Волки

Волки

По расчищенной просеке профиля нёсся ГАЗ-66.

   Вокруг высилась вековая урема, в которой никто не хозяйничал многие сотни лет. Мишка разговаривал со сторожилами этих мест. По их рассказам, этот участок тайги размером около 50 на 80 километров издавна пользовался дурной славой. Когда-то, ещё при Строгановых, здесь была деревушка углежогов, но как-то в одночасье в один из дней, все двести душ составлявшие население этой деревушки исчезло. Так с той поры и прижилось за этим участком тайги название,- Чёртово урочище. Даже всесильная Советская власть, как-то обошла стороной это место. И только сейсморазведочная партия нарушила вековой покой тайги. Вначале прошёл топотряд, отметив вешками профиля. За ними прошли два «Катерпиллера» с бригадой лесорубов, пробив через Чёртово урочище просеку. И наконец сегодня с утра, по проложенному профилю проползли сейсмовибраторы с сейсмоотрядом.

   Плохое место не оправдало своего названия, никакой чертовщины не произошло. Но уже вечером, когда большинство сотрудников сейсморазведочной партии, разошлось и разъехалось на предстоящие выходные и праздники, начальник вызвал Мишку.

  — Мишань, дело есть. Раздолбаи подмотчики, кабель с пауками на профиле забыли. Рабочие все уже по своим деревням разъехались, и за нами через полчаса вертушка прилетит. Ты так и так, дежурить остаёшься. Сгоняешь на «шишиге», подмотаешься? На завтра уже сильные снегопады обещают, завалит если, то после выходных бульдозеры туда опять гнать нужно будет. План к хренам полетит, квартальную премию не получим. А я тебе человечка оставлю водилой. Сделаешь, а?

— Сделаю, куда деваться. Только я на этом профиле не был, карту засвети.

   Серёга раскинул на столе карту, с обозначенными на ней профилями.

— Видишь, здесь 15 вёрст по водоразделу идёт, овраг на овраге. В одном из них подмотчики и забыли кабель. Подмотались с одной стороны, объехали, подмотались с другой. А из оврага кабель не вытащили.

— Действительно раздолбаи. И место подобрали,- самый центр Чёртова урочища!

   Серёга рассмеялся:

— Мишань, а ты чё в сказки веришь?!

— Верю или не верю, это не важно. Главное их не множить. Карабин оставь на всякий случай. Вдвоём в тайге, без связи. Это чревато.

   Серёга замялся, виновато потупив взгляд.

— Мишань. Дык. Это. Нету карабина-то. Замначальника треста выпросил на праздники, на охоту собрался.

— Раздолбаи не только у подмотчиков водятся. Рыба с головы гниёт.

 

    В это время раздался гул подлетающего МИ-8, из вагонов вывалили «пассажиры», потянулись в сторону посадочного пятачка. Начальник так же быстренько подхватил баул, и быстренько потрусил в сторону вертушки.

   Мишка сидел за столом, разглядывая карту. Машинально запоминал ориентиры, расстояния и направления до населённых пунктов и дорог. Открылась дверь, вошёл молодой паренёк.

— Миш, меня начальник с тобой оставил. когда поедем?

— Щас и поедем. Только пожрать чё ни то с собой покидаю.

— А зачем? Недолго же. Час туда, час обратно. Ну, там ещё час. К девяти на базу вернёмся.

— Ты позагадывай ещё! Ещё дедами и прадедами сказано, идёшь в лес на день, еды бери на неделю. Дуй давай, заводи колымагу!

   По расчищенной просеке профиля нёсся ГАЗ-66.

— Тимур, сбрось скорость!

   Парнишка, блестя белозубой улыбкой, закричал в ответ:

— Не ссы, Миша! Я здесь весь день катался, просека ровная как автодром!

   Не успел Мишка ответить, что впереди первый овраг. «Шишига» протаранив метра три снега, уткнулась бампером в дно оврага. Мишка, успевший раскорячиться и расклиниться между капотом и дверкой, очухался первым.

— Шумахер, бля! Живой ли?!

   Водила лежал грудью на баранке, бессмысленно тараща глаза в ветровое стекло, заваленное снегом.

— Жи-ивой вроде.

— Рёбра о баранку не поломал? Дышишь нормально? Не болит ничего?

— Не-ет.

— Ну, сука! Вернёмся на базу, я те устрою полёты «Во сне и наяву», сволочь!

— Я же здесь весь день ездил…

— Оболтус! Ты гружёный днём ездил!!! Не за спидометром следить надо в лесу, а за ориентирами!!! Выползать давай!

   Сначала Мишка попробовал открыть свою дверку. Не поддалась. Тимур потолкал свою, с тем же успехом.

— У тебя в будке лопата есть?

— Вроде была.

— В грузовом или пассажирском отсеке?

— Ага!!! Вспомнил! В грузовом! В кронштейнах закреплена!

— Клаустрофобией не страдаешь?

— А? Чем? Чё это?

— Ладно, проехали. Короче, я сейчас окошко открою, через него выползти постараюсь. Сильно глубоко не должны были под снег уйти. Метра полтора, максимум два. Внизу снег сыпучий как песок, заваливать кабинку будет. Не паникуй, до конца не засыплет. Когда вылезу, лопатой и тебя откопаю.

   Повозившись как червяк в тесном пространстве, снял полушубок, оставшись в свитере. Покрутил ручку, приоткрыв стекло, в него тут же потекла шурша как песок, снежная крупа.

— Хреново. Если сильно глубоко, может завалить в кабинке, к херам. Забьёт нос, так и откинешься здесь.

    Ручеёк из снежной крупы иссяк, образовав вокруг щели небольшую полость. Мишка приоткрыл окно ещё немного. Так повторял операцию, пока в кабину не насыпалось почти до половины снегу, и почти полностью не открылось окно. Очень осторожно вылез в образовавшуюся полость, встал обоими ногами на обрамление окна. Сориентировался, и с силой выпрямился, одновременно утрамбовывая вокруг себя, уже рыхлый снег. Кисти рук вынырнули на воздух. Мишка, уже осторожно утрамбовал снег вокруг себя, сделав нечто вроде колодца. Затем стал неспеша подниматься выше. Встал на ручку открытия двери, продолжая трамбовать снег, поднялся выше. Затем нащупал ногой петлю двери пассажирского отсека. Постепенно вылез на свет целиком. По-пластунски дополз до грузового отсека, нашёл лопату. Подползя к кабине, целиком ушедшей под снег, закричал:

— Эй!!! Шумахер!!! Жив ишшо???

   Глухо как из могилы, донёсся ответ:

— Пока да!!!

— Закрой окно, и жди!

   Дальше, с лопатой, было проще. Откопав водительское окно, принял свой полушубок, сидор, и помог вылезти водителю. Уже смеркалось. Развели на просеке костёр, Мишка обсушился, перекусили. Вокруг окончательно стемнело.

— Ну что, Шумахер. Ждёт тебя незабываемое путешествие по ночной тайге, на расстояние в 15 километров. Там дорога между Сосновкой и леспромхозом, хоть туда, хоть туда, ещё 5 вёрст. Итого 20. К утру доползём, чай.

— Миш, а чё не по профилю? Или утра дождаться, и днём дойти?

— По профилю втрое дальше. А утром снегопад обещали. Если буран заметёт, то уже хрен куда придёшь, по рыхлому снегу, да без лыж. А сейчас наст есть, хоть и не везде. Ты давай канистру с бензином приготовь, лямки к ней как к рюкзаку пришпандорь. И пару факелов сделай.

— А зачем факела?

— Мало ли… Меньше болтай, шевелись.

   Парень занялся делом, Мишка меж тем одел полушубок, опоясался поверх него ремнём с ножом, проверил сидор. Водила всё не унимался:

— Миш, а здесь медведи есть?

— А как же без них-то? Есть конечно. Спят они сейчас.

— А волки?

   Парнишка, сам того не зная, коснулся темы которая терзала Мишку уже час. Недавно, краем уха он слышал рассказы о диковинной стае волков, которые не боялись ни огня, ни людей. Внаглую врывались в деревню, грызли дворовых собак, резали домашнюю скотину, если попадалась. И последние слухи про эту стаю, как раз были из Ольховки.

— И волки есть. Но про них больше сказок рассказывают, чем на самом деле. Чтоб они на человека напали, бескормица сильная должна быть, мыши должны пропасть. Пока мыши есть, нафиг им не нужно с человеком, или другим крупным животным связываться. Ну а на крайняк, ты канистру с бензином тащишь, и факела приготовил.

 

   Шли уже больше двух часов. Погода, как всегда перед ненастьем радовала. На небе висела огромная, яркая луна и ярко сияли звёзды. Слегка пощипывал нос и щёки морозец. Шагалось конечно не как по бульвару, но пока вполне терпимо, процентов 70 пути приходилось на прочный наст, который легко держал человека. Автоматически сверяя направление с Полярной звездой и выбирая путь. Мишка размышлял:

— Вот потому волки и взбесились. Оттепель была сильная, а потом ударил мороз, образовался прочный наст. Мыши под ним в безопасности, а у серых бескормица. Но не бояться огня??? Не может зверь против своей природы пойти. Хотя… Слышал я про случаи, когда одичавшие собаки вожаками стай становились, тогда они и стаю заставляли против волчьей натуры идти. Другой вариант, что могла стая из метисов образоваться. Слюбилась волчица какая ни то с деревенским Полканом, вот и готова стая полусобак-полуволков.

   Над головами промелькнула серая, быстрая тень. Тимур испуганно охнул. Мишка ухмыльнулся:

— Не боись. Филин это, или сова. Тоже мышкует. Ладно не лето, а тоб ты и от летучих мышей каждый шаг шарахался. Ты вообще-то откуда сам?

— Из Челябинска.

— Понятно. Чисто городской небось? Деревья только в парках видел?

— Типа того. В турпоходы ходили в школе только. И даже в армии, в степях служил.

— Это в каких степях-то? Казахстан?

— Не. В Оренбуржье, под Тоцком.

— Хе! Знакомые места. Доводилось и мне в Тоцких лагерях бывать!

— Так туда вроде «партизан» сгоняли, на переподготовку. А ты вроде как молод для «партизана».

— Ну, кого-то для переподготовки туда сгоняли, а кого-то на боевое слаживание отправляли. Ну да это не суть. Главное ты теперь себя настоящим уральцем считать можешь! А то даже как-то неприлично, жить в самом сердце Урала, и ни разу по-настоящему тайги уральской не понюхать.

— Это да! Всю жизнь помнить буду!

 

   Так, за разговорами вышли на дорогу. Луна всё ещё светила ярко, хотя её всё чаще заслоняли проносившиеся ошмётки облаков. Морозец заметно ослаб, поднялся небольшой ветерок.

— Однако во-время мы на дорогу вышли. Через пару часов буран поднимется.

   Вдруг Мишка резко остановился. Зашептал:

— Тимур! Готовь факела! Быстро!

   Впереди, метрах в ста, на дороге стояли шесть серых теней. Чуть выдаваясь вперёд, стоял силуэт раза в полтора крупнее остальных. Мишка опять заговорил вполголоса:

— Приготовил? Не вздумай убегать! Догонят и в клочья порвут! А так, есть шанс. Подожжёшь факела по моей команде. Понял?! Теперь идём вперёд. Медленно, без резких движений.

   Люди медленно пошли по дороге. Мишка плавно вынул клинок из ножен, медленно расстегнул ремень, аккуратно опустил его на землю, не переставая сближаться с волками. Подойдя метров до тридцати, Мишка скомандовал:

— Тимур, поджигай!

   Уже с пылающими факелами, люди продолжили идти вперёд. Звери стояли не шелохнувшись, лишь в зрачках отражались ярко-багровые отсветы огня, и на загривках поднималась дыбом шерсть. Внезапно молоденькая волчица, заскулив чуть слышно, попятилась от наступающего пламени. Вожак, не оборачиваясь, оскалил клыки и грозно зарычал. Самочка остановилась. Остановились и люди.

   Вожак, словно усмехнувшись, оскалился и плавно вышел на несколько шагов вперёд. Волчица заскулив, двинулась за ним. Вожак вновь рыкнул, та остановилась. Остальные стояли молча, не шевелясь.

   Мишка, сам став похожим на волка, тоже ухмыльнулся:

— Боя хочешь? Авторитет подтвердить? Ну чтож.

Сбросил с плеч полушубок, вышел на несколько метров. Стояла тишина, нарушаемая лишь треском факелов.

 

   Несколько секунд ничего не происходило. Вдруг, вожак прыгнул вперёд. Вновь взвился в воздух, инстинктивно делая упреждение, предвидя что враг подастся назад. Но враг сам рванулся навстречу, присел, и вонзил в пролетающее над головой поджарое тело нож. На землю упал уже практически труп, с разрезанной от глотки до паха брюшиной.

   Четыре серые тени мгновенно соскочили с дороги, и исчезли в уже начинающейся позёмке. Лишь молоденькая волчица, даже не зарычав, а как-то всхлипнув, напала на убийцу своего любимого.

    Человек, ещё не отошедший от боевого ража, подставил ей под укус левую руку, и вонзил в сердце клинок. Бережно уложил труп рядом с вожаком, сел на колени и затих.

   Подскочивший Тимур затормошил Мишку за плечо:

— Миш! Миш! Ты как?!

   Мишка поднял голову, из глаз катились слёзы:

— Девочку жалко. Она любила его. Смотри.- Он завернул левый рукав свитера, на руке был виден слабый след укуса.- Она даже не пыталась руку грызть. Прыгнула, чтоб умереть вместе с ним.

    Добравшись до базы, Мишка с Тимуром завели один из бульдозеров, и ещё пока не сильно разбушевалась метель, вытащили ГАЗ-66 из оврага. и нашли утерянный паук.

 

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

+5
04:44
397
RSS
Очень нравится сюжет! Немного смущает в диалогах лексикон, хотя он — настоящий, как в жизни. Спасибо. rose
08:31
+1
Обычно в таких ситуациях «великий и могучий» уступает место матерному. ))) Я как-то не представляю как в таких ситуациях литературно можно изъясняться. )))) Как говорил однажды мне отец, после просмотра фильма о войне,- " Какая х… ня. С матом мы в атаки ходили. С рыком и рёвом. А не с зёвом «Ура! За Родину, за Сталина!»…
Я согласна, что все к месту, просто глаз еще не привык, а ухо… Я ведь с водолазами, сварщиками дело имела. Иван Семченко по кличке «Хомут» еще, когда молодая была говорил,- Учитесь барышня, в жизни поможет. 22 (4)
02:03
+1
Хорошо написано. И сюжет понравился. После таких рассказов в волчье благородство веришь больше, чем в людское. Есть душа у каждого зверя.
20:19
Благодарю за рассказ. С ножем на волка не прыгал, но в глаза вожаку смотрел. Ощущения на всю жизнь. А поездка зимой на шишиге — круче всякого атракциона.
20:48
Шишига — фантастический аппарат, особливо ежели в горах. )))
Загрузка...
|
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Литературный Клуб "Добро" © 2019 Работает на InstantCMS Иконки от Icons8 Template cover by SiteStroi