящих времен. Послушать бы, что кричали юродивые после смерти последнего царя из династии Рюриковичей. А ведь они выкрикивали  проклятия не только князьям да боярам за то, что своего узурпатора на царский трон посадили, мол, де с Мишки та шутовская династия Романовых началась, на Мишке де и кончится это царствие нашествия антихриста. И наступят опять сто лет смутных времен. И будет на Руси смута, пока шапка Мономаха хранится на Руси.

А ведь Рюриковичи тоже имели каких-то адыгских предков. Может причина ненависти династии Романовых к адыгам кроется в этом? Пророчество же юродивых в части конца династии Романовых сбылось же в полной мере? Именно Мишка Романов после Николая Кровавого за один день обрек Россию на долгие столетия кровавого отъема собственности?

         Вернемся к французу. Вот его, как порядочного человека стали приглашать в общество, на светские балы. А что он? Один раз как-то явился француз на бал вместе с адыгейкой. Это какой же наглец этот француз оказался? Лучше бы какую-нибудь негритянку или эскимоску с собой привел, не говоря уже о какой-нибудь чухонке грязной. Но привести с собой на бал адыгейку?! Вот это настоящее оскорбление не только знатным дамам, но и всему русскому народу.

         А в действительности на том балу перед провинциальным обществом предстала очень красивая голубоглазая девица с длинными светлыми вьющимися косами и в великолепной национальной одежде. Но украшений на ней было на такую сумму, что за такое приданное  любой бы согласился взять эту адыгейку себе в жены. И к большому неудовольствию провинциальных хлыщей вдруг выяснилось, что девушка совершенно не говорит ни слова по-русски,  но при этом свободно и без акцента говорит на английском и французском языках. Вот это больше всего возмутило провинциальное общество. Надо же, выучил какую-то грязную адыгейку иностранным языкам, а местным дамам такой образованностью и не похвастаться?! И о чем с этой грязной адыгейкой этим знатным дамам общаться?!

         Но среди кавалеров нашлись и такие, что свободно владели французским языком, поэтому вокруг Заремы (так звали девушку) собралась стайка хлыщей, вознамерившихся оскорбить национальное достоинство самоуверенной девушки. Девушка вначале легко парировала оскорбительные выпады в сторону  своего народа, а потом разъяренная девица вдруг перешла на арго, язык уголовников Парижа. Если большинство из присутствующих ничего и не поняли, то нашлись и такие, что сразу всё поняли. Ведь самому Александру де Гадлю неоткуда было знать этот жаргон. Следовательно, обстоятельства его прежней жизни тоже были хорошо известны. Оттуда за ним шла слава опасного человека чести. Поэтому обоим удалось покинуть бал без лишних эксцессов. Но злоба осталась. Все пересуды окончились лишь тогда, когда прошёл слух, что эти двое поженились.

         Сначала у Заремы родился мальчик, которого назвали Микаэлем (итальянское имя), а в 1853 году родилась девочка Мари. Дети росли дома в языковой среде английского и французского языков.  А в теплое время года родители отправляли своих деток через реку Кубань, в адыгский аул к адыгским дедушке с бабушкой, к родителям Заремы. Вот оттого и выяснилось что, когда пришло время детям пойти в школу, что русский язык им совершенно неизвестен. А на специальную школу жалования учителя не хватало. Вот и пришлось намучиться учителям с этими «иностранцами». Но со временем все улеглось, выучились детки и русскому языку. И выяснилось, что отцовские способности к музыке не унаследовал ни единый из детей Заремы. Но, у Микаэля выявились недюжинные способности к математике, в частности к химии. За что он и получил прозвище Великолепный Микки. А вот Мари имела совсем другие наклонности, о которых можно писать отдельный роман о шпионах. Тихо текла жизнь в особняке, иногда прерываемая вонючими химическими опытами Микки, пока этот Микки не подрос.

         Вот однажды на всю ночь затянулся кутёж Микки с товарищами в каком-то Екатеринодарском кабаке. Они так орали всю ночь, что обыватели тихо ругали родителей Микки: что у такого почтенного отца сын лоботрясом оказался. Вот как завтра отцу все нажалуются на этого Микки. Но этим мечтам не суждено было сбыться. Утром произошло нечто такое, что до ночного кутежа никому и дела не стало.

         Дело в том, что утром должно было состояться открытие выставки сокровищ Востока.  Выставку этих сокровищ вначале планировалось открыть в Ставрополе, Пятигорске или в Астрахани. Но царскому правительству кто-то догадался посоветовать выставить «свои»  сокровища подальше от мест исконного обитания буддистов. Поэтому решено было выставляться сначала в Екатеринодаре, затем в Ростове-на-Дону, и в Одессе. Но Микки с дружками рассудили иначе. После ночного кутежа утром вся эта компания явилась к дверям выставки с  воплями, что у них бомба, и прогнали испуганного сторожа. После чего взорвали двери выставки, ворвались внутрь и через пару минут стали выбегать с тяжёлыми мешками с выставки и разбегаться в разные стороны. И тут стало происходить самое невероятное: каждый из этих бомбистов подпрыгивал с тяжеленным мешком в воздух и исчезал в воздухе на глазах изумленных зрителей.  Ясно, что в помещении выставки и следа от тех сокровищ впоследствии не обнаружилось. И само это преступление так и осталось нераскрытым по сей день.  Одни только пустые рваные мешки валялись на местах таинственных исчезновений бомбистов и больше ничего.

         А ещё более невероятные события произошли, вследствие этого преступления Микки, именно в особняке де Гадлей. Вот после ограбления выставки в особняк пожаловали все высшие полицейские чины Екатеринодара с обыском. Конечно, ни Микки, ни его дружков там не обнаружилось. Но во время обыска в особняке обнаружились несметные сокровища. Конечно, эти сокровища не имели никакого отношения к похищенной выставке сокровищ Востока. И их стоимость намного превышала стоимость похищенного Микки с дружками. Предметы были западноевропейского происхождения. Разглядывание обнаруженных сокровищ было прервано самым образованным среди полицейских  человеком. Он опознал среди сокровищ пропавшую корону французских королей. Да, именно ту самую корону Меровингов, что пропала во время коронации короля Филиппа  Длинного, отца того самого короля Филиппа Красивого, который потом и разгромил орден тамплиеров. А за что громил? Да вот за эту самую похищенную у его отца корону и громил тамплиеров. Разве недостаточно? Вот и сокровища тамплиеров обнаружились в Екатеринодаре.

         Созерцания полицейскими сокровищ тамплиеров были прерваны появлением Александра де Гадля, который, увидав  полицейских в своём доме, схватился за сердце и упал в обморок. А вслед за ним явилась и его жена Зарема, которая при виде умирающего мужа, подняла такой крик и переполох, что полицейские начисто забыли о каких-то там сокровищах. А когда вспомнили, то на месте сокровищ было пусто. Вот и пришлось полицейским  потом долго удивляться, как же так? Дом оцеплен со всех сторон. В дом никто не входил и не выходил, а сокровища исчезли?

         А вот факт, на который никто в то время не обратил никакого внимания. Все дети из высокопоставленных почтенных семейств Екатеринодара присутствовали на уроках именно в положении стоя. И все они никак не соглашались присесть. Вроде бы как никакого отношения к вышеупомянутым событиям этот факт иметь не может? А всё же как же это?

         Так вот о каких графских сокровищах толковал мне Николай. А ведь действительно он был гениален. Надо же все ищут в Краснодаре сокровища, а он возьми и догадайся, куда зарыли те сокровища для этого самого графа. Ещё бы выяснить, какое отношение ко всему этому мог иметь тот граф де Гадль вместе с его Шестипалым другом Гоги? Ведь Александр де Гадль вовсе никак себя не величал графом. 

А что же его дочь, Мари де Гадль делала после исчезновения своего братца? А отправилась эта Мари в Париж учиться в Сорбонне. Вот и история её жизни в Париже, которая получила достойное описание во французской детективной литературе, как казуистическая ошибка французской полиции.

         Дело в том, что в это же время в Париже с окрестностями стали обнаруживать детские трупики со следами насильственной смерти в результате каких-то ритуальных убийств. Полиция пришла к выводу, что это дело рук сатанистов, которые  приносят в жертву своему богу невинных детей. Все эти дети были из малообеспеченных семей, и легко отлавливались на улицах Парижа злоумышленниками. А далее после зловещего ритуала трупик выбрасывался где-нибудь на улице, и найти следы преступников было совершенно невозможно.

         А кто может иметь большее отношение ко всякой чертовщине? Конечно же, сам граф де Гадль. Вот эта девица Мари де Гадль всем и объявляла в Париже, что она сама графиня де Гадль и никак иначе. А на вопрос, кем же она доводится графу де Гадль, может дочерью? На что девица отвечала, что доводится де она графу де Гадль именно женой, и именно женой того самого графа де Гадль, которого сожгли на костре в 1313 году по приказу короля Филиппа Красивого. Все эти странности полиция не оставила без своего внимания и установила за странной девицей весьма плотную слежку. Тут то и выяснилось, что девица оказалась весьма ловкой особой, и легко уходила от провожатых. В конце концов, полиция вышла на брата этой девицы Мари. Надо же, вот и Микаэль отыскался именно в Сорбонне. А откуда деньги на учёбу у того студента могли взяться?

Вот тот студент и стал объясниться с полицией за поведение своей сестрицы. Мол, де сам он никакого отношения к графу де Гадль вовсе не имеет. И никакого дворянского французского титула у него нет. А на то, что его сестрица уходит от слежки, так на тех шпиках вовсе никак же не написано, что они из полиции? Поэтому девица и уходит. Результатом этих "общений" явилось то, что девица Мари без проблем привела шпиков в рабочее предместье Парижа. Где она встретилась с радостной кучей детворы. Мари наградила детишек подарками, какими-то сладостями, после чего встретилась с отцом этого семейства и стала говорить с ним на каком-то неизвестном в Европе языке.  Но отчего-то этот факт не вызвал никакого интереса в полиции. Более того, слежку за этой подозрительной девицей следовало незамедлительно прекратить. Значит, семейство, куда привела девица, было хорошо известным французской полиции, как весьма благонадёжная семья корсиканцев. И смысла искать сатанистов там никакого не было. 

Вот оно что, оба де Гадля учились в Сорбонне, и надо полагать, что выучились. А за чьи деньги? Неужели за похищенные сокровища? Что ещё эпатажного водилось за той девицей в Париже? Вот тогда же, в Париже, эта девица Мари фанатично гонялась за автором, вышедшей в свет книги «Двадцать тысяч лье под водой», за Жюль Верном. Вот он то ей зачем мог понадобился за личной встречей? А когда все же эта встреча, наконец, состоялась, девица осталась отчего-то разочарованной в своём кумире.

         А дальше что с этой девицей происходило на её родине? Вот выучилась девица в Сорбонне и возвратилась в свой родной город Екатеринодар. И чем же она там была знаменита? А тем, что её умалишенная блажь вызывала откровенный смех по всей Российской империи. Надо же эта эпатажная Мари объявила себя служительницей культа индийской богини Кали. И на всех обрушилось ещё одно её заявление, что она является женой с рождения именно врага Британии в Индии Нана Сахиба. И это что за блажь? Мало того, что этот культ жертвоприношений богини Кали преследовался во всем мире как дикий ритуал сожжения вдов на костре заживо, так эта сама девица утверждала, что сама себя должна сжечь вслед за смертью какого-то индийского Нана Сахиба. Но на каждую весть из Англии, что Нана Сахиб был уже убит англичанами в Индии и похоронен, эта девица разражалась весёлым хохотом о том, что слухи о смерти её возлюбленного Нана Сахиба очень сильно преувеличены. И действительно, вслед за этим девица начинала рассказывать о якобы полученном ею от возлюбленного Нана Сахиба письме, в котором тот английский преступник якобы уверял свою жену в своём полном здравии. Поэтому вся переписка девицы Мари де Гадль тщательно проверялась царской охранкой, но при этом ничего предосудительного обнаружено не было.

 А со временем все начисто забыли о той старой деве Мари с её блажью об индийском преступнике Нана Сахибе.  А надо сказать, что к тому времени и об её отце тоже начисто забыли, о том, как все его современники осуждали его поддержку своей дочери в её безумной блажи о каком-то индийском преступнике Нана Сахибе.

  О тех временах осталась только какая-то странная адыгская легенда о том, как в их аулы стали прибывать старички с подарками для захоронения. А это что за чёрт? А ничего необычного в том нет. Надо себе представить, что адыгам в то время паспорт как-то и не полагался. Вот это и причина той адыгской легенды. Надо себе представить, что какой-то старичок адыг отправился через реку Кубань в город Екатеринодар за покупками своим детям и внукам. Вот, значит, накупил старик своей семье подарков и пошел домой. А по дороге присел отдохнуть, да и помер. И вроде как ничего удивительного в этом нет. А поскольку вся нехитрая утварь с деньгами оставалась со стариком, то тогдашняя Екатеринодарская полиция в трупе ничего криминального не находила. И приходилось полицейским везти труп старичка по адыгским аулам, искать родню того старичка. И правда, в близлежащих аулах у тех старичков находилась масса родни и плакальщиков, которые со всеми почестями хоронили усопшего. Но это сначала полицейским всё так казалось, а в двадцатый — тридцатый раз  и полиция стала догадываться, что что-то не так с теми старичками. Но и в сотый раз те полицейские ничего поделать с теми старичками не могли. Старик есть, и его  имущество при нем, не ограблен покойник значит. А в адыгском ауле все искренне скорбят об утрате своего родственника. Значит, всё в порядке.

Но причина всё же в том российском паспорте. Значит, что у Мари возникла необходимость хоронить умиравших в её доме стариков таким необычным образом. Паспорта-то ей могли еще пригодиться для вновь прибывших в стардом ( богадельня значит), стариков. А куда девать труп умершего от старости предыдущего владельца этого паспорта?  А обрядить покойника в адыгскую одежду, и снабдив деньгами с какими-то вещами, создать видимость того, что этот старик с гостинцами по дороге домой с базара присел отдохнуть и внезапно помер.  А нашедшая труп поутру полиция того времени мародёрством не страдала, поэтому всё имущество вместе с трупом благополучно доставляла в близлежащие адыгские аулы. Понятно, что к тому времени наша девица Мари осталась одна без родителей. Как только помер её отец Александр, то и его вдова Зарема незамедлительно исчезла в неизвестном направлении. И больше ничего о той  Зареме неизвестно. Только то, что и на Всесвятском кладбище Екатеринодара нет её могилы. Только памятник с её именем в пятидесятых годах века двадцатого там был установлен их дочерью Мари на могиле Александра де Гадля. 

А вспомнили о девице Мари во время революции 1905 года. Надо же, царская охранка обнаружила у той девицы ребенка от того самого английского преступника Нана Сахиба. Правда, самоё дитя так и не было обнаружено, вроде бы где-то утонуло это дитя в реке Кубань. Но за сам неустановленный факт родов этого дитятки, девица Мари была арестована и предана царскому суду. Уже какими такими соображениями руководствовался тот суд — уму непостижимо, но эта эпатажная девица Мари была приговорена царским режимом за роды против царя к каторге. Дурацкий приговор царского суда и послужил причиной к смеху всей российской общественности. Это как же так, что роды могут быть против самого российского царя? Да ещё и половая связь с каким-то политическим преступником против Англии может подрывать устои российского царизма? Вот оно что значит, бабы и детей рожают против самих царей династии Романовых! Вот дожили в той Руси бабы, что за простые роды их преступницами объявляет режим Романовых. Под давлением смеха общественности приговор Мари де Гадль к каторжным работам заменили просто помилованием, к простой ссылке в Сибирь за её роды.

По прибытии в Сибирь к месту назначения Мари де Гадль зашла в какую-то убогую крестьянскую избу. Где наткнулась на болтавшегося в петле в предсмертных конвульсиях висельника. Верёвку Мари немедленно перерезала. И приступила к реанимационным мероприятиям валявшегося на полу алкаша. Что её и удалось через некоторое время. Впоследствии выяснилось, что это был сосланный в Сибирь вполне удачный врач, которому за каким-то чертом понадобилось когда-то связаться с революционерами.  Вот те революционеры и сдали своего спонсора полиции. В результате тот наивный врач и был сослан в Сибирь. А за ним была вынуждена последовать и его семья. Эта семья в Сибири была обречена на голодную смерть вместе с тремя малыми детьми. Жена ссыльного, поняв всю несправедливость царского режима Романовых, повесилась, оставив трех сирот на этого слабоумного папашу, в результате чего бедняга ушел в запой, концом которого и явилось повешение на потолке русской избы. Вникнув во все обстоятельства этого дела романовской власти, девица Мари де Гадль не нашла ничего лучшего, кроме  как женить на себе неудачливого висельника и занялась воспитанием и образованием его детишек. В результате чего никакого пьянства у её мужа больше не наблюдалось. И дети тоже выросли в образованных людей. Но всё это было уже после захвата власти Советами. Тут и её муж пригодился. Оказался он весьма успешным хирургом и в тридцатых годах двадцатого века занял ведущую должность профессора в Кубанском медицинском институте имени Красной армии. Там же работала гигиенистом и его жена, Мария Александровна. Конечно эта пара, в которой муж был младше жены на двадцать лет, вызывала всяческие сплетни среди сотрудников. 

 К сожалению, ничего о тех временах не сохранилось. Во время второй мировой войны, ещё до оккупации Краснодара фашистами, в здание медицинского института попала немецкая бомба, и всё там сгорело, включая и все архивы. Кстати, и особняк Александра де Гадль тоже был полностью уничтожен во время бомбёжек. На том месте оказалась пустошь. А ещё задолго перед началом войны Мария Александровна умудрилась спровадить своих уже взрослых детей, куда подальше в Среднюю Азию. А сама осталась в краснодарской квартире вместе с умиравшим мужем. Только после освобождения Краснодара советскими войсками вдруг появилась в госпиталях и эта весёлая старушка. Где она провела время оккупации, тоже неизвестно. Но никаких вопросов к ней у советской власти не возникало. И мне тоже довелось её видеть в начале шестидесятых годов двадцатого века. И надо же, этой старушке давно уже за сто лет, а впечатление она производила, что ей не больше семидесяти. Умерла Мария Александровна в 1964 году. Место её захоронения неизвестно.

 Ничего не найдя в анналах Краснодара, как ни странно, но придётся обратиться к островам Карибского моря середины века девятнадцатого. Остров Гаити. Там когда-то произошло преступление, страшное по своей жестокости и бессмысленности. В доме местного пастора обнаружены были зарезанными вся семья пастора вмести с ним самим, вся их прислуга, и каким-то странным образом, оказавшаяся в том доме семья какого-то местного рабочего порта. Вот все эти трупы семьи рабочего были уничтожены самым зверским образом. Мало того, что зарезана была жена местного мастерового, так и ещё не рождённого младенца зачем-то вырезали из живота трупа  и вместе с другими детьми мастерового, порубили трупы всех детей рабочего на мелкие кусочки. И порубили саблей так мелко, как крошат капусту на засол, свалив эти останки в одну общую детскую  кучу из мелких кусочков из детей простого рабочего. Местная полиция пришла к очень странным выводам: так как выжить удалось только одному самому  отцу семейства, значит, он и есть тот самый маньяк убийца. А то, что этот самый отец в это самое время, когда шла резня в доме пастора, бегал по всем кораблям, стоящим в порту, это вовсе не алиби для полиции, А свидетельствует только о том, что бежать ему хотелось после устроенной им в доме пастора резни. А в дальнейшем именно эта версия стала единственной и непререкаемой, так как получила свое подтверждение в обстоятельствах дальнейшей жизни этого рабочего. Стал этот работяга вдруг кровожадным пиратом. И все это началось только с резни в доме пастора. Мол, де дальше он уже стал открыто удовлетворять свои кровожадные наклонности. А так ли это на самом деле? 

Ведь понятно же, что человек тот работал в порту. И только он сам и мог привести свою семью в дом пастора. Значит, хотел семью там спрятать от кого-то, кого узнал среди прибывших в порт людей. Получается, что причины этого преступления нужно искать не в будущем, а в прошлой жизни этого простого человека. Вот и покопаемся в прошлом простого рабочего порта.

Мне как-то ещё в детстве доводилось слышать выражение «принц Гамбургский», но что это значило, вроде как оскорбление, а люди и тогда уже не помнили. Вот и окажемся в немецком городе Гамбург задолго до описанных выше событий резни  в доме пастора. Жила в том городе Гамбург нищая вдова с сыном. Рос мальчик в порту, трудом зарабатывая себе на жизнь и на содержание нищей матери. А при всей своей нищете этот юноша был единственным потомком древнего шотландского герцогского рода. И тот род был древнее и династии Стюартов. В родовитости этого отпрыска ни у кого сомнений не возникало. А обнищание рода произошло задолго до его рождения, так как никто из его предков не пожелал жениться на богатом приданном. И его мать, хотя и была из простого люда, но сочеталась с его герцогом отцом весьма законным браком. Вот и юный герцог был очень доволен своим существованием в качестве рабочего порта.

А теперь о престолонаследовании кайзеровского трона. Уже тогда трон нуждался в наследниках. Что позже и привело к захвату власти Гитлером. А тут незамужняя принцесса болтается в загулах и замуж её выдать ни за кого нет никакой возможности. Вот тогда и придумали, за недостатком женихов, заставить этого портового герцога жениться на принцессе. Что с успехом и удалось. Вот и расхаживал разряженный принц по Гамбургу вокруг своей принцессы, как петух. Вначале принцесса разродилась «недоношенной» девочкой. А во время второй беременности принцессы с ней произошел пренеприятнейший случай. Во время знатного бала на глазах высокопоставленных гостей, этот принц где-то достал полное ведро фекалий, принес своей принцессе и вылил ей на голову, не побоявшись забрызгать сидевших возле неё высокопоставленных  персон. После чего принц заперся в своей комнате. Утром дверь взломали, но тела принца там не нашли. Зато все вещи и наряды вместе с драгоценностями валялись в беспорядке в комнате. Пропал голый принц. И больше никто никогда его не увидел.

Надо понимать, что мать этого принца к тому времен уже умерла. И дальше терпеть свою принцессу ему не было никакого смысла.  Вот он и исчез в порту на каком-то корабле.  А потом принцесса «соломенной вдовой» родила в положенный срок вторую девочку.  Далее ей часто приходилось выезжать на лечение на воды. Наверняка отцы её бастардов сожалели о пропаже её «неспособного к «детопроизводству» принца мужа. Но самым настойчивым её любовникам так хотелось усадить своего бастарда-отпрыска на немецкий трон. Вот и отправился самый предприимчивый папаша на розыски принца, чтобы вернуть его в законную семью. А что нашли, то уже известно, новую семью с кучей ребятишек  у простого рабочего порта. Тут от злости не только чужих детишек начнёшь крошить в кусочки саблей, но и всех окружающих. В конце концов, промотала принцесса все своё состояние и стала никому не нужной в Германии.

Тут ещё можно посмотреть на немецкую принцессу в её старости в России. Пришлось перебраться нищей принцессе в Россию к своим дальним родственникам. Вот и влачила нищая приживалка вместе с двумя своими дочерьми-англичанками жалкое существование в огромном имении какого-то русского князя, изнуряемая постоянными обмороками. Но как же сожалела княжеская челядь, ублажая капризную старуху: « Ну и где же её принц Гамбургский? Как бы он бы вылил на неё ведро фекалий и как бы сразу эта б…ь  от обмороков бы и излечилась».

Обратимся к её дочерям. Старшую красавицу дочь англичанку звали Мэри. И отличалась она весёлым нравом. За этот нрав и пришлось ей бежать с каким-то осетинским князем в Осетию. Надо ещё понимать, что за князи лезли к русскому дворянству с Кавказа. Что там за имение у того князя, состоявшее в простой хижине-сакле, без признаков всякого хозяйства или рабов. Вот то и неудивительно, что весёлая Мэри, после того как родила мужу рыжего сынишку, незамедлительно сразу и умерла, И наверняка в результате родов. Судьба её сына тоже известна. В возрасте двадцать лет этот парень погиб на дуэли из-за оскорбившего его прозвища бастард.

А младшая сестра той Мэри вообще ничем не отличалась. Тихо себя вела. И тихо о чем-то сговорилась с каким-то обрусевшим немцем. И так же тихо вышла за него замуж. После чего молодые отправились куда-то на Восток, где её муж занял пост губернатора голландской колонии. Но отчего-то местные дворяне шептались ей вслед, что она сделала намного худшую партию, чем даже её умершая сестра Мэри. А всё это потому, что в розенкрейцерском роду этого немца действует древнее проклятие тамплиеров.

 

 

 

 

 

 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению. И напишите комментарий.


И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

0
19:01
142
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Литературный Клуб "Добро" © 2018 Работает на InstantCMS Иконки от Icons8 Template cover by SiteStroi