Что в имени тебе моём... Быль

Что в имени тебе моём... Быль

  ЩЕНОК.
 _____________

       Сегодня меня отдадут новому хозяину. Хозяин моей матери сказал, что надо её пожалеть, а я вырос и смогу обойтись без неё. Мне уже два месяца. Я — взрослый. Ух! Я вырос! Меня просто распирает от гордости и счастья. Я уже смогу жить без своей матери. За ухом зачесалось. Сейчас почешу… Пойду молока пососу… Напоследок.

       Это мой новый хозяин? Чего он так обрадовался? Мне?! А что мне нужно сделать? Сейчас хвостом повиляю, попрыгаю вокруг тебя, улыбнусь. Ой, меня на руки взяли. Надо же, я и не знал, что могу принести столько радости. Я тебе тоже рад. Да дай же я тебя понюхаю, оближу. Мы, собаки, когда знакомимся друг с другом, обнюхиваемся и облизываемся. Значит, облизывать меня ты не будешь? Метить дерево тоже не будешь? Эх, хозяин, ничего ты не понимаешь...

       Это мы к тебе домой едем, хозяин? Пахнешь ты невкусно. Как теперь тебя облизывать? Зачем вонючую горящую трубку в рот засовывал? Я даже кашлять стал от этого запаха. И глаза слезиться стали. Уже приехали? Это твой дом? Большой какой. У старого хозяина был меньше. Холодно как. Подниматься? Се… Се-ейча-а-ас. До чего же ступеньки высокие. Взобрался. Заходить?

       Ух, сколько запахов… Все такие разные. Вкусные и не очень. А куда эти двери ведут? А вот эти? Ого сколько комнат. Запутаться можно… Куда-то я не туда зашёл. Не понял. Это что? Это теперь все мои хозяева? Сколько же их? Я только до четырёх считать умею. Так, четыре лапы один раз и ещё три лапы. А кто главный? Чего вы все молчите? Не ждали? Хозяин моей матери тоже всегда с хозяйкой ругался. Не рады мне? Я сейчас за хозяина спрячусь. А что такое веник? Это какое-то оружие? Я его бояться должен? Я понял, кто здесь главный! Главные — это вот эти четверо. Кого они поддержат, тот и выиграл. Эй-эй! Отпустите! Вы меня затискали совсем. Я тоже прыгать умею. И облизывать. Сейчас всех вас оближу. Как вы вкусно пахнете. Не то, что новый хозяин. Ага. Его зовут Папа? Не то, что Папа. 



       ХОЗЯЕВА.
 _______________


       Такси остановилось возле сплошного деревянного забора. К вечеру мороз крепчал, и мужчина, выйдя из машины, зябко повёл плечами и сказал кому-то, спрятанному за пазухой.

  — Вот мы и дома.

      Он толкнул калитку и, по расчищенной от снега дорожке, прошёл к крыльцу синего дома. От мороза снег громко скрипел под ногами. Расстегнув куртку, мужчина достал живой колобок и поставил на крыльцо. Им оказался смешной и неуклюжий двухмесячный щенок. Большая чёрная морда с широким лбом и раскосыми шалыми и в то же время умными и любопытными глазами выдавали в нём кровь азиатской или кавказской овчарки. А вот дальше окрас резко менялся. Чёрный плавно переходил в цвет кофе с молоком, все четыре лапы, грудь и кончик, лихо закрученного, хвостика были белыми с пепельным налётом. Таким же был воротник на шее. Чёрно-коричневые уши пытались подняться, что говорило о сосредоточенности щенка. 
  
  — Поднимайся, — услышал щенок, и его легонько подтолкнули к следующей ступеньке.

 Щенок неуклюже стал карабкаться по крыльцу, молча и терпеливо беря одну высоту за другой. Взобравшись, он вопросительно посмотрел на своего нового хозяина.

  — Молодец, — похвалил тот.

      Мама, услышав звук подъехавшей к дому машины, сказала:

  — Отец приехал.

 Спустя несколько минут, удивлённо добавила:

  — Почему не заходит?

      И, словно в ответ на её вопрос, открылась дверь, впуская в дом свежий морозный воздух. Папа вошёл в комнату донельзя счастливый. 

  — Что случилось? — спросила мама. — Машину выиграл?

  — Какая машина, — отмахнулся папа. — У нас новый член семьи появился.

 Папа открыл дверь и сказал кому-то, стоя на пороге:

  — Заходи, — повернув к своему семейству радостное лицо, папа рекомендовал:

  — Знакомьтесь.

      В комнату ввалился крепкий круглый колобок на четырёх толстеньких ножках с закрученным хвостиком и любопытным чёрным носиком. Он сразу же начал исследовать новую территорию. Для начала влез в Алькины краски, разбросанные по полу. Алька на полу и рисовала, и делала уроки. Это генетически ей передалось от папы. Затем запутался в шнуре и чуть не опрокинул на себя светильник. После попытался обнюхать рыжего кота. Кот душераздирающе мяукнул, словно его убивали, и ударил когтистой лапой щенку по носу. На удивление щенок даже не взвизгнул, а лишь сел от неожиданности и изумлённо хлопал чёрными раскосыми глазами. Следующим его действием стало обнюхивание дверей. В комнате повисло молчание. Шесть пар глаз внимательно разглядывали круглобокое создание с хвостом. Создание, икнув, стало жаться к папиным ногам и пытаться спрятаться в папиных ботинках.

  — Это кто? — осторожно спросила мама.

  — Щенок, — ответил довольный папа. — Смесок лайки и азиатской овчарки.

  — А зачем он нам? — снова спросила мама. — У нас же есть собака.

  — То не собака, — отмахнулся папа.

  — А кто? Лошадь? Или Змей-Горыныч?

  — То плохая собака. Разоритель чужих курятников. А мне сторож нужен.

  — Так, — сказала мама. — Так. Значит, та собака тебе плохая. И ты эту притащил, чтобы тоже на мою шею повесить. Я не ёлка, чтобы меня такими гирляндами украшать.

  — Я его сам кормить буду, — обиделся папа. — И убирать за ним тоже буду я.

  — Сказал волк ягнёнку. Твой энтузиазм продлится неделю. А потом снова всё ляжет на мои плечи.

      Семейный скандал начинал набирать обороты. Бабушка, вышедшая из своей комнаты на странную гнетущую тишину, которой в этом доме раньше никогда не было, стала поддерживать позицию мамы, мол, хватит и одной собаки. Папа с бабушкой воевать не умел и поэтому терпел полный крах. Ведь всем известно: бабушки — это страшная сила. Бедный щенок совсем вжался в пол и смотрел на всех виноватыми глазами, даже боясь пошевелить хвостиком. Но тут вмешались ещё четверо — два молодых парня, девушка и девчонка-подросток — дети новых хозяев.

  — Какой хорошенький! — воскликнула девчонка и бросилась к щенку.

  — Мама, — укоризненно сказала девушка. — Смотри, вы с бабушкой его совсем запугали. Он же не виноват, что папа его сюда принёс. — девушка присела на корточки и погладила щенка по голове. Щенок в это время барахтался в цепких руках девчонки. — Алекса, осторожней с ним. Видишь, живот какой большой? Недавно поел, наверное. Срыгнуть может.

 Братья с двух сторон приступили к осаде бабушки. Бабушка сдалась быстро. Ещё бы! Внуки — её гордость. Им она никогда не могла отказать. Один в Морской Академии учится, второй кадетский корпус закончил, Футболом увлекаются. У второго внука даже диплом есть с подписью президента УЕФА Мишеля Платини. Грамотами, дипломами и медалями весь угол обвешан. Всевозможные кубки стоят на полочке компьютерного столика.

  — Бабушка, — сказал Макс, — давай возьмём. Смотри, он на медвежонка похож. Ух, ты мой хорошенький. 

 И Макс присел рядом с сёстрами, тоже желая потискать щенка. Бабушка постояла, посмотрела и, тяжело вздохнув, примостилась рядом с внуками.

  — И правда, хорошенький, — улыбнулась она.

  — Чего спорите? — спросил самый старший из четвёрки, Сергей. — Отец сказал — будет вторая собака, значит будет. Мужчина в доме главный.

 После этих слов все почему-то посмотрели на маму.

  — Ма-ам? — вопросительно произнесла Алекса.

 Семь пар глаз, шесть человеческих и одни собачьи, смотрели на растерявшуюся женщину.

  — Что?

  — Так ты разрешаешь?

 Мама махнула рукой. Все облегчённо вздохнули и заулыбались.

  — Вот и всё, маленький,- сказала девушка. — Мы выиграли.

  — Взяли численным превосходством, — усмехнулся Сергей.

  — Переиграли противника стратегически, — дополнил Макс.

  — Вот что, стратеги, — внесла мама ясность. — Если ваш отвоёванный трофей где-нибудь напакостит, получит веником. Ясно?

  — Мы на тебя в Гринпис пожалуемся, — пообещала Алекса.

  — Да жалуйтесь, куда хотите, — сказала мама. — А веника, если что, ваше сокровище ненаглядное всё равно отведает. Давайте ужинать уже садиться. 

 

ЩЕНОК.
 _______________

      Куда меня понесли? А-а-а, купаться. Какая вода приятная. Я даже зажмурился от удовольствия. Вообще-то, я молчун. Лаять пока не умею, скулить стыдно, визжать ещё стыднее. Рычать пробую, только пока плохо получается. Зато у меня получается говорить "оу". А свою любовь и преданность я выражаю тем, что хозяев своих вылизать пытаюсь. Так моя мама делала. Она меня и моих братьев и сестёр вылизывала полностью. Только у меня это тоже плохо получается. Я у хозяев в ногах почему-то застреваю, и они спотыкаются. А мне тоже страшно становится. Представляете, если на меня мой хозяин с такой высоты обрушится? Придавит, наверное.

      Какое полотенце мягкое. Так тепло и хорошо...
 А куда вы все смотрите? Я тоже хочу. Вы мне имя выбираете? Здорово! Хозяева, зачем же вы так спорите? Я буду рад любому. Любое нельзя? А, понятно, имя влияет на характер собаки. Я не знал. Ладно, выбирайте.
 Локомотив? Нет, такое имя мне не нравится… Что? Кто? 
 Пожалуй, я поторопился, я не буду рад любому имени. Зачем мне двойное имя? Вы сами запутаетесь, пока меня звать будете. Мю??? Что это за имя? Хозяева, не надо меня так называть! И Македонским не надо. Жребий будете тянуть? А кто такие гоблин и гном? Ну, вот опять… Кто ж меня так не любит-то? Я тоже сейчас, как Папа, на вас всех обижусь.
 Неужели придумали? Оу! Наконец-то!


 ХОЗЯЕВА.
 _______________

После ужина вся семья вновь воззрилась на щенка. 


  — Вер, давай его искупаем, — предложила Алекса сестре. — Посмотри, пальцы чёрными стали от грязи, пока гладила его.

  — Давай, — согласилась Вера. — Пап, а как щенка зовут?

  — Босик, — коротко ответил папа.

  — Пап, да ты что, — возмутилась вся четвёрка. — У нас уже была такая собака. 

  — Чем вам не нравится? Хорошее имя, — пошутил папа.

 Шутку никто не оценил. 

      Боссом, Боськой, Босиком звали всеобщего любимца, умершего прошлой зимой. На редкость был умный и преданный пёс. Босс был смеском двух пород — боксёра и восточно-европейской овчарки. Рыжий хозяйский кот всегда спасался в собачьей будке от котов посильнее. Как-то весной утка решила устроить гнездо в будке Босса, и пёс позволил, не давая никому, кроме хозяина и хозяйки туда заглядывать. Он стойко переносил весенние холодные дожди под открытым небом и ложился перед самым входом в своё жилище. Вернули Боссу будку, когда утята вылупились. Был пёс удивительно терпелив, и ночами, когда соседские собаки поднимали лай, он в общем гвалте не участвовал. В последние дни он уже не мог ходить, и тянул слабые задние лапы. Умирал на руках всей семьи. Мама дольше всех не уходила от него. Выложила дно будки сеном, укутала умирающую собаку в старую тёплую куртку и села рядом прямо в снег, шепча ласковые, успокаивающие слова. Голова Босса, с уже закрывающимися глазами, свешивалась из будки. Он пытался последний раз лизнуть руки своих хозяев, словно благодарил, что они здесь, рядом с ним. Умер пёс ночью. И только после этого хозяева вошли в дом. Настроение у всех было такое, словно потеряли близкого человека. Долгое время никто не мог даже помыслить о другой собаке. И сейчас никто не захотел маленькому щенку давать имя старого любимца.

  — Давай, как-нибудь по-другому, в Гугле можно поискать, — предложил Сергей.

 И папа вместе с сыновьями приник к монитору. Интернет выдал информацию, что выбор клички для собаки оказывается дело весьма серьёзное и влияющее на характер. Как своего питомца назовёшь, таким он и будет. Предлагалось огромное количество кличек и описание характеров собак, их носящих. 

      Сёстры, искупав щенка, тоже приняли участие в изучении собачьих имён. Дело не ладилось. Всегда находился кто-то, кому была не по нраву та или иная кличка.

  — Вы такими темпами до утра будете кличку выбирать, — сердилась мама. 

  — Может, назвать его Спартак? — спросила Алекса.

  — Алька, это уже неактуально, — откликнулся Сергей.

  — Давайте его Барсой назовём, — предложил вдруг Макс.

  — Барсом? — переспросила мама.

  — Да нет, Барса. От Барселоны. 

 Макс был фанатом испанского клуба и при просмотре футбольных матчей своей любимой команды всегда одевал футболку и шарф с её символикой.

  — А почему сразу Барса? Тогда уж Челси, — Сергей, ярый болельщик английского клуба, недалеко ушёл от брата.

  — Или лучше Локомотив, — подала свой голос бабушка.

  — Вы его ещё Крылья Советов назовите или Манчестер Юнайтед, — сказала мама. — Выйду на улицу и буду звать: МЮ, МЮ, МЮ… Или КС, КС, КС. Хватит нам футбольных кличек. Вон ваш Марсель любимый на привязи сидит. Настоящий шевалье, такой же гуляка безалаберный и опасный для окружения. Как отпустишь, так ищи ветра в поле. И каждый раз то кур, то уток, то кроликов после его прогулок на пороге нахожу. Не дай Бог, у кого из соседей разбойничает. Отдали бы вы его хорошему охотнику. Пропадает ведь пёс.

  — Мам, — миролюбиво сказал Сергей. — Чем тебе не нравится? У нас такая собака промысловая, голодными никогда не останемся. 

 Но мама на такие уловки не поддалась.

  — У Марселя все повадки охотничьего пса. А здесь охотиться нельзя. Каждый раз сердце замирает, когда он гулять уходит. И где только лазейки находит, чтобы со двора сбежать?

  — А он не находит, — охотно стала объяснять Вера. — Он прыгает на ветку яблони, оталкивается от неё и перескакивает через забор. Сама видела.

  — Не волнуйся, мам, — сказал Макс. — Я уже нашёл человека. На днях придёт смотреть.

  — Вот и хорошо, — вздохнула мама.

      Марселя принёс домой Макс, когда летом между учёбой в корпусе подрабатывал на стройке. Уши и морда щенка были облеплены клещами, тело в струпьях, шерсть свалялась. И только карие умные и взрослые глаза смотрели печально и вопросительно. Щенка вымыли, обработали струпья, сняли клещей, накормили и отпустили знакомиться с Боссом. Надо сказать, старый пёс принял малыша и потеснился в своей будке. Так и спали они вдвоём, пока щенок не подрос. 

      Марсель стал красивым псом. Среднего размера, тонкокостный и изящный, он чем-то смахивал на бразильскую горную овчарку, древнюю породу охотничьих псов.  Его легко было обучать командам. Он быстро понял, что есть нужно по команде "можно". Быстро освоил команды "сидеть", "лежать", "рядом". Был весёлым, непоседливым и добрым. Любил вихрем носиться, прыгать и купаться. Единственное, что удручало всех — его любовь к охоте. Боссу приходилось грудью вставать на защиту хозяйской живности и возмущённым лаем ранним утром призывать хозяев на помощь. Марсель умудрился даже в реке поймать рыбину. Трофей он принёс хозяйке и положил возле её ног. 

      Дети не хотели расставаться с собакой, а взрослые понимали, псу нужен простор и охота. Здесь ему тяжело. 

      Вся семья глазела в окно. Марсель, видя повышенное внимание к своей персоне, радостно скалился, нетерпеливо перебирал лапами и вилял хвостом.

  — Найдём мы ему охотника, — пообещал Сергей.

  — Ближе к делу, мы кличку щенку выбираем, а не обсуждаем Марселя, — призвал папа всех к порядку. — Что надумали?

      Вера была заядлой толкиенисткой и участницей ролевых игр. И что пришло в голову, то и предложила:

  — Может, Толкин?

  — Или Македонский, — добавила бабушка.

  — Нет, — решительно сказал папа. — Так дело не пойдёт. Давайте жребий тянуть. Только нормальные клички пишите.

  — А сколько можно написать? — спросила Алекса. — Можно по три?

  — Можно, — великодушно разрешил папа.

 Бумажки с кличками сложили в прадедовскую папаху, хорошенько перемешали и протянули папе.

  — Если там будет какой-нибудь крылатый или эльф, я тянуть не буду.

  — Крылатого и эльфа нет, — честно ответила Вера.

 Папа протянул руку, достал клочок бумаги и развернул.

  — Это что такое? — спросил он. На бумажке убористым почерком было написано: "Гоблин".

  — Надо же, — удивилась Вера. — Пап, если не нравится... 

  — Не нравится, — перебил папа. — Буду снова тянуть.

  — Правильно, — пробормотала Вера. — Снаряд дважды в одну воронку не попадает.

 Папа вытянул новую бумажку и громко прочитал:

  — Гном, — он посмотрел на дочь. — Вера, ты издеваешься?

  — Пап, прости, прости. Третье имя нормальное. Честное слово, — стала оправдываться Вера.

  — У тебя, отец, сегодня рука какая-то неудачливая, — задумчиво произнёс Макс.

  — Всё, — сердито сказал папа. — Последний раз тяну.

 Он снова запустил руку в папаху. На вытянутой бумажке было написано: Акварель Краскович Невский.

  — Что? — спросила Алекса, когда все дружно на неё посмотрели. — Что? Я в художке рисую акварельными красками "Невские". Лучшие художественные краски, между прочим. 

 Папа обиделся. Он молча вытряхнул оставшиеся бумажки в пакет для мусора и сел перед монитором. В доме наступила тишина. Когда папа был таким, его никто не решался затрагивать. Только мама сказала:

  — Дошутились.

 Бабушка, вздохнув, ушла к себе в комнату. 

  — Мы назовём нашу собаку Милан, — неожиданно заявил папа.

  — Милан, — протянула мама, словно пробуя кличку на вкус. — А что, неплохо. Милан, милый, милёнок, Миланчик. И ваши футбольные пристрастия тоже удовлетворены будут.

 И тут подал голос щенок. Он издал странный звук, очень похожий на русское восклицание "оу". 

  — Вот, — сказала мама. — Маленький щенок оказался умнее всех вас, вместе взятых. Сам себе кличку выбрал.

  — Ну, раз тебе нравится, — засмеялись все, — то и нам нравится. Будешь Миланом. 

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

+5
01:58
634
RSS
12:11
+1
rose мне очень нравится
19:23
Аригато!)))
Klaudia
18:39
+1
Очень добрый рассказ!
23:32
Огромное спасибо)
22:40
Согревает душу Так хорошо написано и о таких добрых людях и обстоятельствах.Словно отрывок из хорошего фильма посмотрела.Спасибо.А как здесь можно пригласить в друзья. Чтобы не потерять Вас Хотелось бы почитать и другие работы.
Загрузка...
|
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Литературный Клуб "Добро" © 2019 Работает на InstantCMS Иконки от Icons8 Template cover by SiteStroi