Ничего личного

Ничего личного

       Опустив крышку, я сразу почувствовал себя самым здоровым и счастливым человеком... И основания к тому действительно были. Ведь только что сгорел последний лист из моей «истории болезни», долгие годы пылившейся на полке регистратуры и представлявшей из себя неимоверно раздутый медицинский талмуд из множества справок, эпикризов и прочей трудночитаемой и аккуратно подклеенной бумажной белиберды.
       Я и не предполагал, что покончить со всей этой писаниной разом будет настолько просто. И для этого мне потребуется всего-то: спичечный коробок и небольшое усилие для приведения в движение воды в сливном бачке.

       В то раннее утро я проснулся от жуткой боли, исходившей от кисти правой руки.
       Взглянув на неё сквозь щелки чуть приоткрытых глаз, я с ужасом обнаружил на месте указательного – нечто похожее на плод созревающей сливы. Нарыв не просто имел неприглядный вид, но и сильно пульсировал, отдавая болью в каждой клеточке моего мозга. А ведь ещё вечером я заметил торчащий у края ногтя инородный кончик, однако самонадеянно не уделил ему должного внимания.
       Долго просыпаться не пришлось, и уже через тридцать минут я был готов отправиться на приём к местному хирургу. Конечно, можно бы и без врача... но в этом случае лечение могло затянуться, неизбежно отразившись и на моих коммерческих планах. А так, на всё про всё - час-полтора, после чего я вновь смогу окунуться в водоворот своих нескончаемых дел…

       «Надо же, какая-то заноза, а столько внимания!», – то и дело чертыхался я, в ожидании своей очереди в регистратуру. На что она, будто читая мои мысли, тут же отзывалась резкими болевыми импульсами…
       В голову, одна за другой, лезли разного рода мысли… «Да нет же… это же абсурд, – потерять палец из-за какой-то занозы. А если заражение… и спасать уже придётся целую руку! А может быть и… А как же работа, карьера?!.. Да какая к чертям карьера, без жизни то!..».
       Мои мрачные мысли прервал строгий голос регистраторши… И буквально через минуту я уже поднимался на четвёртый этаж клиники в предвкушении снятия мучившей меня боли.

       Наверно, все старые поликлиники, как впрочем, и школы, а также иные учреждения социальной направленности, были построены по типовым, ещё советским проектам: четыре этажа, лестницы с двух сторон и длиннющие коридоры.
       Кабинет под номером «413», с чёрной (траурной) табличкой – «хирург», как раз и находился в самом конце такого коридора. Здесь уже очередь была значительно длиннее регистратурной: человек эдак двенадцать–пятнадцать. Все разного пола и возраста, с грустными, болезненными физиономиями…
       А чему, собственно, было радоваться? Большинство, как и я, пришли на первичный приём и диагноза своего ещё не знали. Другие же, может и знали, но никак не меньше были озабочены последствиями прилипших хворей.

       По истечении часа стало понятно: ни о какой работе не могло быть и речи.
       «Ладно, – подумал я, - пусть день насмарку, в конце концов, здоровье дороже!». Тем более что за прошедшее с утра время палец приобрёл угрожающий оттенок, а эпизодическая пульсация переросла в сплошную и невыносимую боль.
       Но мог ли я тогда знать, что это было только начало. Начало, которому не было конца...

       Подошла моя очередь.
       За широким, сдвоенным столом сидели две меддамы и что-то писали. «Та, что слева, помоложе, – видимо, врач. А которая справа, пожалуй, медсестра», – решил я, присаживаясь на стул.
       – На что жалуетесь? – потянувшись ко мне за картой, спросила та, что помоложе.
       Но то ли от страха, то ли от боли, я, вместо ответа, просто показал ей палец.
       – Что ж вы так, по гвоздю не попали?
       Я хотел было возразить, но мой язык словно онемел от такой неуместной шутки и вместо ответа пробурчал нечто нечленораздельное…
       – Понятно.
       И тут уже я не выдержал и с усилием выдавил: «…З-з-аноза!».
       – Что ж, заноза, так заноза. Будем лечить. Когда были у врача последний раз?
       И здесь меня прорвало…
       – Да я по врачам сто лет не хожу и не помню, когда и у кого был! Сами видите, в моей карте всего несколько пожелтевших листов!
       – Видеть то вижу... и это, как раз и странно.
       – А что здесь странного? – не унимался я. – Не пью, не курю, регулярно делаю зарядку... И хватит о моём здоровье! Вот вам палец. Вот он действительно болен. Так что будьте добры!
      – Давненько у нас таких не было, – не поднимая голову прошуршала медсестра. – Точно, давно не лечился…
       Препинаться не было ни сил, ни желания. Да и объективности ради, сам виноват: сфера здравоохранения осталась упущенной, а ведь и здесь люди… пусть и со свойственными отклонениями.
       Визит в клинику завершился наложением мазевой повязки, да выпиской нескольких рецептов. Кроме того, с утра мне надлежало сдать стандартный набор анализов, после чего вновь явиться на приём.

       Домой вернулся лишь к обеду, по пути прикупив весьма недешёвые пилюли в разноцветных и вселяющих надежду упаковках (признаться, не ожидал, – нуликов-то, поприбавилось!). И в ответ на итоговое аптекарши: «…цать», язык непроизвольно проворчал недоумённое: «Од-на-ко!..».
       Настроение – наипоганейшее. Палец по-прежнему болел, хотя уже не как утром (видимо сказалось действие мази и проведённой УВЧ-процедуры). Мало того, что все планы остались нетронутыми, так и сама проблема лишь усугубилась. А сколько ещё она заберёт?..
       Сделав несколько необходимых звонков, я прилёг на диван и незаметно уснул. Кто бы подумал, что на обычную занозу уйдёт столько сил!

       Когда открыл глаза, был поздний вечер. А это означало, что через пару часов мне вновь придётся лечь, чтобы в восемь стоять у «процедурного» с баночкой...
       «Дожил. В тридцать и с баночкой!..». Но дело даже не в этом. Атмосфера давила. При таких обстоятельствах и всецело здоровый засомневается. Что-то вроде эффекта «плацебо», только наоборот. Отсюда вывод: уж коли попал на крючок к эскулапам, – не ропщи!

       Мысль, что один утренний час – лучше двух вечерних, – внушала оптимизм. Да и как иначе… Ведь сегодня состоится мой второй, и, надеюсь, последний визит к врачу. Тем более что по ощущениям – панариций созрел.
       …Весь первый этаж гудел как улей. Именно здесь и располагалась большая часть «процедурных».
       Все как заводные маячили взад-вперёд с баночками и коробочками, не обращая друг на друга никакого внимания. У некоторых кабинетов то и дело образовывались небольшие очереди, но буквально на глазах рассасывались. И уже через полчаса коридор был почти пуст.
       «Делов-то, – рассуждал я, – ещё пару-тройку часов и с результатами к врачу. А там и…».

       После обеда я уже сидел у «четыреста тринадцатого», терпеливо дожидаясь развязки свалившихся на меня обстоятельств.
       Всё было с точностью как вчера: двенадцать-пятнадцать разновозрастных граждан и гражданок с грустными, понурыми лицами. Но теперь они не казались такими уж чужими. Напротив, когда я начинал в них всматриваться, во мне тотчас пробуждались чувства любви и сострадания.

       Сегодня я уже не был таким скованным и без промедления рассказал о положительных ощущениях…
       – Хорошо, давайте посмотрим, – с улыбкой произнесла врач и кивком указала на уже ожидавшую меня перевязочную.
       Когда же повязка была снята, и хирург перевела результаты анализов на бытовой, мой пафос тут же сдулся… и я был готов кричать во всё горло о вопиющей ко мне несправедливости!!!
       Было похоже, что всё ближайшее время, я должен буду посвятить своему лечению. А помогать мне в этом будут ещё и терапевт с гематологом и нефрологом, не считая аптечных и прочих околомедицинских паразитов. Получается, что вместо помощи протянутому пальцу, у меня внаглую оттяпывали руку!..
       Несмотря на возраст, жизнь меня побила сполна, и я был всегда готов принять от неё любые подарочки. Вот и сейчас, она подленько преподнесла мне очередной, который я должен был принять с достоинством.

       Коммерческую деятельность пришлось свернуть и всю следующую неделю исправно ходить по специалистам и «около». Что говорится, – работать на аптеку.
       Но как ни странно, чем дольше я лечился, тем больше появлялось болячек, а моя некогда тонюсенькая карта, раздувалась как на дрожжах. Каждый раз, когда мне всё же удавалось разобрать некоторые её каракули, я образно представлял свой внутренний орган и приклеенный к нему диагноз… И он почувствовав к своей персоне внимание, тотчас начинал побаливать.
       С каждым днём моё самочувствие лишь ухудшалось, и я уже реально считал себя по-настоящему больным, нуждающимся в постоянной помощи человеком.
       У меня появилась одышка, и по лестнице я уже не бегал, а держась за перила с трудом передвигался. Кроме того, я знал всех врачей по имени-отчеству, а они, все как один, знали меня. Знали они и историю с пальцем и, услышав моё имя, всегда хихикали.
       Лекарства в моей квартире валялись повсюду: на книжных полках, в ванной, кухне и даже на тумбочке в прихожей. Везде. По сути, я превратился в полностью зависимого человека, и от подсаженного на иглу наркомана ничем уже не отличался. И это не касаясь заброшенной работы и подрастерянных связей.
       И вот, вернувшись как-то домой после очередного похода по докторам, я подошёл к зеркалу и ужаснулся: на меня смотрело совершенно незнакомое щетинистое существо в невзрачной, мятой одежде. Полноту картины дополняла искривлённая осанка, окончательно придавая внешности предпенсионный возраст.
       Хотел ли я верить зеркалу или нет, но это был я, ещё месяц назад абсолютно здоровый и успешный молодой человек.
       Было понятно: без анализа хронологии, не обойтись.
       «...Заноза, поликлиника, очередь, карта, плацебо... – я старательно перебирал застрявшие в памяти эпизоды… – Стоп. Слово-то, какое… Плацебо… Точно! Плацебо!! Эффект, основанный на внушаемости…».
       На радостях я чуть ли не вприпрыжку побежал на кухню и, достав припасённую бутылку «марочного», приложился прямо из горла...

       Ещё не разошлось тепло, как точки были расставлены.
       Будучи человеком далёким от медицины и на некоторое время выпавшим из обычной жизни, я слишком близко воспринял молниеносно развивавшиеся события. В мою голову совершенно незаметно вкралась мысль о шаткости собственного здоровья, и я поверил. А дальше – по накатанной. Месяц и я развалина.

       …Кстати, с занозой я справился самостоятельно, причём обычными народными средствами.
       А что медицина… Так теперь это бизнес. Как говорится, ничего личного.

01.09.2013

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

0
20:40
47
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|