МИ-8

МИ-8

            Взревели вертолётные двигатели, лопасти завращались набирая обороты, засвистели выходя на рабочий режим. За иллюминатором стала медленно удаляться расчищенная площадка по которой метались снежные вихри поднятые винтами. На подъёме привычно заложило уши от перепада давления, он «продулся» выравнивая давление в носовых пазухах и ушах с окружающим. Поднял воротник «климатички», и стал погружаться в полудремотное состояние, когда в голове начинают мелькать обрывки каких-то мыслей, какие-то образы, вырванные и из прошлого и из настоящего, а часто и вообще не имеющие отношения к реальности. Уйти полностью в «нирвану» помешало подёргивание за рукав. Он приоткрыл глаза. Перед ним стоял молодой парнишка, отработавший лишь одну вахту. Парень что-то орал, пытаясь перекричать рёв и свист тысячесильных турбин, одновременно дёргая его за рукав, и тыча пальцем ему за спину. «А! Это он к иллюминатору хочет. Не надоело ему ещё забортным пейзажем любоваться. А я как-раз к окошку и притулился». Он отодвинулся, давая место любопытному пареньку. Перед тем как вновь провалиться в полубеспамятство, окинул взглядом пассажиров МИ-8го, подумал усмехнувшись: «Разные люди, разного возраста, мировоззрения и жизненного опыта. А поведение в нестандартных ситуациях всего лишь на несколько вариантов разделяется. Вот один всё в своём бауле ковыряется. Закончив с баулом, начнёт карманы свои проверять, пуговицу крутить. Другой слишком оживлён, что-то рассказывает соседу, энергично размахивая руками, заведомо понимая что тот его не слышит. Третий делает вид что читает книгу. Какое чтение при такой вибрации?! Некоторые, как и он сам, дремлют, или делают вид что дремлют, прикрыв веки». Шум двигателя стал расплываться отходя на второй план. А в голове стала проявляться картинка, становясь всё более чёткой и реальной…

            Он сидел как и обычно у второго иллюминатора от двери, по левому борту. Под бортом проплывали горные вершины Памира, расцвеченные в розовые и красные тона восходящим солнцем. А между вершинами прятались ущелья, затянутые туманом и облаками. Это сейчас, пока не пересекли границу, вертушка плавно летела высоко над горами, лишь только некоторые, самые высокие пики, высились на уровне иллюминаторов. А после границы, вертолёт резко снизится, и будет петлять по ущельям, почти цепляя колёсами шасси зелёнку, ютящуюся по берегам горных речушек. К тому времени, окончательно взошедшее светило, разгонит из ущелий косматые клочья тумана, и мимо обоих бортов будут проноситься мрачные серо-коричневые стены каньонов. Пока ещё было время расслабиться. Его шею щекотали солнечные лучи, освещающие ребят сидящих напротив. Сидящий напротив пулемётчик, как всегда что-то перекладывал в своём РД. ПКМ с пристёгнутой «банкой» ему здорово мешал отвлекаться от ожидания. Хотя из-за шума двигателя было не слышно слов, но судя по выразительной артикуляции губ, пулемётчик поминает всех родственников своего пулемёта, родственников конструктора этого пулемёта, ну и конечно всех тех, кто поднял его в пять часов утра, усадил его в эту гремящую консервную банку, и отправил его чёрт те куда. Сейчас можно. Можно и в Бога, и в чёрта и в душу. И Брежнева с Косыгиным. И партию с правительством. И отдельно Устинова в компании с генеральным штабом. Сейчас можно всё.

            Чуть правее пулемётчика сидит штатный снайпер. На лице как всегда ни единой эмоции. Между колен зажата его безотказная «Светка», винтовка СВДС, а в руках кубик Рубика, который снайпер пытается собрать. Игрушку эту он в прошлой командировке подобрал, в одном из домов «зачищенного» кишлака. В комнате бился в агонии душман, по углам валялось ещё несколько трупов разорванных гранатными осколками, на полу лужа крови, а в этой луже лежал кубик, выделяясь яркими цветными квадратиками на фоне бурой жижи. Когда вернулись на базу, штабисты устроили шмон в вещах группы, и один из «штабнюков», заметив этот кубик начал толкать речугу про «тлетворное влияние запада», и попытался кубик забрать. Снайпер ни слова не сказал. Он только взглянул на «штабнюка». Взглянул так, как он смотрел в прицел своей «Светки», выцеливая очередного духа. «Штабнюк» поперхнулся словами, положил кубик на место, и молча исчез.

            Ещё правее расположился штатный «маркони». Этот, когда был чем-то взволнован, постоянно что-то жевал. Вот и сейчас он грыз сухарь. Рассказывали что однажды группа не смогла штатно эвакуироваться, и пришлось больше недели переть по Гиндукушу к запасной точке. Сухпай закончился, жевать стало нечего. Тогда «маркони» отрезал кусок тренчика (брезентовый ремешок) и грыз его, до самого прибытия на базу.

            Дальше двое ребят играли в «камень, ножницы, бумага». Не просто так играли,- на интерес. Один был в явной «прибыли», возле его пачки «Опала», лежащей на лавке, лежала кучка сигарет из похудевшей пачки «Явы» его противника. Проигрывающий огорчённо махнул рукой, что-то оживлённо говоря, видимо обвиняя товарища в шулерстве. Тот в ответ белозубо смеялся. Если всё пройдёт удачно, то обоим сигарет хватит. Если задержаться придётся, то всяко делиться будут, а последние сигареты на двоих-троих будут тянуть. Ну а может так случиться, что этот «выигрыш» последним подарком станет.

            Вертолёт резко снизился, начал маневрировать по ущельям, иногда перескакивая из одного в другое через перевалы. Словно в ответ на манёвры винтокрылой машины в голове появилась музыкальная тема из песни «Арлекино», затем и слова начали слышаться. Но пока только одного куплета:

  По острым иглам яркого огня
  Бегу, бегу - дорогам нет конца.
  Огромный мир замкнулся для меня
  В арены круг и маску без лица.
С приближением к точке выброски эти слова, звучащие снова и снова становились всё громче. Вот вертолёт снизился, почти касаясь колёсами каменистого грунта, бортмеханик быстро откатил дверь, и ребята начали выпрыгивать, откатываясь по сторонам и занимая позиции. Вот и его очередь. Песня в голове вдруг зазвучала оглушительно, забивая рёв вертолётных турбин. Но уже другой куплет:
   Ах, Арлекино, Арлекино,

   Нужно быть смешным для всех.

   Арлекино, Арлекино,

   Есть одна награда - смех!

Выпрыгнул, спружинив ногами и упав на бок. Откатился в сторону за валун, щёлкнул предохранителем и внимательно осмотрел свой сектор. Вертолёт улетел на базу. Стихла и песня в голове, уйдя куда-то на задний план…

           Очнулся. Шею, которую в воспоминаниях только что шекотало солнце, покусывала ледяная струйка от иллюминатора. «Чёрт, примерещится же!» Открыв глаза, вновь окинул взглядом товарищей, сидящих в брюхе вертолёта. Всё оставалось по-прежнему. Один закончил ковыряться в своей «мечте оккупанта», и теперь с философским видом теребил пуговицы полушубка. Другой, вынув из загашника бутерброд, самоотверженно уничтожал его. «Всё хорошо. Вот только прилетаем поздновато всегда. Автобусы рейсовые уже уходят к этому времени. Остальные в городе живут, вечером уже по домам будут. А мне до полуночи поезда ждать, потом в нём ещё 200 вёрст тилипаться. Дочка с сыном ждут уже небось».

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

+9
09:57
917
RSS
10:35
+1
thumbsup Саш, ну как тебе это удаётся?! Вроде бы обычные слова, но по ним незаметно перемещаешься туда — в гущу событий рассказа. Браво!!! bravo Тебе снова удалось зацепить и увлечь!!! macho
11:12
+2
Лёля, ну ты меня опять в краску вгоняешь незаслуженными похвалами. blush
11:45
Скромность — хорошее качество!!! quiet
14:56
+2
Здорово! Других слов нет. thumbsup
15:48
+1
Сюжет с переплетением двух реальностей — поразительный эффект воздействия на читателя. Цепляет! Браво, Александр. bravo
Гость
10:48
+1
Будучи на Термезской базе несколько дней колонки, буквально, вбухивали песню Пугачевой, которую ранее не слышал. Свежая кассета, видать, была одна и порядком нам надоела. Потом в ежедневных перелётах по равнинным кишлакам «за речкой», мотивчик всё так же бился в голове. Выброска. Веером от «борта». Стихает шум лопастей, заменяясь мелодией. И снова работа. А сейчас и вспомнить, что там было не могу. А ведь думалось, что на век, словно гвоздями, назойливый мотивчик приколочен к голове. Спасибо за рассказы. Цепляют.
13:09
+1
Вам спасибо за прочтение и отзывы! Втройне приятно что в чём-то на одной волне, что что-то есть общее!
21:17
+1
Из динамика автобуса. который лихо мчался по загородной дороге в районе Ферганы, звучал голос Пугачевой:
— Ах, как хочется жить, просто жить под луною,
Просто видеть и слышать во сне, наяву.
И дышать, и мечтать, и не верить в иное,
И твердить: «Я живу, я живу, я живу!».
В салоне взвод курсантов ВВ со своим командиром, разморенные усталостью и полуденным зноем, спали. Забыв о том, что в районе введено ЧП, забыв о том, что в настоящее время Сон — брат Смерти. Сильный удар в корпус автобуса, заставил водителя применить экстренное торможение. Автобус, едва удержался на обочине, замер поперек дороги. По чистой случайности, никто не начал отстреливаться, а то была бы очередная братская могила. После того, как заняли круговую оборону вокруг транспорта, водитель закричал:
— Люк сорвало…
Жизнь улыбнулась, а Смерть недовольно скривившись, метнулась к вазовской «копейке», у которой отказали тормоза…
Братишка, подскажи как текст выложить. Я «Черную полку» только в коменты смог втиснуть, главное фотка прошла, а текст…
21:28
Сейчас всё исправим.
Зайди в чат, подскажу.
01:12
в Союзе идет Универсиада, в приемнике по нескольку раз в день Ротару:«Аист на крыше, аист на крыше, мир на земле»… Мы лежим на блоке кишлака, разглядывая его через прицелы, слушая пальбу с разных сторон и наблюдаем за каруселью бортов.У нас тишина.У кого-то из парней вырывается:«Эх в феврале бы нам зеленым сегодняшний опыт»… в феврале рядом с этим местом потеряли двоих(одному 2 месяца до дембеля) и один из близнецов к нам так и не вернулся, навсегда оставшись хромым… В темноте мы тупо жевали апельсыны, стараясь не смотреть в сторону двух тел, накрытых плащ-палаткой… Лето, «Аист на крыше, мир на земле»… у каждого свои ассоциации на «свою» песню… классный очерк, как снова в борту с группой захвата побывал thumbsup
01:21
на третий день арык у наших позиций пересох, пошли «вверх по течению» искать причину-тело духа и коровы так распухли, что перекрыли русло, арык промыл берег и потек прямо в кишлак.Повозились восстанавливая русло, но даже в чайник уже засыпали порцию пантоцида....«Аист на крыше, мир на земле»…
Загрузка...
|