Нож Часть 5

  Как будто в ответ на испортившееся настроение, зарядили дожди. Мишка, на автомате, проводил три раза в день сеансы радиосвязи, обменивался дежурными шутками с коллегами в эфире, передавал данные с профилей. На третий день, после отъезда Сергея, в вагон-городок приехал замначальника местного УВД. Мишка заканчивал сеанс связи, когда мент вошёл в вагон.

- Здоровеньки булы, Михаил! Начальник где?

- И тебе не кашлять, Степаныч. В отъезде Серёга.

- Когда он вернётся?

- Да дня через 4-5 пришкандыбает, если дожди не усилятся. Сводку погоды вчера получил, обещают ливни с вечера. Тогда и задержаться может. Речки разольются. А что случилось? Он тут меня, типа полпредом оставил, может и я могу решить.

- А куда он уехал-то?

- К Михеичу, на кордон.

- А-а-а, ну тады да, тогда и застрять может. Туда и сейчас уже, только на танкетке вашей, проехать можно. В общем, такое дело. На днях, недалеко отсюда, зэки с железки в побег сорвались. К вам они, вряд ли доберутся, но предупредить вас, я должен.

- А что самолично-то припёрся? По рации, циркуляр разослал, и все дела. Да ориентировки с кем ни то прислал бы. Не впервой.

  Мент замялся. Помолчал минутку, решился:

- Вишь какое дело. Какая-то непонятная движуха, вокруг побега этого. Запретили нам шум поднимать. Я уж так, на всякий случай приехал. Вдруг чего.

- Хм. Если непонятки, то это уже интересно. Давай, Степаныч подробнее. Сам понимаешь, у нас и техника, и вертушки прилетают. Действительно,- вдруг чего.

- Да я и сам, особо много не знаю. 25 зэка, из «Столыпина» вырвались. Караул весь положили. Большинство сразу, за сутки переловили. Рыл десять, вообще, в отрыв не пошли, так у вагона и дождались группу захвата. Остальные по ближним деревням разбежались. Самогонки нажрались, там тёпленькими их и повязали. Эти все, по мелким статьям ехали, хулиганка, воровство, грабежи. Но вот троих с «вышаком» в этом вагоне везли, на исполнение. Так этих не поймали. Позавчера, пока вертушки ещё летали, их засекли. Но дождь усилился, и десант не смогли выбросить, и поисковые группы все встали. На той стороне хребта, реки уже вздулись, техника не может пройти.

- Крутые ребята, видать. Ориентировки на этих волчар есть?

- ГэБэшники запретили ориентировки рассылать. Но до нас довели, если хочешь,- расскажу.

- Конечно рассказывай. Караул, говоришь, положили? Караул штатный был?

- Вот это у меня в голове и не укладывается. Из-за этих троих, караул усиленный был, 12 человек. По рассказам пойманных зэков, только эти трое и убивали солдат. Даже если и врут, но вырезать 12 вооружённых человек… Это как?

  Мишка заинтересованно-иронично хмыкнул.

- Кто его знает. Рассказывай.

- Первый: Абрамов Пётр Николаевич, 49 года рождения. Кличка,- Абрек. Осуждён за грабежи и убийства. 7 доказанных трупов. Второй: Суслов Анатолий Петрович, 51 года рождения. Клички нет. Осуждён по экономическим статьям,- валюта, золото. Третий: Черепанов Виктор Андреевич, 56 года рождения. Кличка,- Череп….

- Стоп. У этого третьего, в особых приметах, цветная татуировка в виде черепа, пробитого пулей, на левом плече,- есть?

- Цветная, нет ли, пробитый или нет, не знаю. Но про череп на левой руке,- написано. А ты, откуда знаешь? Знакомый что ли?

- Только заочно. Да и то сомневаюсь,- он ли. Может совпадение? Но с другой стороны… 12 двухсотых… Хм. Его стиль.

- Да ну, нафиг. Втроём, 12 вованов…

- Ну если это тот, про кого думаю. То не втроём. Один. Другие только если помогали.

- Миш, сказки ты какие–то рассказываешь. В реальной жизни такого не бывает.

- В реальной жизни, Степаныч, и не такое бывает. Таких как он, правительства свергать учили, что ему 12 зелёных пацанов? Так, для разминки. Удивительно другое. Как он вообще, в вагоне этом оказался? Даже если чего-то натворил, так он до суда не должен был дожить.

- Миш, а кто он? Я слышал конечно про « Альфу», «Каскад»…  А этот?

- Степаныч, вечер воспоминаний закончен. Я и так лишнего разболтался. Знаешь же,- « Болтун,- находка для шпиона». Вообщем, я тебя услышал, на ус намотал. Тебе один совет могу дать, если Череп этот, в наших краях проявится, срочно инсценируй сердечный приступ, и сиди дома.

- Ну и хрен с тобой. Поеду я. Поздно уже.

 

  После отъезда Степаныча, Михаил включил УКВ радиостанцию. Попытался связаться с Сергеем. Связь не пробивалась, маломощная станция в Серёгином УАЗике, не рассчитана была на такую дальность. Затем подошёл к карте, висевшей на стене. По информации мента, выходило что зэков в последний раз, видели в районе Большого Иремеля, на водоразделе между реками Белой и Уралом.

- Попробую поставить я себя, на место Черепа. Что бы я делал, после рывка? Сначала конечно просто уйти в сторону, на максимальное расстояние. Затем нужно пробиваться к транспорту, чтоб из кольца вырваться. Значит либо назад, на восток, на ту ветку, откуда и сорвался, вернуться. Либо вперёд, на запад. Там и ЖД ветка есть, и автотрасса крупная имеется. Но сейчас оба эти пути отрезаны разлившимися речками и ручьями. Значит, либо на север, в сторону Миасса, Златоуста и железной дороги, либо на юг, к Белорецку. К Миассу пробиться тяжело. Там Урал пересекает хребет, и притоков Урала до чёрта. Плюс частей военных понатыкано, как поганок. Значит на юг, по самому водоразделу. А там… там Михеичева заимка, по пути.

 

  Несколько минут Мишка пребывал в ступоре. Нахлынули воспоминания, от которых он так хотел избавиться…

 

- Контроль!!!- Заорал командир.

Мишка вынырнул из щели, перебежками побежал к разбитым машинам. Добивать было почти некого, фугасы сработали чётко под двумя грузовиками. Кто остался в живых, после взрывов, попытались оттянуться на обочину, но там сработали две МОН-100, выкашивая сотнями стальных шариков, оставшихся в живых. Ну а уж совсем невероятно везучих и живучих, добили фланговым огнём два ПК. Мишка подбежал к заднему грузовику, проконтролировав по пути двоих, не до конца разорванных взрывом и шариками. По кювету полз, перебирая руками, один из унитовцев, следом, оставляя жирный кровавый след, волочились его ноги, на остатках сухожилий. Мишка прицелился негритосу в голову, но в это время кто-то закричал сзади:

- Не стреляй! Оставь его мне!

Подбежал лейтенант-анголец, выхватил нож. Нагнулся над недобитком. Резкий взмах ножа, лейтенант покопался рукой в брюшной полости, вырвал печень. Разрезал её надвое, и протянул один кусок Мишке.

- На!

Мишка глянул на него вытаращенными глазами, заорал:

- Пошёл нахер, макака!- Разворачивая АКМ ему в брюхо.

- Стоп всем!- Закричал подбежавший командир.- Все разборки на базе!

 

Вечером, после прибытия на базу ангольского спецназа, командир подошёл к Мишке:

- Мих, ты с чего это, собрата по оружию, решил завалить?

- Избавь меня бог, от такой родни. Он, сука, печёнкой сырой, накормить меня пытался.

Командир засмеялся:

- Так всё же, пристрелить-то ты его, зачем хотел? Печёнку не любишь? Или за то, что он её не поджарил?

  Мишка возмущённо-негодующе уставился на командира.

- Всё. Всё. Это шутка была. Челюсть подбери. Тут «кормилец» твой, мириться пришёл. Ты не выёживайся, у них свои обычаи, а тебе здесь не жить.

 

Собрались всей группой, анголец выставил, принесённый с собой ром. Из разговоров стало понятно, откуда негритос так хорошо русский язык знает. Оказывается он вначале несколько курсов в «лумумбарии» отучился, а потом на иностранный факультет Рязанского училища поступил. Рассказал он и почему Мишке печень вражескую предложил:

- Ты извини, Михаил, по запарке это просто получилось. До вас инструктор у нас был, с кличкой Череп, так он от свежатинки не отказывался. Специально даже, в джунглях «сафари» устраивали. Ну а меня перемкнуло во время боя, потерял ориентацию во времени.

- Ну-ка, ну-ка.- встрял командир.- Про инструктора поподробнее. Наколка на руке у него была?

- Да. Татуировка черепа на руке. Цветная.

- Хм. Жив ещё отморозок. Череп ему в Камрани, вьетнамцы накололи. Цветной татуировки, у наших, я больше не встречал.

Кто-то из ребят включился в разговор:

- Он кореш твой, что ли, командир?

- Ну не так чтоб кореш… Учились вместе на спецфакультете. Его Контора, в каком-то гражданском ВУЗе нашла, а меня Аквариум, после срочки отправил. Череп поначалу, чисто сынком маменькиным был, хотя и занимался какой-то азиатской борьбой. А потом, на 3м курсе, Контора его во Вьетнам, на базу Камрань отправила. Чудо это, кроме португальского, испанского и английского, ещё и вьетнамский в совершенстве знал, вот его и отправили в командировку. Через год, он совсем другим человеком вернулся. Совсем на азиатской почве сдвинулся. Кроме борьбы экзотической, он ещё и на холодняк подсел, да всё любил выпендрёжные клинки всякие, типа малайских крисов, гуркхских кукри и филиппинских балисонгов. В ножевом бою ему равных не было, спору нет…

- Точно. Точно! Он и тут с крисом ходил!- Встрял анголец.

- … ну это-то не беда,- продолжил командир – но он ещё и на кровушке сдвинулся. Все спарринги кровью его партнёров заканчивались. Ну а позже наши пути разошлись. Знаю только по слухам, и про африканские его «подвиги», и в Никарагуа он отметился, а сейчас инструктором, то ли на ТОФе, боевых пловцов учит, то ли на Балтике. Любого другого, за такие «подвиги» в расход бы пустили, но по слухам, у него лапа лохматая, в самых верхах Конторы.

 

  Воспоминания отхлынули, Мишка начал действовать. Забежал к механику, предупредил его, что исчезнет на пару дней, и что ГТСку забирает, попросил на связь выходить по расписанию. Метнулся в столовку, набрал сухпая на пару дней.

- Жаль, оружия нет. Единственный карабин на базе, и тот в сейфе. А ключи у Серёги.

   Искать ствол в деревне, или ломать сейф, не было времени.

- Ничего, дай Бог успею. Да и не факт, что Череп именно этим путём решит идти.

   Прыгнул в танкетку,  и развернувшись на одной гусенице, рванул в тайгу.

 

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

+8
23:06
694
RSS
Продолжение рода- это естественно. Убийство- противоестественно. Все методики воспитания из человека убийцы- несовершенны. Если инструктор нормальный, есть шанс самому остаться нормальным, если конечно не пришлось попасть на детей -женщин. А вот если инструктора списали из-за поехавшей крыши, шансы изначально уменьшаются. Потом, процесс подготовки многолетний. Череп много лет занимался чем- то восточным, а это постоянные ограничения и истязания тела физическими нагрузками и тут тоже всё зависит от учителя, так что есть от чего съехать. Череп- больной человек, как правило, лечить не пытаются, но и долго такие здесь не задерживаются
|