Бант Королевы

Жан-Поль высунулся из-за куста и удовлетворительно хмыкнул:

— Это здесь!

— Точно? – спросил я.

— Клянусь её Величеством, я вижу этот особняк, а в нём проклятый Звентибальд и наши деньги!

Я посмотрел на высокий, в целых три этажа шикарный особняк. Узкие его окна не позволяли видеть, что там внутри. Я верил Жан-Полю, но для достоверности шепнул своему ординарцу:

— Этьен! Позови сюда миледи Анну-Марию, но только тихо!

Послушный Этьен молча кивнул треуголкой и скрылся в листве. Пока я размышлял о тактике наступления, послышались лёгкие шаги. Как я и думал, это была она.

— Миледи, — тихо сказал я, — у меня к вам интимный вопрос. Вас в этом месте держал взаперти гнусный Звентибальд?

— Да, — с достоинством проговорила Анна-Мария, — это то самое место. Или вы не верите мне, Луи?

— Я вам верю, — сказал я, — можете не сомневаться, но я хотел ещё раз убедиться. Прошу простить меня, миледи, если я чем-нибудь оскорбил ваши чувства.

— Нет, — сказала Анна-Мария, — мои чувства тут не причем, я жажду мести! Мести, Луи! Вы поможете?

— Помогу ли? Да я всем сердцем хочу проучить этих злодеев Этельстанов, — с жаром произнёс я, — мною движет лишь ваша безопасность, миледи.

Видя её благосклонность, я внутренне передохнул и велел Этьену отвести миледи в безопасное место. Да я бы вообще не взял бы женщину в наше опасное предприятие. Но ведь только она видела то, за что мы будем драться. Поэтому, она мне нужна, по крайней мере, в этой кампании.

— Ну что, Филипп, — спросил я ещё одного члена нашей шайки, который до этого времени благоразумно молчал, — готовы твои фузеи? (фузея – старинное гладкоствольное ружьё).

— Готовы-то, готовы, но очень далеко, — он указал на особняк, — целых триста метров! Фузея стреляет и дальше, но убойная сила метров сто, да что мне объяснять, все итак знают.

— Значит надо подойти ближе, — сказал я.

— Как ближе? – Филипп был явно взволнован,- вокруг стриженая лужайка, мы будем на виду. И тогда пали по нам, чем хочешь? А вдруг у них мортира? Или пищаль?

Я крепко задумался. Пока Звентибальд пировал в особняке и не особо думал о безопасности, я должен был что-то придумать. Во имя Королевы, черт меня возьми! И вдруг меня осенило. Я ещё раз прокрутил в голове свою мысль, потом понял, что она мне понравилась, и негромко спросил:

— Этьен? А много старых аркебуз у нас осталось после того штурма?

— Достаточно, мой господин.

— Попробуй связать их по три штуки вместе, — сказал я. (Тут следует объяснить, что речь идёт о аркебузах как о ружьях, а не как о арбалетах. Не путайте аркебузу и аркебуз, прим. автора).

— Я свяжу, но это чертовски тяжело! Как стрелять-то?

— Ты пока вяжи, а я думать буду.

Тут мне в голову пришла гениальная мысль.

— Этьен?

— Да, господин.

— В той деревеньке, которая осталась позади нас, я видел около одной лачуги несколько больших деревянных рогатин. Сбегай и принеси их все.

— Слушаюсь!

Этьен убежал, а я продолжил развивать в голове свою гениальную мысль. Если воткнуть рогатину покрепче в землю, то на неё можно опереть связанные аркебузы и будет уже не так тяжело. «Это же колоссальный прогресс»! – думал я, — «Прорыв в ведении боевых действий»!

Вскоре мне сказали, что привезли подводу с аркебузами. А затем появился Этьен с пятью большими рогатинами.

— Итак! – провозгласил я перед нашим импровизированным собранием, — справа от нас, на лужайке, стоит стог сена. Он вполовину ближе к особняку, чем мы, так? Нужно подобраться к стогу незаметно, воткнуть в землю рогатину и водрузить связку из трёх аркебуз. Только зарядить их нужно заранее. А потом пальнуть в сторону особняка.

— Всё равно не достанет, — возразил Филипп, — ну может чуть-чуть.

— А нам это и надо! Как только они поймут, откуда выстрелы, то все начнут стрелять в ту сторону. А мы, тем временем бегом побежим к особняку. А уж там сориентируемся. Вышибем двери и ворвёмся внутрь.

— Другого плана всё равно нет, — проворчал Жан-Поль, — а мне надоело без дела торчать. Кто пойдет к стогу?

— Я могу, — вызвался Этьен, — я аркебузы уже зарядил. Две связки по три штуки. Сделаю один тройной залп, а затем сразу второй. Разрешите выполнять?

— Разрешаю! Приступай немедленно, а мы пойдём в атаку сразу после первого залпа.

Этьен ушёл, а мы затаились в кустах с другой стороны. Филипп молчал и сосредоточенно одевал штык-нож на свою фузею. Жан-Поль был само нетерпение.

И вдруг, пение птиц и стрекотание цикад было нарушено оглушительным тройным выстрелом. В особняке разразились проклятиями и стали хаотично стрелять в сторону стога. Я отметил, что стреляли из окон второго и третьего этажей. «Значит, внизу никого нет», — подумал я, — «это, хорошо». Не сговариваясь, мы втроём кинулись к зданию. Мой обман удался: нас никто не заметил и вот мы уже у дверей. Конечно, мы могли поджечь особняк и преспокойно ждать, пока Звентибальд не сдастся. Но мы не могли рисковать нашей добычей. Поэтому мы принялись ломать дверь, надеясь, что за звуками канонады нас не услышат. Вскоре дверь поддалась и вот мы уже в здании. Филипп пошел налево по коридору, я вправо, а Жан-Поль стал подниматься по главной лестнице. Сначала было более-менее тихо, но вот раздался первый выстрел и чей-то вопль. Я направил фузею впереди себя намереваясь всадить пулю первому встречному.

   Впереди что-то скрипнуло, и на полу и заметил чью-то тень. Инстинктивно выстрелив в ту сторону, я увидел падающий и дергающийся силуэт. Подойдя ближе, я узнал, одного из троюродных братьев Этельстанов. Я выхватил из его холодеющих рук его фузею, чтобы не тратить времени на зарядку, и побежал вверх по боковой лестнице. На втором этаже валялись три трупа. Я рванул на третий. В большой зал мы ворвались одновременно с трёх сторон. Посреди комнаты стоял растерянный и отрезвевший Звентибальд.

— Повесим его? – спросил Филипп.

— Не, лучше четвертуем, — предложил Жан-Поль.

— Пощадим и убьем его здесь.

Не успел Звентибальд что-то сказать, как был сражён тремя выстрелами одновременно. Дело было закончено. Жан-Поль вытащил из кармана камзола аккуратно свернутое знамя королевы и высунувшись из окна стал им махать.

С улицы послышались восторженные крики. В коридорах послышались шаги, и в зал вбежала Анна-Мария. В одной руке у неё был кружевной платок, который она время от времени прижимала к носу.

— Миледи, можете нас поздравить, — сказал я, — но где то, ради чего мы здесь?

— Сейчас, Луи, сейчас, — она огляделась по сторонам и вскрикнула, — вот он!

На маленьком столике стоял небольшой ларец, скорее шкатулка, красного дерева. Края шкатулки были обиты медью. Замка не было, лишь накинутая петля.

— Откройте же Луи! – попросила Анна-Мария.

Я открыл шкатулку и остолбенел. На зеленом сукне, которым был обит ларец изнутри, лежал небольшой белый бант, завязанный из атласной ленты.

— О боже! Он на месте, — с облегчением произнесла Анна-Мария и взяла ларец, — мы можем отправляться к её величеству.

 

***

 

   Часа через четыре я с наслаждением помылся в душе и одевал свой мундир. В раздевалку вошла Анна-Мария и бросила на скамейку дамское платье и кучу каких-то тряпок. Я залюбовался девушкой: длинные волосы она забрала в пучок, была одета в форменный китель и юбку.

— Что грустим, Луи? — спросила она, — задание выполнили, радоваться надо.

— Да не пойму я, зачем устраивать такой спектакль, с древним оружием и нелепой одеждой? Ради атласного банта в шкатулке?

— Ничего ты не понял. У нас миссия состоит в том, чтобы спасти ход истории. Из-за этого банта у них бы началась столетняя война и могла рухнуть вся цивилизация.

— Как всё странно, – сказал я, поправляя пояс с бластером, — война из-за такой ерунды!

— В истории случались войны из-за больших мелочей….

Мы пошли сдавать древние ружья и одежду на склад. Потом отправились доложить начальству.

— Вы справились, — похвалил нас командующий, — блестяще провели операцию! Даю всем четверым увольнительную на двое суток. Затем новое задание. И пока вы не нажрались до потери пульса, прочтите вот это.

— Что это?

— Это строки из летописи, записанные через три дня после вашей скромной победы.

«Четверо отважных солдат её величества Изабеллы IV и одна её приближённая фрейлина собственными силами, проявив отвагу и мужество, разбили шайку Звентибальда и его троюродных братьев Этельстанов. Враги были убиты, а Бант Королевы был возвращён её величеству», — прочитал вслух Филипп, — да-а, вот тебе и бант.

— В истории случались войны из-за более глупых вещей! Все свободны.

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

+12
16:22
573
RSS
14:19
+1
Отличный рассказ с элементами фантастики! Спасибо автору.

С уважением, Андрей.
Андрей! Спасибо огромное!!! thumbsup
|