Шоу должно продолжаться

    

 

 Жизнь врача психиатра, это многосерийный сюрреалистический фильм ужасов, с юмористическими вставками… Хичкок просто отдыхает.

Только холодный пот пройдет, так просто обхохочешься, что можно описаться! Правда, уже нечем, все с потом ушло…

 Помню, одна больная достала меня до диафрагмы, раз сто повторив свою душещипательную просьбу: 

«Доктор, поставьте мне клизму!» Попытки ей объяснить, что для этого нет показаний, что живот у нее мягкий, перистальтика звучит как горный ручеек среди камешков, не привели к желаемую результату. Поняв всю тщетность своих попыток, я сдался и тяжело произнес: «Хорошо, поставлю!»

Следующий вопрос, меня просто нокаутировал: «А куда?»

Главное веселье начинается на дежурстве. Когда больные, находящиеся вне стен гостеприимной больницы, вдруг вспоминают, что они не совсем здоровые, за тем выпив чашечку кофе выкурив сигарету, посмотрев ВСЕ любимые передачи и сериалы, они решают навестить дежурного врача. А то вдруг ему скучно и не с кем поговорить.

 Дежурный врач существо пугливое и подозрительное, нередко встречающее страждущих прямыми как боксерский нокаут вопросами:

«А че раньше нельзя было приехать?» или «А почему сегодня и в мое дежурство?»

 Был дежурный день.  Есть такие плохие дни, когда собственное дежурство совпадает с дежурством больницы и тогда все: и «скорая», и полиция привозят в приемный покой все, что им попадется под руку, пусть дежурный психиатр разбирается. Это был именно такой день…

Звонок.  Снимаю трубку …и молчу. А вдруг ошиблись. Милый женский голос.

— Алло, это дежурная психиатрическая больница? Вам звонят из телевидения, 10-ый канал.

— Вы хотите сделать телерепортаж о героических буднях дежурных психиатров? — с надеждой спрашиваю я и поправляю несуществующий галстук.

— А что надо?!

— Если нет, тогда зачем вы звоните?  Все билеты на «Короля Лира», в исполнении буйного состава нашего отделения, уже проданы. А галидол на розлив после десяти вечера мы не отпускаем…

На том конце провода пауза, видимо идет переваривание информации…

— А галидол это марка портвейна? — робко спрашивает трубка.

— Нет, гораздо крепче! Достаточно несколько капель… и все! — весомо разъясняю я таинственной незнакомке.

Опять пауза, а потом неожиданно как выстрел Авроры:

— У нас тут есть один Ваш пациент!

-  Почему только один?!- скромно интересуюсь.

-  А сколько по- вашему? -  уже настороженно спрашивает тот же голос

— И что ВСЕ хотят приехать? -  отвечаю вопросом на вопрос.

— Нет, только один.  Он очень расстроился во время съемок и пытался задушить свою партнершу или пытался задушить, и потом, когда не получилось, расстроился.

— Может он роль Отелло разучивал?

  — Нет. Он участвует в шоу «Старший Брат». Кстати, у него уже есть диагноз маниакально-депрессивный психоз.

-Это ему диагноз поставил режиссер или сценарист?

— Диагноз ему поставил психиатр, а нам по сценарию нужен был настоящий сумасшедший, чуть-чуть перца не помешает. Режиссеру так он понравился, что он сразу же отменил кастинг, после прослушивания.

— Знаете, мне тут своего цирка хватает. Хотите — приезжайте, проверим вашего Отелло, а если не приедете, так тоже хорошо…

 Ночью звонок охранника с ворот больницы.

— Тут к Вам телевидение приехало, говорят у них в микроавтобусе наш клиент. Пускать всех?

  — Всех!

Напоминаю, действие происходит в Израиле, в наши дни….

Дверь мед-лен-но, мед-лен-но открывается…

 И на пороге появляется 2-х метровый ки-та-ец в ярко-зеленом пиджаке, с ядовито — малиновым чубом а-ля Элвис Пресли и гигантских на пол-лица очках из оранжевой пластмассы.  Линз у очков не было.  Из пустой оправы на меня смотрели грустные еврейские глаза, эпохи династии Цинь.  Из- за его спины робко выглядывала маленькая русоволосая женщина, в красном берете.

 Скажу честно, мой китайский значительно хуже моего японского. На японском я знаю слов двадцать, а на китайском только одно «се се», то есть «спасибо». В одиннадцать вечера у нас в больнице ни среди здоровых, ни среди больных владеющих мандаринским диалектом никого не было.  Назревал международный скандал…

— Шалом, -  тихо произнес на иврите дальневосточный гигант.

— Шалом, — оторопело произнес я.

— Меня зовут Матанэль* Хунг, -вежливо продолжил на языке двенадцатого утерянного колена, поздний посетитель.

 Так, контакт налаживается, сейчас проведем быстренько опрос на родном иврите и…

Я не успел домечтать…

— Вэ зеу, — буднично окончил он. С означало в переводе с иврита, «это все». То есть никакого кина не будет!

— То есть как это «зеу»? — рассержено спросил я.

— Зеу, — произнесло, разведя руками разноцветное чудо.

— Просто у него словарный запас на иврите закончился.

 Это произнесла та самая маленькая женщина.

Я выхожу из состояния «мертвой петли» и сурово произношу:

— Извините, но посторенним запрещено присутствовать при обследовании пациентов.

— А я не посторонняя! — в свою очередь говорит женщина, — Я его мама.

— Мама, — подтверждает гигант и улыбается.

 Чувствую, что   у меня начинается дергаться левый глаз.

— А почему вы доктор, постоянно подмигиваете? — удивленно спрашивает женщина.

— Это чтобы вас лучше видеть, — страшным голос серого волка отвечаю я.

— А тогда понятно. Так вот, Матик, он галахический еврей!

— Наверно вы хотели сказать галактический или правильнее межгалактический. И с какой звезды он прибыл?

— Во-первых: не галактический, а галахический, то есть по Галахе.  Если у него мама еврейка, значит и он еврей. А во- вторых, мы ни со звезды прилетели, а из Гонконга, там его отец живет.  Он говорит на китайском и немного на английском. Но у него сильный акцент. Знаете, что я вам буду сразу на русский переводить.

 Я вторично выпадаю в осадок.

— Я сама из Актюбинска, приехала сюда двадцать пять лет назад, работала на Мертвом море, куда прилетел отдыхать бизнесмен Сэм Хунг, познакомились, полюбили друг друга, так что последние двадцать два года я провела в Гонконге. А так это был долгожданный ребенок. Мы его назвали «Подарок от Бога», на еврейском Матанэль.

Женщина глубоко вздохнула.

— Год назад я узнала, что у мужа есть любовница, и он к ней летает в Париж раз в месяц на несколько дней. Ну потом все как в плохих фильмах скандал, раздел имущества развод. На этом фоне Натанэль и заболел. Мы консультировались у одного психиатра в Гонконге, и он выписал сыну литий.

 Тут она разворачивает лист с иероглифами, на котором присутствует единственные понятные пару слов на латыни: "Лития Карбонат 900 мг" .

Я киваю с умным видом.

— Все было хорошо, и семейный врач здесь продолжил назначение.  Но месяц назад, Матик прошел кастинг на участие в реалити-шоу «Большой брат».  Режиссер сказал, чтобы окончательно утвердить его, надо чтобы Матанэль прекратил пить лекарства. И если он начнет «чудить», то будет даже интересней!

Теперь уже вздыхаю я.

— Так вот, до сегодняшнего вечера все было хорошо.  Но сценаристу захотелось переселить его в дом к другой девушке, по имени Софи.

Матик просил его на своем английском, чтобы тот этого не делал. Но сценарист разозлился на его приставания сказал, что даст ему новую девушку, только когда эта умрет.

Я вздыхаю вторично.

— Видимо Ваш Матик, понял его буквально! И решил не откладывать в долгий ящик…

Тут ее сынок замотал головой и затараторил на китайском.

— Он что у вас по-русски понимает? — с интересом спросил я.

— Совсем немного, я ему в детстве на русском сказки читала. «Колобок», «Три поросенка» …

Матанэль говорит, что не собирался до конца ее убивать, просто хотел, чтобы она громко кричала, что не хочет с ним жить.

— Ну, если захочешь жить, можно кричать все что угодно -, философски заметил я.- Да, а что кстати, сказал режиссер?

— Когда Софи начала кричать, то режиссер приказал быстро притащить камеру и отснять эпизод, и только тогда вызвать полицию и «скорую».

— Так эта Софи жива?

— Жива, жива! Только как пришла в себя собрала все вещи и сбежала обратно Нетанию к родителям.

— Так что же нам делать?

— В каком смысле?

— Режиссер хочет и дальше снимать Матанэля…

— Если Вы хотите, чтоб он потом продолжил съемки в закрытом отделении, то тогда да!

— Может быть ему лучше принимать все-таки лекарства.

— Конечно!

— Знаете доктор, я думаю не надо Матанэлю этой дурацкой передачи. И вообще … лучше мы вернемся, домой в Гонконг, к папе.

— Папа, домой… -  счастливо произнес Матанэль.

По-русски…

 

 

 

 

 

 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению. И напишите комментарий.


И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

+4
10:11
199
RSS
09:04
Александр… Читаю и слышу Ваш голос)))Начал подхихикивать уже прочитав «Жизнь врача психиатра...»До сих пор очухаться не могу)))Помогите… ДОКТОР!
С Уважением…
нет, честно, неужели так и было? и правда смехота, особенно в контрасте с нашей украинской реальностью.
а помните —
«Районный психодиспансер внутри плюгав, снаружи сер. Я в
этот дом служить засел...» удивительный поэт, Ваш коллега, кстати.
(кажется Вас Александром зовут?). а скажите, Александр, наверное, многие Ваши коллеги пописывают. не всегда ведь такой дурдом на дежурствах, есть и свободное время. мне почему то кажется, что хороший психиатр должен быть немножко философом, чуть-чуть писателем, слегка поэтом, у вас ведь там такая необычная действительность жизни, на гране, а иногда и за… это ведь должно толкать или к бутылке или к перу… или и к тому и другому, а? шучу-шучу smile
а рассказ понравился, необычный, яркий. спасибо.
Моя мама тоже была доктором — терапевтом. Сколько разных историй рассказывала! А тут настоящая смехопанорама!!!
Загрузка...
|
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Литературный Клуб "Добро" © 2018 Работает на InstantCMS Иконки от Icons8 Template cover by SiteStroi