Сын Фрейи

Сын Фрейи

Закончилась смена. Михаил ополоснулся в душевой, переоделся и направился к выходу из цеха. В дверях его перехватил сменный мастер,- Петрович.
- Михаил, ты домой сейчас?
- Ну да.
- Пройдёмся вместе, нам по пути. Разговор у меня есть к тебе.
Вышли, не торопясь прошли по заводскому двору, прошли через проходную.
- Миш, ты ведь бизнесом вроде занимался?
-Был такой момент.
-А что забросил? Или не получилось?
- Да как то так... Неспособен оказался. А что?
- У тебя знакомые, друзья бизнесмены остались? Успешные?
- Есть конечно. Не то что друзья, так. А в чём дело то?
- Видишь ли. Беда случилась, в семье друга моего. Вот теперь и мечемся мы все, помощи ищем. Я и у хозяина завода был, и торгашей местных оббежал. Вроде и не отказывает никто, но и помогать не спешат. Вот я и вспомнил про тебя, может у тебя друзья есть?
- Помощь-то, какая нужна? Объясни толком, Петрович. Может чего и соображу.
- Дружок у меня старинный в Красноуральске живёт. Я оттуда ведь родом то. Мы с ним вместе и ПТУ заканчивали при тамошнем сталеплавильном, и работали потом вместе. Да я с семьёй сюда переехал, а он так там и живёт. Встречаемся пару раз в год, созваниваемся. Недавно сын его позвонил, плохо говорит с папкой, я и поехал к ним. Инсульт у него случился. Горе у них. Внучок евонный в Чечню служить попал, и в плен к черножопым угодил. Вот дружка моего Кондратий и хлопнул. Один внучок то у него, единственный. Ну а пока я у них был, черномазые весточку им прислали. Мол, отпустим мальчонку, за полмиллиона долларов. Вот я и мечусь, денег ищу. Дружку не помогу, так может хоть внучонка его, вызволить сумею помочь. Миш, может пошукаешь по дружкам своим? Может хоть сколько дадут? Миш, полмиллиона долларов, это сильно много?
Михаил приостановился, вытащил пачку " Примы ", закурил.
-Полляма говоришь? А это, Петрович, для кого как. Для тебя, это очень много, ты за всю свою жизнь столько не заработал. А для кого-то это копейки, они в месяц на блядей столько тратят. Пустые это всё хлопоты, Петрович. Если бы мои "друзья" таким как ты, помогали, то они с нами вместе уже у прокатного стана стояли бы.
- Миш, а может хозяин завода поможет? Я ведь без малого 40 лет на нём работаю.
- Наивный, ты всё же Петрович. Для хозяина, полляма сумма конечно не фантастическая, но если он тебе их отстегнёт, то самому ему ужаться придётся. Баб своих, жену с любовницей, он уже не сможет на Мальдивы отправить. А для него хорошее настроение его бабья, намно-о-о-го важней жизней всех Красноуральских пацанов. А мы ведь земляки с тобой, Петрович. Я ж тоже с Красноуральска родом. С кем беда-то случилась? Друга твоего я конечно вряд ли знаю, а вот сына его вполне знать могу.
- Сёмка Комлев, в бараках у заводского моста живёт.
- А! Дядь Сеня! Помню я его, он с моим дядькой вместе работал, в мартеновском. И сына его помню, он года на 2 меня старше.
- Так ты и сноху Сёмкину знать можешь. Её батя механиком в мартеновском был.
   Михаил резко остановился. Холодная волна пробежала по хребту. Когтистой лапой сжало сердце.
- Стоп! Петрович! Штернера чтоль, Пал Михалыча дочка, сноха друга твоего?
- Ну да. Чёй-то ты всполошился?
- Её сынок у духов?
- Ну. Внучонок Сёмкин.
- Ладно. Петрович, тебе направо. Завтра увидимся.
- Миш, ну ты подумаешь? Может хоть сколько? Может соберём по копеечке, а ?
- Я думать буду, Петрович. Обещаю, сильно буду думать.

   Утром Петрович уже ждал его на проходной, поздоровавшись спросил:
- Ну что, Миш, надумал что?
- Петрович, ты отпроситься сможешь сегодня?
- Да я уже. Если нужно, то Николай, из 2й смены меня подменит. Я и за тебя договорился, отработают мальчишки.
- Не, Петрович. Меня подменять не надо. Вот тебе моё заявление на отпуск за свой счёт, подпиши сам, и пробегись, оформи его как следует. К обеду давай у тебя дома встретимся.

   Расставшись с Петровичем, Михаил направился в сторону центральной площади города, там находился бывший городской дом культуры, ныне ставший торговым центром. Пройдя через парадный вход, поднялся на 3й, административный этаж. Вошёл в приёмную перед кабинетом управляющего. За столом сидела крашеная платиновая блондинка и занималась своим маникюром. Услышав шаги, резко убрала пилочку для ногтей, но всмотревшись в вошедшего, оценив его пролетарский вид, вновь продолжила заниматься своим архиважным делом. Михаил молча стоял перед столом, блондинка сосредоточенно занималась полировкой когтей. Молчание длилось почти минуту. Наконец блондинка не выдержала.
- Вы что-то хотели, гражданин?
- Во как! Не господин, не товарищ, а гражданин. Раньше так только менты, людей называли.- Подумал Михаил.
- Да я собственно по вопросу трудоустройства.
- Какого трудоустройства?- Недоумённо спросила блонда.
- Не какого, а чьего. Твоего трудоустройства.
- ?????  Не поняла я!!! В каком это смысле?
- В самом прямом. Если ты прямо сейчас оторвёшь свою тощую задницу от кресла и доложишь своему шефу, что к нему в гости пришёл Бурят, то возможно здесь ещё и поработаешь. Если мне придётся к нему зайти без приглашения, то уже можешь подавать объявление в газету о поиске работы. Знаешь, там в самом начале, на букву "А", типа " Абсолютно привлекательная", " Абсолютно аккуратная", " Абсолютно без комплексов".
  Блонда подскочила, влетела в кабинет. Через минуту оттуда выкатился невысокий толстячок, и кинулся обниматься к Михаилу.
- Миха!!! Ты где пропадал?! Откинулся что ли только что?
- Боря, придержи коней. Не подавай дурного примера подчинённым.
"Подчинённые" в единственном блондинистом и наштукатуренном лице, в это время, тщетно пытались удержать отвисающую челюсть.

  В кабинете толстячок суетился, выставлял на стол выпивку, отдавал по селектору указания по доставке закусок, и одновременно фонтанировал вопросами.
- Ты где был то? Как пропал в 93м, так ни слуху ни духу. На зоне был? Сколько отмотал? Где? Когда вышел? Что дальше делать будешь? Чем помочь?
- Борь, заканчивай мельтешить. Не надо пир устраивать. Я на минутку, по делу.
  Борис вмиг остепенился, сел в кресло. Сделал последнюю попытку вернуть встречу в намеченное русло.
- Не. Миш. Может отложим дела? Всё ж больше десяти лет не виделись. Посидим по хорошему, на вечер я тебе девчонок организую. Чай отвык от женского общества?
- Да не с зоны я Боря, не с зоны. Просто обрыдло мне всё в 93м, вот я и завязал со всей этой лабудой. Долго объяснять. А время сейчас дорого. Очень дорого.
- Хорошо. Если ты так говоришь, значит так и есть. Рассказывай.
- Не буду я ничего рассказывать. Извини, Боря. Не только мои тут секреты. Настиг меня привет из прошлого. От которого не отвернёшься и не убежишь. Короче нужно мне полляма вечнозелёных президентов. Не торопись, обдумай всё. Я прекрасно понимаю что за красивые глаза такое бабло никто не даст. Что я умею и могу, ты знаешь. И мне нужна эта капуста. Очень нужна.
Минут 15 Борис размышлял, изредка высверкивая взглядом из под лохматых бровей на Михаила.
- Миха. Не стыкуется у меня. Время не то. И ты уже не тот, прости. По старой дружбе могу я тебе подкинуть пять, ну десять тонн зелени. Другие ребята тысяч десять подкинуть могут. И всё.
- Борь. Подумай ещё чуть. Может заказуха есть, может подломить что нужно организовать? Я возьмусь.
- Ты же никогда не брался за такое?
- Сейчас выбора нет.
- Нет, Мих. Не выйдет ничего. Пойми, времена нынче не те. Сейчас чтоб заказуху исполнить, не нанимают профи за 100 штук зелени. Сейчас полно отморозков, готовых за штуку баксов кого угодно порешить. Вообщем, то что озвучил, прямо сейчас могу тебе отслюнить и ты другом мне останешься, но больше,- нет.
- Хорошо Боря. Я верю тебе. Тогда у меня будет много просьб, но такие ты выполнишь без напряга.
- Говори.
- Я тебе данные мужика пожилого дам, а ему твой номер и ребят, наших общих знакомых. Не отказывайте ему. Пусть вы дадите меньше, чем ты мне пообещал, но устройте из этого шоу. Как можно громче. И тяните как можно дольше. Ещё мне мобила нужна с левой симкой. И по возможности ствол, желательно Стечкин.
- Ствол, сразу нет, Миша. Могу денег дать, ищи сам. Могу газовый или травматик дать, но с боевым я связываться не буду. С дедком твоим знакомым, без проблем, устроим как нужно. Телефон свой дам. Симка левая, безлимитный тариф оплачен на три месяца вперёд. Роуминг включен.
- Спасибо Боря, я твой должник.
Не за что Миш жизнь,- очень полосатая штука. Я не знаю, что ты задумал, но удачи тебе.

   К 12ти часам Михаил подходил к дому Петровича. Тот сидел на скамейке у калитки. Сразу встретил вопросом:
- Ну что, Миш? Как сходил? Нашёл кого?
- Нормально сходил Петрович. Я тебе список телефонов дам, обзвони их всех. Обещали помочь парни, кто чем может. Но ты не обессудь, если не так много дадут, им тоже деньги с неба не сыплются.
- Да что ты, Миша! Я им в ноги поклонюсь, старуху молиться за них попрошу. Ведь хоть сколько, лишь бы стронулось.
- Ладно, Петрович. Времени нет. Звони сыну своего друга, и расспроси кто им весточку от духов принёс, и как они хотят чтоб деньги им передали. Пусть фотку мальчонки рейсовым автобусом перешлют, свежую самую.
- Так а чё звонить то. При мне засланец от чёрных приходил. Мамедки это шестёрка. И деньги через Мамедку передать велено. И фотку не надо. Есть у меня. Последняя самая, он сразу после учёбки сфотался и прислал. И своим и мне, я вроде как тоже ему не чужой.
  Петрович поднялся, тяжело пошёл в дом.

- Бля, как в том фильме получается, миссия почти невыполнима. Ни оружия, ни спецэкипировки, ни поддержки. Сам старый уже, песок вот-вот сыпаться начнёт. А деваться некуда. Надо мальчонку выручать. Кто ещё может спасти сына моей Фрейи?- Размышлял Михаил.

 Вышел Петрович с фотографией в руке. Протянул Михаилу.
- Вот он. Он ведь и мне почти внучок. И мне довелось ему пелёнки-распашонки менять.
 Из стариковских глаз покатились слезинки. Михаил взглянул на фото. Сердце подпрыгнуло, и затрепыхалось раненой птицей где-то в районе кадыка. С фотографии на него смотрел он сам, только образца 1981го года. И в камуфле и кепи, а не в песчанке и панаме. С трудом выровнял дыхание. Спросил.
- Петрович, как звать-то бойца?
- Так тёзки вы, его тоже Михайлом кличут, в честь прадеда так назвали, деда Олькиного.
 Всё. Это был контрольный выстрел. Сердце окончательно взбесилось, в глотке пересохло, вся кровь хлынула в голову. Петрович, как будто почувствовав что-то, бросил несколько раз, внезапно посветлевший взгляд, на фото и на лицо Михаила.
- Что, Петрович?- Спросил охрипшим голосом Михаил.
- Да не. Показалось. Глазами  слабоват я стал.
- Ладно, Петрович. Заканчиваем прелюдию. Ты давай здесь всех начинай обзванивать, а я в Москву поеду. В старые времена у меня и там знакомые водились, может и найду кого. И ещё. Ты про какого-то Мамедку говорил. Кто это?
- Мамед, азербайджанец. На рынках овощами торгует, в нескольких городах. У нас и в Красноуральске тоже. Я его ещё по старым временам знаю, когда он сам за прилавком стоял. Щас местных торговать нанимает. Сам здесь, у нас живёт. В конце Кузнечной улицы, хоромы себе отгрохал.
Михаил закончил беседу, попрощался и пошёл в сторону завода. Свернув за угол, вынул мобилу, набрал номер Бориса.
- Борь, опять я. Извини что напрягаю. Инфа нужна, по деятелю одному. Какой масти, есть ли быки и телохраны, связи и род занятий. Зовут Мамед, азер. Промышляет на рынках овощами, здесь и ещё в нескольких близких городах. Как узнаешь, звякни, хорошо?
- Да кой чего я и сейчас тебе про него могу прояснить. Торгаш, но в последнее время пытается в наркоту вползти. Платит братве, пытается лечь под чеченцев. Быков штук двадцать, до телохранов ещё не дорос. Если ты его заземлить собрался, то вряд ли кто за него впишется. С чеченцами он усиленно заигрывает, но пока не их человек. Если тебе этого хватит, то всё. Если нужно подробнее расклады, обожди немного,- пробью.
- Нет, не надо. Спасибо Боря. Мой долг подрос.
- Раскидаешься с делами, с тебя кабак Мишань. Можно даже за мой счёт.
  Закончив разговор, зашёл в аптеку, купил бинтов, йода, марганцовки, антибиотиков, стрептоцида и пару рулонов резинового бинта. В культтоварном магазине прикупил несколько комплектов гитарных струн. В туристическом магазине накупил охотничьих спичек, сухого спирта и хороший складной нож. Пошёл на завод. Оставив на проходной пакет с покупками, пошёл по цехам. В ремонтно-механическом, повозился в старье, откопал старый подшипник, с шариками примерно диаметром сантиметра полтора, попросил у слесарей кувалду, разбил его и отобрал десяток шариков. В гальваническом, выпросил у мужиков метра полтора титановой проволоки. В заводской химической лаборатории уболтал лаборанток на пару склянок с концентрированными азотной и серной кислотой. На заводской пилораме подобрал несколько кусков ленточной пилы, вернулся в механический и выточил из них 6 квадратов со стороной в 7-8 сантиметров, и тщательно заточил грани. Завернул всё благоприобретённое в старую спецовку и перекинул через забор, в кусты на той стороне. Вернулся на проходную, забрал пакет. Направился в сторону дома, но вспомнив что то вернулся в аптеку. Купил десяток одноразовых шприцев и полсотни презервативов. Забрал из кустов свёрток из спецовки, и пошёл домой.
  Все эти странные телодвижения, Михаил проделывал почти не задумываясь, на автопилоте. Да и не стало уже Михаила, пожилого мужика 40ка лет отроду. На свет вновь, через много лет, выполз на свет матёрый разведчик-диверсант Мишка, с боевым псевдо,- Бурят. Его готовили в основном к действиям в составе разведывательно-диверсионной группы, но инструктора на спецкурсах давали и основные навыки работы диверов-одиночек. Умения и знания хранились до востребования. Их время пришло. Мишка включился в РАБОТУ. Поставлена цель. Загнаны на самое дно сомнения, страх, совесть. Сама душа загнана в угол. Осталась только ЦЕЛЬ.


  Первым делом он скомплектовал индпакеты. Упаковал их в несколько презервативов. Затем несколько пакетиков со спичками и сухим спиртом. Отдельно, также в презервативы упаковано несколько рулонов ваты. Принёс из чулана старенький рюкзачок, уложил в него всё приготовленное. Принёс потрёпанную камуфляжку, в которой ходил на рыбалку и за грибами. Разложил её на столе. Пришла очередь оружия. Взял комплект гитарных струн. К трём из него, самым тонким прикрутил к концам небольшие дубовые палочки. Гаррота. Три тонких струны из другого комплекта вдел в кант по подолу куртки. Запас. Взял титановую проволоку, порезал её на куски по 20 сантиметров длиной, остро заточил их с одной стороны. Две спицы вставил в швы на рукавах куртки. Две в швы на штанинах. На двух спицах изогнул тупой конец петлёй, спицы приметал нитками к куртке со спины с изнанки, так чтоб можно было дотянуться руками до петель на спицах. Три метательных пластины рассовал по маленьким кармашкам куртки. Три приметал нитками с изнанки камуфляжки. Вышел в сад. Настала очередь боевой рогатки. Давно он уже заприметил раздвоенную ветку на яблоньке в форме буквы Y. Срезал ветку, вырезал рогатку. Отрезал подходящий кусок резиновой ленты, примерил, нарезал ещё три. Дошёл черёд до шприцев. Наполнил половину из них азотной кислотой из банки другую половину серной. Универсальная вещь, годна как сама по себе, в рожу брызнуть например, так и плохонькую взрывчатку можно приготовить. И ещё много куда пригодиться может. Позакрывал иглы колпачками, каждый шприц тщательно промыл и упаковал. Всё тщательно упаковал в рюкзак. Это на потом. Принёс свой "парадно-выходной" джинсовый костюм. Рассовал по швам титановые спицы. Сунул по карманам тройку шприцев с кислотой. Кинул в карманы четыре шарика. Сделал и положил в карман две гарроты. Это на завтра. Поел и лёг спать.

  Поднялся ровно в 7 утра. Позавтракал и пошёл на рынок. Прошёлся по рядам, поболтал с торговцами. Узнал что Мамед в городе, и что около 5ти часов он должен приехать за дневной выручкой. Сходил домой, в дорожную сумку собрал еды, бережно уложил в неё рюкзак, и к четырём часам вернулся вновь на рынок.
Как и ожидалось, Мамед появился около пяти. В машине он был не один, за рулём сидел ещё один азер, видимо выполнявший роль водителя и телохрана.
- Неплохо. Откроем счёт.- Жутко ухмыльнулся Мишка.
Мамед ходил по рынку, собирая выручку. Телохран распахнул дверцу со своей стороны, чтоб обдувало ветерком и включил какую то заунывную восточную мелодию. Мишка оставил сумку в кустах, пошёл к машине. Вытянул из шва спицу, и подойдя вонзил её под подбородок телохрану. Спица проткнув язык, пройдя гортань вошла в мозг. Телохран сдох мгновенно и беззвучно.
- Один-ноль.
 Мишка захлопнул дверцу, сходил за сумкой и сел сзади. Стёкла были сильно затонированы, и опасаться что кто-то заметит возню не стоило. Чтоб дохляка перетащить на заднее сиденье, пришлось попыхтеть. Мишка приготовил гарроту, откинулся на сиденье и стал ждать. Прошло около часа. Мамед появился из ворот рынка. Мишка приготовился. Азер подошёл к машине, распахнул дверцу и брякнулся на сиденье. Мишка моментальным движением накинул удавку ему на шею.
- Так, маймул, не делай лишних движений. Чуть дёрнешься, останешься без башки. Сейчас ты медленно и печально переползёшь за баранку, и мы поедем.- Мамед переполз за руль, машина тронулась.
- Спокойно езжай к Завьяловским болотам. И осторожнее на кочках. Качнусь я чуть сильнее, и тыкву тебе отрежу. Нечаянно.
 Когда доехали до болот, и остановились в нужном месте, Мишка связал концы гарроты за подголовником. Вышел из машины, подошёл с водительской стороны. Накинул приготовленную удавку из гитарной струны.
- Потихонечку выползаешь из машины, идёшь вон к тем берёзкам. Не дёргайся.
Подведя азера к дереву, Мишка перекинул удавку через сучок, и закрепил конец её чуть внатяг, так чтоб Мамед мог стоять, но от любого движения удавка врезалась в шею. Вернулся к машине, выволок тело водителя, и забросил его в топь.
- Ну а теперь будем говорить.
-Не буду я с тобой разговаривать, шелудивая собака. Забирай деньги и беги, только далеко беги и быстро. Если я поймаю тебя ты будешь сдыхать очень долго, пёс.
- Ни хрена себе. Висит на ниточке, а ещё и угрожает! Ты не понял, маймул. Твоя обезьянья жизнь висит вот на той тонкой струнке, мне даже делать не надо ничего, просто уйти. Ну сколько вот так ты сможешь простоять? Всё равно сядешь, и головёнка с плеч скатится. А говорить я с тобой не о деньгах хочу. Точнее не о тех деньгах. Тебя духи парламентёром сделали, послали о выкупе за солдатика переговорить. Так вот, мне надо только знать, какой тейп мальчонку держит. Если ты это знаешь, то на этом всё и закончится, я тебя отпускаю, и даже денег твоих не возьму. Если не знаешь, то вызываешь на стрелку духа, который послал тебя, я узнаю это от него, и тебя опять таки отпускаю.
- Ничего я тебе не скажу, русская собака! Можешь сразу убить меня!
- Ты не поверишь, сколько раз я это слышал. И всегда все говорили, что требовалось. И они были не чета тебе, толстому уёбищному торгашу, те были настоящими войнами. Хотя конечно и я не Бульбаш, но и я кое что умею. Что ж, время разговоров закончилось, пришло время песен.
 С этими словами, Мишка вытащил из кармана шприц с кислотой, осторожно освободил его от обёртки, снял колпачок, и воткнул его в ступню азера. Раздался дикий, звериный визг. Мишка спокойно сходил к машине и принёс бутыль с минералкой. Всё это время стоял дикий крик, перемежающийся русским матом и азербайджанской руганью. Мишка сел под соседнюю берёзку.
- Слышь, маймул, кончай придуряться. Это я тебе только чуть под кожу впрыснул. Больно конечно, но вполне терпимо. Ты сейчас говоришь мне какой тейп мальца держит, я смываю с тебя кислоту и мы разбегаемся. Если ты молчишь, то я для начала впрыскиваю тебе кислоту в большой палец. Это будет очень больно. Палец за пару минут превратится в студень. Тебе рассказывать куда я следующий шприц воткну?
- ВаааЙ!!!! Не надо!!! Я всё скажу!!! Я всё знаю!!!! Смывай быстрее!!!
- Ну вот. Даже неинтересно. А мне посмотреть хотелось как у тебя ляжка в желе превращается, специально побольше кислоты припас.- Бурчал Мишка, поливая ступню азера минералкой.
- Чирикай давай, пока я любопытство сдерживаю.
- Теймуразовы его держат. Шамиль Теймуразов в Екатеринбурге живёт, он попросил меня с родителями пацана договориться.
- Ну вот. Можно было и без песен обойтись.- Говорил Мишка, освобождая конец петли с сучка.
 - Но ты прости меня маймул, не могу я тебя отпустить. Зря ты в это дело влез.- Продолжил он, воткнув спицу азеру в ухо.
  Машину и незадачливого Мамеда, поглотили Завьяловские топи.
 Два-ноль. Счёт продолжен.

Через 7 дней Мишка уже пробирался по предгорьям Кавказа, на территории Чечни в направлении Урус-Мартана.
 Труднее всего было добраться до Грозного. Очень уж зверствовали патрули из вованов и ментовские наряды. Но на блокпостах, где стояли армейцы, действовала байка о заскучавшем по сыну отце, и Мишкина славянская физиономия, а с вованами и ментами срабатывала энная сумма из Мамедовского наследства. Под самым Грозным, Мишке откровенно повезло. Он начал уже думать, кого ему лучше заземлить, чтоб добыть оружие и карту. Против того, чтоб брать трофеи с армейцев или российских ментов, протестовали незадавленные остатки совести. И он уже решил заземлить патруль из чеченских ментов, когда всё разрешилось. Он сидел на одном из блокпостов, куда его пустили переночевать солдаты срочники, купившись на легенду о заскучавшем папаше, и услышал очень заинтересовавший его разговор о чеченском снайпере, терроризировавшем этот блокпост. Мальчишки откровенно боялись следующих нескольких дней. Снайпер работал по чёткому распорядку, каждые 3-4 дня, поздней ночью блокпост обстреливался из пулемёта и наносилось 1-2 выстрела из РПГ. Пока пацанята носились по блокпосту, снайпер под шумок делал 2-3 выстрела организуя пару- тройку, двухсотых и трёхсотых. Ответные действия ни к чему не приводили. Снайперский расчёт словно растворялся в воздухе. Попытавшись подробнее расспросить двух контрабасов, бывшими начальством на этом блоке, Мишка оставил эту затею. Такое ощущение, что отцы-командиры не трезвели с самого появления на этом посту. Переключился на сержанта срочника. Тот приволок подробную схему окружающей местности и показал Мишке, откуда проводились предыдущие обстрелы. Мишка выпросил армейский бинокль, нашёл удобную позицию и принялся разглядывать бывшие огневые позиции. Понятно было, что у снайпера есть схрон, где он вместе с расчётом пересиживает ответные действия. И схрон должен находиться не более чем в 10ти-15ти минутах от огневых позиций, потому что через 20-25 минут по высотке, наносила огневой налёт гаубичная батарея, находившаяся неподалёку. Минут через 30ть, Мишка определил наиболее вероятное место схрона. Горку рассекала узкая ложбинка, по которой тёк ручеёк, где то на середине горы ручей исчезал, появляясь вновь на поверхности 20ю метрами ниже.
- Вымоина там видимо, перекрытая сверху сползшей каменной плитой. Идеальное место. И вентиляция, и канализация, и питьевая вода.
- Дядь Миш, а вы из спецназа, да? Вас специально прислали снайпера кончать, да?- Зашептал подползший мальчонка.
- Нет сынок, спецназов у нас в стране мало, а вас, салажат много. Не хватает спецназов, чтоб вас спасать. А я просто старый дядька, которого очень давно, хорошо кое чему учили. Ты, вот что, боец. Не может быть, чтоб на блоке левых стволов не было. Мне бы хоть какой. Я верну потом.
- У нас контрабасы всё отнимают, дядь Миш. Шмонают нещадно.- Потупился мальчонка, затем поднял голову, глазёнки радостно засверкали.
- Но я заныкал один ствол. Макаров. У чичей отобрал при обыске.- Пацанёнок метнулся мышонком, куда то за стоящий в капонире БэТР, через минуту вышмыгнул обратно.
- Вот, дядь Миш! Я почистил его недавно, и смазал.
  Сержантик протянул макарку. Мишка выщелкнул обойму, в ней маслянисто поблёскивали всего четыре патрона. Передёрнул затвор.
- Не фонтан конечно. И патронов,- только застрелиться. И разболтанный весь донельзя, дай бог чтоб только одна осечка из четырёх выстрелов случилась. Но... На безрыбье и рак рыба. За неимением гербовой, пишем на туалетной. На фоне его мультяшных "ниндзевских" причиндалов,- и макарка оружие. Будь в схроне 1-2 духа, я бы и без пугача управился. но там минимум трое, рогаткой да спицами просто не успеть.
- Дядь Миш. Ну как? Сойдёт?
- Конечно, сынок. Спасибо тебе. Теперь слушай внимательно. Если ближе к утру, услышишь в той ложбинке стрельбу, соваться туда не вздумайте сами. Можете из ПКВТ причесать её, но то уже так, мёртвому припарка. Если всё тихо пройдёт, или услышишь пару выстрелов из своей мортиры имени Макарова, то утром бери дозор и дуй туда. Там и макарку своего найдёшь, и наверняка ещё чего интересного. Трупешники обязательно из калашей своих потреплите. Что нужно вам, хорошо прикуркуйте и вызывайте контрразведку, пишите духов на себя. Только сынок, стволами не увлекайся, я конечно оставлю комплект, но если особисты увидят что часть стволов ушло, они из вас ремней нарежут.

Мишка пораньше улёгся спать. Поднялся около шести часов. Возле бэтра копошился мехвод, и вяло прохаживался старшина-контрабас с синюшной, пропитой харей. Мишка подошёл к бэтру, обратился к старшине подобострастным голосочком:
- Товарищ старшина, я смотрю вы куда то ехать собираетесь?
- А тебе какое дело, пенёк старый?
- Сука, пьянь. Отвлекаться мне нельзя, я б тебя падлу, всем мальчишкам заставил сапоги драить. Языком. Стоя раком. Мразь.- Мысленно проскрипел Мишка, вслух же продолжая тем же умильным голосочком:
- Да я дальше пойду, на Ханкалу. Мне б только прикупить кое что из еды. А я бы вам на магарыч деньжат подкинул.
- Сколько?
- Сотку баксов.
- Давай.
Протянул загребущую клешню контрактник.
- И договаривайся с мазутой, уговоришь, он тебе привезёт что надо.
Мишка расплатился со старшиной, подошёл к мехводу, сунул и тому сотню.
- Сынок, будь добр, привези мне мела или извести гашёной килограмма три, гвоздей самых мелких пару кило, и трубки тонкой пластиковой, желательно от капельниц медицинских, метров десять.
Чумазый пацанёнок выпучил глазёнки.
- Дед! Ты чё? Это всё жрать собираешься?
- Дык. Старенький я. Кальция не хватает. Железа опять же. Вот я всё это в грелку высыплю, трубку вставлю, да буду по дороге идти посасывать...
Мишка внезапно снял маску старого придурка, стальным взглядом глянул водиле  в глаза.
- Короче. Мне всё это нужно. Быстро. Иначе мне ещё и фосфора не хватает, придётся на ужин погрызть рыбью головёнку одного мехвода чумазого. Понял?
  Пацанёнок испуганно отшатнулся, энергично затряс головой. Через несколько минут, бэтр рыкнув двиглом, и исторгнув из чрева облако солярного выхлопа, рванул за ограду поста. Мишка позволил себе немного поразмышлять. Он был почти уверен, что схрон находится  в той самой промоине. Конечно нападать на троих, а то и четверых духов, подготовленных наверняка не хуже его, было глупостью. Макара он выпросил просто на всякий случай, если вдруг что то пойдёт не так. На самом деле план у него уже был готов, он только колебался в средствах его осуществления. Очень хотелось устроить объёмный взрыв в бандитском логове, этакую Хиросиму в миниатюре. Но при этом пострадали бы оружие, боеприпасы и экипировка то, из за чего всё и затевалось. Поэтому он всё же склонился к тихому варианту.

Через час вернулся бэтр. Мехвод подскочил к Мишке, сунул ему довольно объёмистый пакет.
-Я это, бесплатно всё достал, на соседнем блокпосту менты устраиваются, так я всё у них выцыганил.
И протянул Мишке стодолларовую купюру.
- Спасибо сынок. А деньги оставь, купите с мальчишками к чаю что-нибудь.
- Дядь Миш! Вы это, простите меня. Мне Васёк, комотд наш, сказал что вы снайпера, который нас кошмарит, приморить хотите. Правда?
- Я попробую, сынок. Я очень хорошо попробую.
- Дядь Миш. Он на той неделе моего дружка в госпиталь отправил. Ключицу ему раздробил. Теперь калекой на всю жизнь будет. Убейте его. Пожалуйста.- Детские синие глазёнки на чумазой мордашке, смотрели на него с надеждой, с верой в чудо...
Из блиндажа выскочил сержант Васька.
- Дядь Миш, мы тут из вашей камуфлы "лешего" сделали, ленточками её обшили. Дядь Миш, а что за проволочки там во швах торчат? Мы их обратно посовали, как было. И ещё мы вам бандану скроили.
- Спасибо мальчишки. А проволочки... Хм. Это чтоб стрелки не мялись. Так. Вася, ты всё понял что делать? И ещё. На бэтре меня подкиньте на ту сторону горы. Далековато идти. Если конечно командиры разрешат.
- Я всё понял. Жду до утра, если всё тихо, то беру группу и иду к схрону, там всё изображаю, будто это мы духов притихарили. Командиры ужрались и спят, а если будут выступать...- Тут его белобрысые брови нахмурились, сползлись к переносице, отчего поперёк лба пролегла жёсткая морщина.
- ...будут выступать, я к ним в блиндаж "Феньку" заброшу. Достали.

Через час Мишка был на вершине горы. Спустился к истоку ручья. Пятьюдесятью метрами ниже, ручей нырял под толстенную базальтовую плиту.
- Когда то плита сползла, перекрыв русло ручья, а он потихонечку просочился и постепенно промыл под ней себе путь. Щас под ней вполне приличных размеров пещерка.

Эти пятьдесят метров Мишка полз часа полтора. Оглядывая каждый миллиметр перед собой. Сюрпризов не встретил. Метра за три до отверстия, куда вливался ручеёк, в нос ударило каким то чуждым для этих мест запахом. Мишка принюхался.
- Бляяя. Этож духи женские. Вот и привелось пересечься с кем то из печально знаменитых женщин-снайперш. Неважно. Главное что там, внутри, необходимое оружие. Я возьму его. И тогда я выйду на финишную прямую. К ЦЕЛИ.
Несколько раз обползал поверхность плиты, покрытую землёй и поросшую травой и кустарником. Нашёл отверстие приточной вентиляции, замаскированное под кустиком, нашёл и входной люк.
- Чтож, пора начинать основную часть марлезонского балета.
Мишка вынул из рюкзака заранее приготовленные резиновые ёмкости с известью, банку с серной кислотой и пластиковые трубки. Подполз к входному отверстию вентиляции, осторожно запустил внутрь конец трубки, обмотанный тряпочкой, чтоб заглушить шипение выходящего газа. В ёмкость с известью залил кислоту, вставил в горловину трубку, стянул скотчем. Те же операции проделал на выходе вентиляции. Входное отверстие прикрыл брезентом, чтоб до минимума снизить приток воздуха. Теперь выделяющийся углекислый газ со стороны выходного отверстия опускался вниз по полу пещеры за счёт того, что был тяжелее воздуха. Со входной стороны газ разносился, хоть и незначительным, но присутствующим током воздуха. Устроился возле входного люка и принялся ждать.


Примерно через час люк  задёргался, откинулся, и из него вынырнула голова с раззявленным ртом, судорожно глотающим воздух. Мишка резко склонился, подхватил хозяина головы под мышки и резко выдернул наружу. Сильно ударил его кулаком в основание черепа и быстро повернулся к люку. Захлопнул его. Напряжённо постоял возле, приготовив пистолет. Люк больше не открывался.
- Амбец тараканам.- Подумал он. Сзади раздался шорох. Единственный спасшийся, ещё толком не пришёл в себя, но уже судорожно пытался ползти, смешно перебирая руками и ногами.
- В натуре таракан.- Ухмыльнулся Мишка, прыгнул, жёстко упал коленом на хребет, и заломил руки. И тут оторопел. Заломленные руки были худенькими, запястья тонкими и изящными, но добили его наманикюренные ногти.
- Бля. Баба. Не зря говорят, что они живучей тараканов.
Руки между тем автоматически делали свою работу. Он скотчем стянул запястья за спиной, тщательно обмотал ноги в лодыжках (лодыжки тоже были стройные и сухие). Сбегал и разобрал свою дьявольскую кухню. Открыл люк. Затем оттащил свою пленницу под деревья. Сам рухнул под дерево как подкошенный.
- Бля-я-я-я. Всем планам хана. Всё к чёрту летит. Все усилия напрасно.
 Мишка впал в рефлексию. Объяснялась она очень просто. По жизни у него было очень мало принципов, если быть точным, то один. Он не мог убивать детей и женщин. Конечно во время службы в диверсионной группе, и на его личном кладбище появилось немало женских и детских могилок. И в его памяти, на самом дне хранились картины детских и женских трупов, разрезанных очередями его АКМа, растерзанных взрывами его гранат. Но это было во время зачисток, когда любое живое существо на пути, автоматически переводилось в разряд врагов. Но даже такие случаи его вгоняли в жесточайшие нервные срывы. А убить в спокойной обстановке, хладнокровно...он не мог. С мужчинами всё просто, любой нации, вероисповедания и возраста. Если ты встал на пути выполнения ЗАДАЧИ,- ты враг. И не действуют по отношению к тебе никакие моральные запреты. Иное дело дети и женщины, это был даже не моральный запрет, это был скорее запрет на генном уровне, оставшийся от далёких предков. Если ты перебил всех войнов племени,- ты победитель и герой. А племя возродится, потому что остались живы женщины и дети. Но если ты перебил и женщин с детьми,- ты убийца. Ты убийца ПЛЕМЕНИ, РОДА. В данном случае Мишка знал что в схроне находится женщина, но это ни на секунду не приостановило его действий. Не хрен лезть, куда не нужно. Если бы и она задохнулась в том бункере, ни один нерв бы не дрогнул. Но она выжила, выползла, и это всё ставило с ног на голову.

Он взглянул на лежащую пленницу. Молоденькая, лет 25-26. Светлые волосы пострижены каре, прямой нос. В это время пленница открыла глаза. И синие глаза. Судя по чертам лица,- прибалтийка.
- УУУУУУ, Бляяяяя!!! Какого хрена ты мне на пути встретилась!!! Сволочь чухонская!!! Сидела бы в своей Чухонии, трахалась с чухонцами и рожала б маленьких чухончиков!!! Какого хрена тебя сюда принесло!!! Знал бы, что углекислый газ тебя не возьмёт, водорода напустил бы, и Хиросиму устроил!!!!
 Мысленно выл Мишка. Вдобавок ко всему, в отличии от большинства жителей "Россиянии", не было у него предвзятого мнения о наёмниках. Работа как работа. Он и сам в своё время был профессиональным военным. Правда недолго, и заплатили ему оригинальной валютой,- пинком под зад. Судьба. Он не возмущался "зверствам" чеченских снайперов, старающихся не убить, а максимально покалечить федералов. Если бы быдло, сидящее перед телевизорами в трусняках, и дружно возмущающихся, в своё время, в армии не навоз из под свиней выгребало, или дачи генералам строило, а занималось боевой подготовкой, они бы понимали разницу между снайпером-киллером или снайпером-антитеррористом и войсковым снайпером. Первым необходимо объект подавить наглухо. А войсковой снайпер должен нанести максимальный урон врагу. И это как раз не его убийство, а тяжёлое ранение. Отвлекаются бойцы на транспортировку раненого в тыл, работают медработники чтоб его вылечить, транспорт чтоб его перевозить, государство платит пенсию, ещё и моральный ущерб наносится государству. Так что и с этой стороны, не было у него ненависти к снайперше, чтоб моральное табу перебороть. Жалко конечно мальчишек покалеченных ею, но ненавидеть нужно кремлёвских жирных пидерастов, пославших необученных пацанов на убой.


  По времени выходило что газ должен был уже выветриться, Мишка поднял пленницу, подтащил её к лазу в схрон. Вынул китайский фонарик-карандаш, сунулся в лаз. Тщательно всё осмотрел в поисках сюрпризов. Нашёл пару растяжек, но снятых с боевого взвода. Заволок внутрь блондинку и закрыл за собой люк. Осмотрелся. Схрон был оборудован по уму. У дальней стены лежали три трупа. Стало понятно, почему снайперше удалось выжить, она лежала ближе всех к приточному отверстию, и хотя Мишка закрыл его, но приток воздуха всё же был. Зажёг висящий на стене большой аккумуляторный фонарь. Занялся инвентаризацией трофеев.
РПГ, равнодушно пропустил, хороша "шайтан-труба", но уж очень неудобна. Пара "Шмелей" обрадовали. Покрутил в руках снайперский винтарь. Какой то заграничный. Интересно было бы повозиться с ним, но идти в бой с незнакомым стволом,- глупость. А допускать глупости было нельзя никак, на кону не только его жизнь. Да и пацаны с блока, и контрики должны быть уверены, что снайпер надёжно заземлён. Перебрал 4 калаша. 2 трещотки калибра 5,45мм, сразу в сторону. Нафиг. 2 старых, добрых АКМСа пощупал более тщательно. Один почти сразу отложил в сторону. Второму искренне обрадовался. Воронение ещё не облезло, затворная рама ходила без лишних люфтов и лязгов. Сам ствол был заботливо почищен и смазан. Увидев следующий трофей, готов был пуститься в пляс и громко заорать песню. Даже если бы ему достался только он, из за него стоило рискнуть шкурой. " Стечкин". Да ещё и в комплекте с "тихарём". И два магазина. Всё остальное, и вполне приличный "Глок", и понтовый "Кольт 1911", его абсолютно не впечатлили. На фоне любимого "Стечкаря", они никак не смотрелись.
Вытащил из рюкзака банку тушняка и пачку галет. Сел перекусить. Еда для бойца необходима как смазка и боеприпасы для оружия. Только комплект из почищенного, пристрелянного ствола с полным боекомплектом, и сытого, здорового и выспавшегося бойца, может выполнить боевую задачу. Тщательно пережёвывая, поглядывал как из угла, сверкают глаза пленницы.
- Очухалась.
В углу чуть слышно повозились, раздался голос:
- Чт-то ты со мно-ой сте-елаешь?
Фраза была сказана с очень сильным акцентом. Но вполне разборчиво. Мишка промолчал. Через некоторое время вновь раздался голос:
- Девочки говорили, нам нельзя попадать в плен. Над нами очень сильно издеваются, прежде чем убить.
Знакомое дело. И за Речкой многие этим грешили. С обоих сторон. Никогда Мишка этого не понимал. Понятно, что без пыток не обойтись при допросе, если необходимо что то узнать. Узнал,- убей. Но быстро, без садизма. Хоть он и враг, но он такой же воин.
Мишка опять промолчал.
- Пожалуйста, убей меня. Я сделаю всё что хочешь. Только убей потом. Не отдавай меня этим, как это...вованам.
Мишка ухмыльнулся. Тоже знакомо. Как воевать, так десантура, мотопехота. Как зачистки, где шмотья надыбать можно, или снайпершу симпатичную всей ротой неделю сильничать, так- вованы.
- Закрой рот и внимательно слушай. Вариантов всего два. Или я тебя оставляю здесь, и утром придут пацаны с блока. Они конечно не вованы, пехтура, но ты друзей их калечила. И они тебе тоже легко сдохнуть не дадут. Или ты идёшь со мной. Идёшь молча, быстро, слушаясь каждого моего слова и жеста.
- Зачем идти? Давай я всё сделаю здесь. Сделаю, как будто сама этого хочу. И ты убьёшь меня.
- Бляяяя. Если бы я мог...Последний момент, когда я мог это сделать, это когда голова в люке показалась, и я не знал что ты баба. Если бы сломал сразу хребет, и всё просто было бы. Но мне ещё и информация нужна. Я поначалу даже обрадовался что дух живой выскочил. Радовался....пока не разглядел, какую блондинистую подлянку мне судьба подкинула.
Подумал Мишка, и сказал:
- Короче. Молча, начинается с этой секунды. Ты открываешь рот, только когда я что то спрошу. Ещё одно слово без разрешения, и ты остаёшься здесь, а я ухожу. Ясно?
Пленница энергично закивала головой. Беззвучно.
- Ты слышала что нибудь о клане Теймуразовых?
Блондика молча, широко распахнутыми глазами, вопросительно смотрела на него.
- Говори.
- Да. Я знаю этот тейп. Знаю где находятся их сёла. А зачем тебе они?
Мишка улыбнулся про себя. Не. Природу ничто изменить не может. Даже в плену, с жизнью на волоске, баба остаётся бабой. Последнее слово всегда остаётся за ней.
- Так. Уточняю. В последний раз. Вопросы с твоей стороны, приравниваются к лишней болтовне, и наказываются оставлением тебя мальчишкам с блок-поста. Дошло?
Снайперша молча кивнула.
- Есть ли здесь карта? И сможешь ли ты показать на ней эти сёла?
- Карта есть. И показать могу. Но я могу дойти туда и так. Там была наша база, я знаю короткий путь.
- Сколько туда пути, сколько у них сёл, сколько в них духов?
- Идти туда около суток, с привалами. Село одно. Тогда в селе было около сотни бойцов. Но часть из них были из нашего отряда. Сейчас наверное человек 40-50.
Всё же судьба справедлива. "Блондинистая подлянка" обернулась удачей, не нужно заморачиваться в поисках "языка", да и даже зная положение деревни, без проводника, Мишка добирался бы туда несколько дней. А времени оставалось очень мало. После исчезновения Мамеда, даже не смотря на шоу, организованное Борей, духи не могли не догадаться, что денег им не видать. Дальше были варианты. Сына могли продать другим духам в качестве раба, могли в том же качестве оставить у себя. Могли просто прикончить. Вряд ли сын Фрейи безропотно согласится быть рабом. А строптивых и склонных к побегу, рабов убивают. Время поджимало.
Мишка принялся готовить экипировку, подобрал натовскую разгрузку, но пошитую под российский боезапас. Укомплектовал её. Приготовил и разложил все стволы, нашёл кобуру под стечкин,- тактическую " босоножку". Собрал РД с сухпайком и дополнительным БК. Подошёл к пленнице.
- Сейчас я тебе освобожу руки. Ты плотно поешь. Потом соберёшь все свои вещи. ВСЕ. Чтоб не осталось ни одной мелочи, которые могли бы сказать что здесь когда то была женщина. Ноги развязывать не буду. Извини, мне заморочки не нужны.
Он разрезал ей скотч на руках, подтащил к столу, открыл банку тушёнки, положил галеты. Пленница поела, начала собирать вещи. Несколько минут возилась в углу, где были свалены духи. Мишка наблюдал за ней, держа в руке взведённый "Стечкин". Повозившись, снайперша обернулась к нему. Смотрела вопросительно.
- Что?
- Здесь деньги. Доллары. Около ста тысяч. Их брать?
- Если подделка, то нет. Если настоящие, то бери.
- И ещё. Блиндаж заминирован. Кнопка подрыва здесь. Я могла бы нас взорвать. Но я верю тебе. Верю что ты не хочешь моей смерти.
- Угу. Угу. Кнопка то там. Только проводочки я от неё давно обрезал. Ладно. Если ты всё, то ложимся спать, нам вставать рано.
Мишка вновь связал блондинке руки. Та улеглась в уголке на спальник. Мишка устроился в другом углу.
- И я тя умоляю, наказание ты моё, давай обойдёмся без фокусов. У меня, у старого, измученного нарзаном человека, слабые нервы, на любой шорох я начинаю стрелять. Давай не будем портить друг другу сон. И не храпи.
- Я не храплю. Ты не старый. Меня зовут Инга.
Инга вопросительно смотрела на него. Мишка улыбнулся про себя. Не стал напоминать о нарушении им же установленных правил. Не стал в ответ говорить своё имя. Просто закрыл глаза и заснул.
Ночь прошла спокойно. В четыре утра Мишка поднялся, начал собираться. В углу, где спала Инга послышалось шевеление. Мишка обернулся, на него смотрели умоляющие глаза.
- Что?
- Я в туалет хочу.
Бляяяя.... А про эти проблемы он как то и не задумывался. Помедлив немного, он решительно подошёл к Инге, и резкими взмахами НРа разрезал скотч на руках и ногах.
- Делай свои дела.
Она зашла в выгородку в одном из углов схрона. Через некоторое время вышла, и протянула ему сведённые вместе руки.
- Значит так. Ты уже поняла что убивать я тебя не хочу. И оставить на растерзание озверевших мальчишек тоже не могу. Но плясать все эти танцы с бубном,- потеря времени. А время сейчас очень ценно. Отпустить я тебя не могу, тогда вся задача летит псу под хвост. Я не буду тебя связывать. Ты доведёшь меня до деревни. Там я тебя свяжу. Сделаю своё дело. Если пройдёт всё хорошо, я вернусь и освобожу тебя. Совсем. Если всё пойдёт плохо, перетрёшь скотч о камни,- и тоже свободна. Просто убить тебя я не хочу, если быть точным,- не могу. Но при малейшей попытке бегства, или нападения, мои запреты снимаются. И я освобождаюсь от огромного блондинистого геморроя.
Фиалковые глаза вопросительно уставились на него.
- Говори.
- Я согласна. Только при условии что ты скажешь как тебя зовут.
От возмущения, у Мишки спёрло дыхание.
- Не пооонял!!! Я что, у кого-то согласия спрашивал???
- Ты сам сказал, что ни убить, ни оставить меня здесь ты не можешь. А нападать или бежать я не собираюсь. Поэтому с этой минуты мы партнёры. Я называю тебя по имени и разговариваю с тобой как с равным.
Мишка выпучил глаза и осел на пол, он пытался что то сказать, но из глотки вырывались только какие то клокочущие звуки.
- Ладно, ладно. Мы не партнёры. Мы отряд, и ты его командир. А теперь отдышись. Я, как отряд, не хочу оставаться без командира, помершего от асфиксии.
На Мишку смотрели безмятежные фиалковые глаза из под невинно хлопающих длинных ресниц.
- Финиш. Это полный финиш. Бог явно был в изрядном подпитии, когда собрался создавать женщин. И явно наклюкался до положения риз, когда перешёл к созданию блондинистой их части...
В панике думал Мишка, пытаясь восстановить дыхание. Слегка отдышавшись, он начал собираться. Инга стала тоже копошиться, что-то укладывая в РД.
- А можно я возьму свою винтовку?
- Нет!
Прохрипел Мишка.
- Тогда я возьму "Глок".
Мишка только безнадёжно махнул рукой. Сейчас, даже если бы она начала стрелять в него, он бы просто не был в состоянии отреагировать. Он с тоской снова вспомнил, что изначально хотел наполнить схрон водородом...

Часа через три пути, в ответ на её сначала просьбы, а потом и требования сказать своё имя, он окончательно сдался и назвал его. К обеду остановились на привал, в распадке у ручья. Инга начала хлопотать с обедом. К этому времени Мишка немного успокоился, и начал даже находить плюсы в создавшемся положении. Во время обеда и отдыха, Инга насела с просьбами объяснить, зачем ему понадобилось кошмарить тейп Теймуразовых. Мишка рассказал ей всё. Она, восторженно хлопая огромными ресницами, спросила:
- Так это твой сын?!
Помолчав несколько секунд,- заявила:
- Тогда мне нужна винтовка.
Мишка, уже устав удивляться её логическим ассоциациям, съехидничал:
- Поищи под кустами, может растёт где.
- Не надо под кустами. Она в пещере есть.
Спокойно сказала она. В ответ на вопросительно-возмущённое Мишкино мычание объяснила:
- По пути есть пещера, нам всё равно в ней придётся ночевать, а в ней небольшой склад оружия, в котором и винтовка есть. Правда СВД, она не очень мне нравится, у неё сильная отдача.


Уже затемно добрались до пещеры. Выполнение ЗАДАЧИ входило в финальную стадию, рано утром они подойдут к деревне. Сидя у костра занимались каждый своим делом. Инга чистила СВДэшку, а Мишка строил план будущей операции.
- Инга, расскажи как расположены дома в деревне, и где находятся духи.
- Зачем?
-?????? Чтоб заранее обдумать, как действовать.
- Что тут думать? Я сижу на горке, ты подходишь к деревне, кошмаришь всех "Мухами" и "Шмелями", я из своей "Плётки" кладу половину духов, а ты из калаша тех кто останется. Берём сына и уходим.
Мишка возмущённо запыхтел и глянул на неё злыми глазами.
- Не. Не. Ты конечно командир. Тебе решать. Можешь вызвать на подмогу дивизион боевых слонов. Или эскадрилью летающих тарелок...
И безмятежный взгляд синих глаз....Когда отсмеялись, Мишка сказал
- Ты права, хрен ли думать. Придём, посмотрим, и сделаем. А я всегда думал что у прибалтов нет, или какое то другое чувство юмора.
- Я латышка кстати. А чувство юмора такое же как у всех. Так же, либо есть, либо нет.

Поутру были у деревни. Она располагалась в низине, вдоль небольшой речушки. Со склона все дома были как на ладони. Сами Мишка с Ингой устроились метрах в двухстах от ближайших домов. В верхнем конце деревни находился бывший сельсовет, и дома местной знати. Инга готовила себе несколько стрелковых позиций, Мишка разглядывал деревню в бинокль. Закончив, Инга подползла и зашептала:
- Пришлые духи располагаются всегда в большом здании, тогда на чердаке устанавливают пулемёт и расставляют посты вокруг. Сейчас ничего нет, значит в деревне только местные. Их немного, всего 15-20 человек.
Прилегла рядом, стала тоже рассматривать деревню в прицел своего винтаря. Около 8ми часов, из подвала одного из домов, вывели парнишку в изодранном камуфляже. Под охраной двоих боевиков, солдатик стал перетаскивать кирпичи из кучи перед домом, во двор.
Мишка внимательно разглядывал парня в бинокль. На лбу рана, лицо в кровоподтёках. Но главное что руки и ноги целы.
- Нормально. Дождусь темноты, втихую отработаю всех в доме, заберу мальца, и делаем ноги.
Инга прошептала:
- Это он?
Мишка кивнул в ответ.
- Симпатичный. Похож на тебя.
Издалека послышался шум автомобильного двигателя. Вскоре на улицу въехал джип, подрулил к большому зданию, и из него вылезли несколько духов. Все в камуфляже и с оружием, кроме одного. Из окрестных домов стали выходить жители, в основном мужчины, многие с оружием. Подходили, обнимались с человеком в цивильной одежде, что то говорили смеялись. Духи-конвоиры подвели солдатика. Мужчина в гражданской одежде подскочил к пленному, что-то закричал размахивая руками. Внезапно сильно ударил мальчишку в лицо. Тот упал. Медленно поднялся, и резко ударил лбом в переносицу духу. Со всех сторон на мальчишку посыпались удары. Солдат упал, духи продолжили избивать его ногами. Рядом сухо щёлкнул затвор СВД.
- Миша. Я работаю их.
- Нет, Инга, нет. Нельзя.
Внезапно духи расступились, двое сдёрнули с плеч автоматы, передёрнули затворы. Мишка уже хотел скомандовать Инге гасить их. Распахнулась калитка ближнего дома, вышел пожилой чеченец. Что-то громко закричал, махая рукой в сторону дальнего конца села. Вернулся в дом и вынес лопату. Опять что-то заговорил. Конвойные духи пинками заставили парня подняться, и повели его по улице. Один из духов нёс лопату.
Мишка быстро оглядел направление, в котором направлялись духи с пленником. За околицей села была небольшая ложбинка, на которой возвышались несколько холмиков.
- Так. Расстреливать повели. Там у них видимо место для этого, и могилки уже есть.
Мишка быстро снял с себя разгрузку, схватил "Стечкина".
- Инга. Я пошёл. Прикрой.
- Спокойно командир. Работаем.


Мишка нёсся по склону, не чуя под собой ног. Лихорадочно металась одна мысль.
- Мальчик, только глупостей не делай. Потерпи, я иду.
Когда добежал до ложбинки, огляделся. Из деревни это место не просматривалось. Духи сидели на камнях, младший Мишка копал яму, мрачно посверкивая взглядом в сторону духов. Мишка подполз к духам метров на пятнадцать, привстал, быстро дважды выстрелил. Одному духу снёс череп, но второму попал пулей в плечо, того отбросило в сторону ямы. Тут же, как сжатая пружина, вскочил солдатик, снёс духу лопатой голову и схватил автомат. Перекатом снова ушёл в яму.
- Миша не шуми. Не надо шума. Мы пришли за тобой. Я сейчас поднимусь. Только не стреляй, сынок.
Мишка поднялся во весь рост, держа пистолет на виду. Из ямы показалась голова.
- Вы кто? Спецназ?
- Все разговоры позже, сынок. Уходить нужно.
Паренёк метнулся к убитому духу, схватил из разгрузки два магазина.
- Я готов, командир.
Уже подбегали к позициям, когда в селе началось шевеление. Громко зарычал двигатель джипа. Звонко и сухо защёлкала "Плётка" Инги. Мишка схватил один из двух принесённых "Шмелей", расщёлкнул тубус, выпустил гранату в сторону большого здания. Почти тут же, в ту же сторону полетела вторая граната, оставляя за собой дымный шлейф.
- Всё! Всё! Ребятишки, уходим. Я впереди, сынок за мной. Инга,- тыл.
- Есть командир!
 В унисон откликнулись "бойцы".


Метров за 600 до пещеры, был очень удачный участок тропы. Пролегал он в узкой расщелине. Мишка загодя, ещё утром, установил там две МОН50, найденных в пещере. Добежав до этого участка, все разбежались по позициям на склонах. Вскоре показалась погоня. Духов было около дюжины, бежали гуртом, как стадо баранов, видимо понадеявшись на беззащитность жертв. Подождав пока толпа окажется между монок, Мишка нажал кнопку радиовзрывателя. Разразился Армагеддон местного масштаба. Стальная метель из сотен стальных шариков порвала в клочья всё, что попалось ей на пути. Вдобавок тут же начали работать по выжившим СВД и два калаша. Через минуту всё было кончено.


Добрались до пещеры, отдышались. Инга тут же начала готовить обед, между делом поправила причёску.
- Хм. Женщина даже на войне, остаётся женщиной.
Подумал Мишка. К нему подсел сын.
- А вас специально послали за мной? Да?
- Нет, сынок. У нас свои дела. Мимо случайно проходили.
- Дядь Миш, можно я вас, Батей звать буду? Так короче.
- Конечно сынок.
- Бать. А почему мы растяжек и сюрпризов не наставили? Ведь другие духи придут за трупами.
- Глупых фильмов насмотрелся?
- А что?
- Ты за 5 секунд сколько пробегаешь?
- Ну... метров 40.
- Ну и представь. Срываешь ты растяжку, щёлкает рычаг. Ты стоять будешь, и ждать пока граната рванёт? Целых 5 секунд? А вокруг даже не голое поле, кругом камни и деревья, за которыми укрыться можно. Так, баловство это, перевод боеприпасов. Чтоб растяжки ставить, запалы нужны диверсионные, которые без задержки взрываются, а их у меня нет. И делать некогда.
Тихо засмеялась Инга.
- Не обижай мальчика. А ты иди сюда, я тебе ссадины обработаю. Кстати, если он,- Батя, то я буду мамой?
- Неее. Ты молодая. Ты мне теперь как сестра.
Инга улыбаясь, занялась ранками. Сын вдруг застонал.
- Что, братик?
- Рёбра болят. Когда духи ногами месили,- отбили.
- Инга, сделай повязку тугую.
  Закончив с медицинскими делами, перекусили. Принялись чистить оружие. Младшой тоже быстро разобрал свою "Ксюху".
- Сынок, выбрось эту трещотку, возьми там нормальный "АКМ".
- Зачем, Бать? Нормальный ствол, лёгкий и удобный.
Мишка поморщился недовольно.
- Затем, что в подразделении, боеприпасы должны быть одного калибра, кроме специальных и вторых стволов. А у тебя пятёрка, и пугачом этим только воробьёв распугивать, а не в бой идти. Что это за оружие, пули которого в рикошет, от любой ветки уходят?

  Закончив чистку, Михаил вышел из пещеры и отошёл метров на сто. Вынул телефон, подаренный Борисом, набрал номер. Ответили почти сразу.
- Боря, привет. Не перебивай меня, и слушай внимательно. Нужно будет мальчонку с блокпоста забрать, его номер и расположение я СМСкой сброшу. Только забирать нужно с шумом, чтоб его обратно чехам не сдали. Кровников у него много появилось. Про меня никто ничего знать не должен.
- Понял тебя. Недалеко от Грозного, наш Свердловский ОМОН стоит. Я с командиром знаком хорошо. Дашь координаты блока, ребята солдатика заберут, а дня через четыре и я туда подъеду. Будет всё на высшем уровне. Сам с нами уйдёшь?
- Нет. Я отдельно выходить буду. Пока, Боря, если что,- свяжусь.
Вернувшись в пещеру, Михаил установил вокруг неё сигналки. Закончив, обратился к своему воинству:
- Ночуем здесь. Как следует отдохните и подкрепитесь. Сынок, завтра или послезавтра ты выйдешь на блокпост. Там тебя ОМОНовцы заберут. Если особисты или контрики будут допрашивать, ты нас не видел. Как ушёл от духов, ты не помнишь. Понял?
- Бать, но почему? Давайте вместе выйдем?
- Нельзя сынок. У нас своё задание, и нам его выполнить нужно. У нас свои командиры, и нас не погладят по головке, за то, что мы на тебя отвлеклись.
- Понял. Бать? Мы встретимся потом? Когда нибудь? Я тебе адрес свой оставлю.
- Адрес напиши, но встретимся вряд ли. Не обещаю.

  Остаток дня прошёл в хозяйственных хлопотах. Около одиннадцати вечера, резко, как всегда в горах стемнело. Михаил скомандовал всем отбой. Сам вышел из пещеры, отошёл чуть в сторону, и присел за камнем. В пещере некоторое время, Инга и Мишка перешёптывались, потихонечку над чем-то хихикали, затем утихомирились. Инга вышла, подошла к Михаилу, присела рядом.
- Ты не расскажешь мальчику ничего?
- Нет.
- Почему?
- У него своя семья. Я туда никаким боком не вписываюсь.
- Жаль.
Инга склонила голову на плечо Михаилу. Продолжила:
- Я завидую Мишиной маме. У неё есть замечательный сын. И есть ты.
- Оставим эту тему. Нет меня нигде. Расскажи как ты у духов оказалась?
- Была у меня нормальная жизнь. Училась в институте. Занималась гимнастикой и стендовой стрельбой. А потом заболела мама. Нужны были деньги на лечение. Заняла денег и поехала в Польшу за товаром, чтоб заработать. По дороге обратно, наш автобус ограбили, и я осталась и без денег и без товара. Чтоб выплатить долг и заработать на лечение мамы, предложили поехать сюда.
- Понятно. И сколько тебе нужно, чтоб вернуться?
- Долг я уже вернула. На лечение нужно ещё 120 тысяч долларов. Я звонила домой, месяц назад, мама плачет и просит вернуться. Она не знает точно где я, но наверное чувствует.
- Заберёшь деньги, которые в схроне взяли. И дёргай отсюда. Домой. Иначе и маме не поможешь, и сама сгинешь.

   Рано утром двинулись в сторону блокпоста. Подойдя к взорванному схрону, организовали замаскированную стоянку. Михаил вынул пулю из патрона, обернул её листочком бумаги с запиской, сверху замотал скотчем. Спустился ниже по склону. Не доходя метров 150 до блокпоста, вначале выстрелил несколько раз шариками из рогатки по блокпосту, заметив что мальчишки зашевелились, запустил из рогатки пулю с запиской.
  Через некоторое время с блокпоста вышли несколько солдат, во главе с сержантом Васей. Когда мальчишки подошли, Михаил посвистел. Васька, оставив ребят, подбежал к нему.
- Ой! Дядь Миш! Как ты?!
- Нормально всё, Васёк. Нормально. Дело есть до тебя.
- Дядь Миш! Мы всё сделали, как ты сказал. Мне старшего сержанта присвоили, за тех духов!
- Это хорошо, Вася. Это правильно. Теперь послушай, просьба есть.
- Говори, дядь Миш. Мы всё сделаем.
- Тут ко мне солдатик из плена приблудился. На твой блок ОМОНовцы скоро приедут, так его им передать надо будет.
- Дядь Миш! Так давайте с ним к нам на блок. Пацаны рады будут все.
- Нельзя, Васёк. Кровников он наплодил. Попытаться отбить его могут. Да и контрабасам вашим я не верю, сдадут суки. Ты просто, если духи подъедут, и спрашивать будут, посигналь мне ракетой красной. И менты когда парнишку забирать будут, проследи чтоб нормально всё прошло. И главное. Ты меня не видел, и знать меня не знаешь.
- Сделаю дядь Миш. Может надо чего? Мы тогда и стволами прибарахлились и жрачкой.
- Спасибо, сынок. Не надо ничего. Я тоже прибарахлился малёха.

   Расставшись с бойцом, Михаил набрал СМСку Боре, с координатами блокпоста. Поднявшись к позициям своего воинства, Михаил оборудовал лёжку, откуда хорошо был виден и блокпост и подъезды к нему. Подползли сын и Инга.
- Миша, как прошло?
- Нормально. Ждём ОМОН, отправляем к ним бойца, а сами уходим. Вы пока тоже позиции оборудуйте.
  Через час в кармане Михаила завибрировал сотовый.
- Да?
- Я от Бориса. От вас груз забрать нужно?
- Да.
- Завтра утром нитка в вашу сторону пойдёт. Я к ней свои две "коробочки" прицеплю. Отдельные пожелания будут?
- Груз я зашлю, когда "коробочки" обратно готовы будут идти. Просигналь на этот номер. И до приезда Бориса, не свети груз никому. Особенно конторе. Сделаешь правильно,- я твой должник.
- Принято. Не дрейфь, старина. Всё будет тип-топ.
  Подполз младший Мишка:
-  Бать, тут рядом место хорошее. Выворотень большой, все поместимся и блокпост оттуда виден.
- Хорошо, переходим туда. Там и переночуем.
   По одному, по очереди наблюдали за блокпостом. Около четырёх утра, во время дежурства младшего Мишки, недалеко началось непонятное шевеление.
- Бать. Батя.
Зашептал мальчишка.
- Что, сынок?
- Тут чехи гоношатся что-то.
Михаил мгновенно сбросил остатки сна, ящерицей скользнул из логова в сторону шебуршения. Метрах в трёхстах от выворотня, духи устанавливали три миномёта, а ниже по склону, занимали позиции несколько гранатомётчиков. Вернувшись, Михаил ввёл в курс дела своё "войско":
- Духи готовятся по блокпосту ударить, возможно что из за нас. Но даже если и нет, мальчишкам помочь нужно, миномёты много плохого натворить могут. Мы с Мишкой уходим чуть выше, и оттуда духов последними двумя "Мухами" приголубим, ну и из автоматов отработаем. Инга, ты чуть ближе к ним по склону выдвигаешься, цели выбирай сама. Работаем быстро, и сразу отходим сюда, чтоб под крупняк бэтра не попасть.
  Пока расползались, начало светать. Выдвинувшись в тыл миномётчикам, отец с сыном выпустили по "Мухе", забросали позиции гранатомётчиков гранатами и причесали из двух автоматов. Затем быстренько оттянулись обратно под выворотень. Бэтр с блокпоста начал садить по склону из ПКВТ и ПКТ, минут через 20 заработала артиллерия. Налёт духов был сорван.

  До обеда хорошо отдохнули, около двенадцати завибрировал сотовый.
- Да?
- "Нитка" на подходе, готовь груз. "Коробочки" заправятся, и сразу обратно пойдут.
- Принято. Как только "коробочки" подойдут, отправляю груз. Спасибо, братишка.
- Не за что, брат. Боря обещал проставиться, когда встретимся. Отбой связи.
  Михаил повернулся к сыну:
- Ну что, сынок. Прощаться пора.
Мальчишка уткнулся в Мишкину разгрузку, всхлипнул.
- Батя, я адрес свой написал. Если приехать не сможешь, напиши.
Паренёк вынул из кармана два листочка бумаги, один сунул Михаилу, другой протянул Инге. Не сдержавшись обнял девушку, забормотал, с трудом удерживая слёзы:
- Сестрёнка, хоть ты напиши.
Инга, смаргивая ресницами влагу, наворачивавшуюся на глаза, прошептала:
- Обязательно братик. Как только смогу, обязательно напишу.
Снова уткнувшись в плечо Михаила, сказал:
- Батя. Я тоже офицером стану, как ты. В училище поступлю. Ты какое заканчивал?
- Хе. Вот меня и в офицеры произвели, прапорщика-то разжалованного.
Подумал Михаил. Вслух сказал:
- Хорошее дело, сынок. Поступай в Рязанское воздушно-десантное, не ошибёшься.
Погладив сына по голове, Михаил продолжил:
- Ну всё, сынок. Колонна уже прошла. Пора идти. Мы с Ингой до самого отхода бэтров омоновских, следить будем за тобой.
Мишка ещё раз обнял Ингу, и побежал вниз по склону, к армейскому блокпосту.

После отхода бэтээров, Михаил с Ингой, отошли на пару километров в горы.
- Ну теперь с тобой решать надо. Если есть кредитка, пиши номер.
После этих слов, Михаил взял телефон, набрал номер Бориса:
- Боря здравствуй. Мальчонка уехал с ОМОНом, будь ласков, не пускай процесс на самотёк.
- Привет, Бурят. Всё будет нормально. Я уже готовлюсь лететь в Ханкалу. Со мной депутаты, представители губернатора, корреспонденты. Всё будет по высшему разряду.
- Хорошо, Боря. Мой долг подрос ещё. Давай немного его ещё увеличим?
- Ты нам с командиром Свердловского ОМОНа должен кабак. Причём оплачиваю я. Бурят, не считай нас суками последними. Говори что нужно, чем смогу,- помогу.
- Борь. Тут у меня излишек налички нарисовался. Его нужно отсюда вывезти, и в банк положить. Либо просто сохранить до моего возвращения.
- Миша, об чём разговор? Прилечу, созвонимся и всё сделаем.
Закончив разговор, Михаил посмотрел на Ингу.
- Всё слышала? Пакуй деньги и пиши, куда тебе их положить. Через неделю будут на месте.

..............................................................................
 
...............................................................................

Михаил не находил себе места. Какая то тоска выгладывала его изнутри.
- Сделаю документы, валить надо будет отсюда. В Абхазию опять. Почти 2 года не был, а ничего в этом болоте не изменилось. Сонное царство какое то.
 Запиликал дверной звонок, Михаил вышел на крыльцо. За калиткой стоял Петрович.
- Михаил, открывай ворота, принимай гостя.
Михаил спустился, открыл калитку. Приобнял старика.
- Здравствуй Петрович. Как здоровье?
- Нормально у меня со здоровьем. Зол только сильно. Ругаться пришёл.- Старик сдвинул брови и нахмурил взгляд.
- Ну проходи в дом тогда. В доме ругаться сподручнее как-то.
Зашли в дом, Михаил устроил старика на диване.
- Петрович, чай? Кофе? Может по стопке? Тоже найдётся.
- Ну а что и не по стопке? За встречу можно.
Михаил быстро порезал нехитрую закусь, вынул из холодильника запотевшую бутылку, расставил всё на журнальном столике.
- Ты что это, пропащая твоя душа, не пришёл как приехал? Я всё это время кажну неделю почти, другану твоему названивал, узнавал нет ли новостей про тебя. А вчера он сам звонит, явился грит, одиссей наш, жди в гости. Не дождался, сам пришёл.
Михаил разлил водку по стопкам, чокнулись, выпили за встречу. Петрович принялся говорить дальше, Михаил рассеянно слушал, изредка вставляя реплики в монолог старика.
- Деньги, то что ты договорился, я собрал. Цельных полсотни тыщ доллАров. Только я их вернул, до копеечки все. Не пригодились они.
- Я знаю, Петрович. Боря рассказал мне.
- Вот. Не пригодились деньги значитца. Но мальца освободили. Прилетел какой-то крутой спецназ, порубал всех черножопых в капусту, и забрал мальца.
Михаил улыбнулся, налил ещё по стопке.
- Вот. Дали Мишке медальку каку-то, и он в училище военное поступил. Буду тоже спецназом, грит.
Михаил опять улыбнулся. Подумал:
- Упрям сын Фрейи. Сделал как и хотел. Не сломал его плен.
Петрович меж тем, продолжал свой монолог:
- А друг мой поправился почти, только башкой трясёт иногда. Он как услышал, что Мишку освободили, так и очухиваться стал. Я ещё правнуков дождусь, грит. Да ещё одна беда у них приключилась. Сын евонный и до того к бутылке прикладывался, а как беда с Мишкой случилась, так вообще много пить стал. А когда освободили Мишку, так тот вообще с катушек сорвался. Разошлись оне с Олькой. Сёмка Ольке дом отстроил, и сам живёт с ними. Я грит, сына потерял, зато доча у меня есть и внук, а бог даст, так ещё сын появится. Ну ладно, засиделся я у тебя, дома старуха волнуется уже, поди. Мишань, ты вот что, ты завтра дома будешь? Ты не уходи никуда, я утром заскочу к тебе. Дело у меня к тебе есть.
- Хорошо Петрович. Дома буду.
Михаил проводил старика. Визит Петровича, слегка развеял муть на душе.

Утром у калитки засигналил автомобиль, и почти сразу зазвенел звонок. Михаил вышел на крыльцо.
- Так, Мишаня, кончай ночевать! Нас дела ждут.
У калитки стоял Петрович. какой то помолодевший, и командовал весёлым голосом.
- Да я готов, Петрович, давно уж встал.
-Вообщем, Мишань. Щас Петька, племяш мой, отвезёт нас на своём драндулете в гости. Ты там особо не кобенься, люди свои все, родные можно сказать. Знакомься, племяш мой, бестолковый, но при колёсах.
Михаил подошёл к потрёпанному жигулёнку, поздоровался с водителем. Расселись в машине. На Михаила напало вдруг, какое-то дремотное состояние. Он расслабился и незаметно заснул. Очнулся внезапно. Взглянул в окно, узнал окраины Красноуральска.
- Петрович, ты зачем привёз-то меня сюда?
- Так, сказал же в гости. Давно ли на родине не был, Мишань?
- Давно, Петрович. Лет 15 уже, как отца схоронил. Да и до этого лет 8 урывками только.
Выехали на южную окраину, подъехали к почти новому пятистенному дому. Жигулёнок остановился. Петрович засуетился, заторопил.
- Давай, Мишань, пошли. Заждались нас уж, поди.
 Прошли через ухоженный дворик, поднялись по крылечку в сени. Петрович подошёл к дверям в горницу, распахнул их, и громко произнёс:
- А я вам гостя привёз!
И втащил Михаила в комнату.
В комнате, за столом спиной к нему сидел широкоплечий юноша в камуфляже с курсантскими погонами, во главе стола, лицом к входу пожилой мужчина. А справа от него... ОНА ! Фрейя !
Юноша порывисто обернулся. Подскочил, и заорал :
- Батя!!! Батя, я знал что мы увидимся!!!
Повис на плечах. тиская и обнимая Михаила. Что-то громко тараторя не останавливаясь...
Всё это доносилось до Михаила как сквозь вату. Он стоял как истукан, и смотрел на НЕЁ.
Ольга, побледнев, встала из за стола. Так же неподвижным взглядом смотря Михаилу в глаза.
Мишка вдруг притих.
- Маам! Баать! А вы что, знакомы да?
Тут вклинился Петрович.
- Ну ка, цыть ты, оглашенный! Хватит тискаться! Не убежит больше никуда батя твой! Вишь же, застыл как соляной столп.
Петрович схватил Михаила за локоть, подвёл к столу, усадил напротив Ольги.
Мишка тут же принялся тараторить вновь:
- Мам, дедуль, вы не обижайтесь что я дядю Мишу батей зову. Я его там, в Чечне так называть стал. Мишкой неудобно было, дядь Мишей длинно, в бою несподручно, так я его батей и стал звать. А он сынком меня. Так ведь и жизнь он мне спас. Если ровесник жизнь спасает, его братом зовут. А если старше, так отцом. Мам! Ведь правда!
- Правда сынок. Всё правда. Дважды он папа твой... Он дал тебе жизнь... И он спас её.
Как-то заторможенно произнесла Ольга. Мишка снова онемел. Только выпученные глаза перебегали с матери на Михаила. Опять вклинился в наступившей тишине голос Петровича:
- Сёмк! Какой-то не сильно умный у тя внучок. Хоть и спецназ будушший. Обалдуй, ты на батю глянь, да скинь ему годков двадцать, а потом в зеркало глянь. Чтоб ты умишко не напрягал лишний раз, на смотри.
Петрович вытащил из внутреннего кармана пиджака фотографии, и бросил их на стол.
- Мишань, ты прости меня, старика. ты сам мне ключ оставил, за домом присмотреть, ну а я в фотографиях твоих похозяйничал. Я сразу всё сообразил, когда ты обмер на Мишанькину фотку глядя, ну а когда и тебя молодого увидал, то и вообще всё понятно стало. Ну а потом и с Сёмкой всё обмикитили.
Мишка обалдело рассматривал две фотографии. На одной, чёрно-белой и пожелтевшей стоял мальчишка в вылинявшей песчанке и панаме, на другой, цветной и новой, парень в камуфляже и кепи. Два парня. С одинаковыми лицами.
Мишка медленно повернулся к отцу.
- Батя. Ты говорил что случайно у того села оказался. Случайно увидел как меня на расстрел тащат...
- Так нужно было, сынок. То не только моя тайна была.
Михаил погладил сына по голове.
Из за стола поднялся дядя Семён.
- Так. Старичьё да ребятьё, марш на улицу, воздухом дышать!

Несколько минут сидели в полном молчании, уткнувшись взглядами в столешницу. Ольга медленно подняла свои, всё такие же прекрасные, изумрудные глаза. Прошептала.

                             - Я ждала тебя, воин.
 
                             - Я пришёл к тебе, Фрейя.

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

+7
07:40
681
RSS
10:53
+1
У меня просто нет слов!
12:09
+3
Когда нет слов, меня обычно за ошибки ругают. ))) Которых действительно очень много. )))
17:26
+1
Ну ой) а у меня нет слов, чтоб выразить, насколько нравится) Ошибки, наверное, для специалистов?? А я-то читатель pardon Зачитываюсь и не до ошибок!
18:59
+3
Спасибо Оля. Такие комментарии заставляют чувствовать себя ещё нужным на этом свете. )))
Значит дальше выложу «Сломанные души» полностью. Ну а потом все части про Башкирцева. ))) Ну и мелкие рассказики между делом. )))
19:23
Зачиталась и про всё забыла. Замечательная повесть! Чем не сюжет для фильма? Написано по-настоящему талантливо. Браво, Александр!
19:45
+1
***
20:17
Почему-то не люблю читать о войне, но тут — просто на одном дыхании… Нервы были натянуты, как струны, настолько я сопереживала героям. Очень талантливо написанное произведение! rose
00:54
Муза была выдающаяся. ))) «Фрейя»написалась за ночь. «Сын Фрейи» за сутки. А всё после слов прообраза Фрейи,- «А что было бы, если бы...». К утру был готов вариант возможного развития событий. ))))
19:50
22 (1) Скажу кратко. БЕСПОДОБНО!!! Вновь переживала и грызла ногти. jokingly
Гость
23:24
Превосходно, так держать!!!
21:06
очень читабельно, с какими то легкими, иронией-юмором(может просто лично мне так кажется, что они сквозят во всех повествованиях), молодца, продолжайте в том же духе 22 (1) … ну а если нет слов и «положено» за ошибки ругать, то хоть я их не искал(не корректор же, а читатель) все же резануло глаза слово «воин, воины» в каких-то падежах-склонениях, но почему-то через букву Й- типа войнов, а не воинов, не буду искать и копировать где, не столь важно для прочтения и не госиздат читаем
|