Доказательство

Доказательство

       Многое повидал за свою адвокатскую бытность Сергеич. Всяко бывало. И задержание после ничего не предвещающего допроса, и изменение меры пресечения на более мягкую без ходатайства защитника... Даже извинения должностных лиц, и те случались.
       Причём повидал с обеих сторон. Сам когда-то носил погоны. Пусть и недолго, но и за непродолжительное время хорошо усвоил, что лучше уж преступление останется нераскрытым, чем привлекут к ответственности и осудят невиновного.
       Нередко «арестантское» дело уже лежало на его столе и оставалось лишь выполнить указания начальника, приняв к производству и расследовав. А иной раз и просто завершить, предъявив окончательное обвинение и направив в суд. Какие вопросы?.. «Злодей» известен и даже арестован. Чего уж? Но, нет. Каждый раз Сергеич кропотливо вникал во все нюансы происшедшего, скрупулёзно докапываясь до логики содеянного. Именно до логики, поскольку только там и лежали столь важные для объективного расследования обстоятельства.
       Эта дотошность порой имела обратный вектор и нередко вытаскивала обвиняемого из расставленных государством ловушек. К тому же без «шапирских» разводок и совершенно бесплатно. Сам же следак частенько попадал в немилость к руководству, что, безусловно, отражалось на его карьере, и в конечном счёте явилось основанием для вполне ожидаемого увольнения.

       Следственное управление располагалось на окраине города, аккурат метрах в ста от храма святителя Николая. Новое двухэтажное здание со стандартным копьевидным ограждением и полицейским КПП. Второй этаж – следствие, первый – прокуратура. Парочка хоть и неразлучная, но уж явно не сладкая.
       С точки зрения процесса дело было несложное. Зато шума!.. Как-никак, а «второе лицо» в обвиняемых. И действительно, куда уж проще: «Был? Был. Пил? Пил…». Чего ж ещё? Да и мотив просматривался.
       Следователя, в чьём производстве находилось дело, Сергеич знал давно. Как личность, Валерий Иванович человек был тихий и скрытный, слова не вытянешь. Как следователь?.. Наверное, как все. На «доске почёта» хоть и не висел, но и в «штрафниках» не значился. Обычный службист с педантскими наклонностями. В кабинете всегда порядок, дела не валялись. На столе – флажки, на стене – вожди.
       А суть дела донельзя банальна. Ну, попарились в баньке два приятеля после напряжённой недели. Ну, выпили. Делов-то?.. Да только один утром проснулся, а другой нет. Тот, который проснулся – замградоначальника, Мухин, который нет – местный банкир и владелец бани, Михалыч. Вот и вся история.
       Всё бы ничего, да экспертиза… Короче, в коньячке том, яд оказался.
       Как? Откуда? Вроде из одних бутылок наливали… и пили все. В том числе и секретарша Михалыча, Викуся. Её он после первой бутылки вызывал (мыслишки, знаете ли, финансовые образовались…). И коммерсы-лиходатели: Миша с Гришей, заносившие «причитающееся», тоже по паре стопарей за здоровье хозяина опрокинули.
       Но странное дело, отправить банкира к Плутосу могли все, а «небо в клеточку» – одному Мухину досталось, хотя на нём и фигового листика-то не было. Где ему отраву-то прятать? К тому же был уже совсем не навеселе, а в хлам.
       Бизнесмены с секретаршей гостили недолго. Исключительно по-деловому. И если для Вики поход в баню оказался спонтанным, то для Григория с Михаилом, запланированной обязаловкой.
       С точки зрения адвоката, Мухин среди упомянутых являлся последним кому была бы выгодна смерть банкира. Михалыча знал давно. Да и отношения сложились не столько по работе, сколько по жизни. Оба – заядлые охотники и страстные болельщики. Ну и баня. В общем, всё для души и тела.
       Касательно работы… – да, не без выгоды. Но даже участие банка в городских проектах для Мухина можно было отнести лишь к плюсам.
       Были, конечно, разногласия, но весьма незначительные.
       Об остальных, информация скромнее. Михаил и Григорий – бизнесмены средней руки, ни в чём предосудительном не замечены. Разве что конвертики… Ну так ведь вся страна в конвертиках. Кто ж без них проинвестирует?
       Виктория также, дама не промах. Связей, куда больше чем у шефа. Зато лучшего фильтра на пути к кабинету начальника, просто не найти. И опять же, конвертики, конвертики…

       Автозак доставил Мухина строго по требованию. Ещё десять минут и он в кабинете следователя. Видок, не ахти… как у помятой бумаги. Понятно, СИЗО не курорт, массаж и ванны в распорядке не значатся. Да ко всему, обвинение давит: даже без отягчающих, до пятнадцати. С характеристикой следствия рассчитывать на снисхождение вряд ли придётся.
       Обвинительный уклон адвокат заметил практически сразу. Но вот, что оппонентом Мухина на очной ставке будет Виктория Павловна, никак не ожидал. Ведь одно время как змея вилась у его ног, и даже роман пыталась закрутить… Не-е-т… точно змея! А следак молодец, знает, где слабое звено.
       Чего только не городила секретарша, весь негатив выплеснула, до мелочей. Вспомнила даже как после одного из разговоров «по душам» записывала шефа к стоматологу. И везде – Мухин. Складывалось впечатление, что друзья только и делали, что дрались, а париться отправились, как в последний бой. С такими обвинениями уж точно ни в одной бане не отмыться!
       Цель «перекрёстного» была понятна. Обычно подобные процессуальные действия проводят не столько для прямого доказывания вины, сколько для усиления доказательственной базы и используют как косвенные доказательства по делу. Если на бытовом, то – до кучи.
       Одно странно: практически все вопросы защиты немотивированно отводились, хотя задавались по существу и в оправдание обвиняемого. Данное обстоятельство не оставляло сомнений в предвзятости, а потому рассчитывать на оправдательный приговор можно было лишь при абсолютной объективности судебного разбирательства.
       Лицо Валерия Ивановича выражало полную удовлетворённость. Ещё бы: свидетель не подвела, в протоколе и в деле поставлена точка.
       И как раз в тот момент, когда следователь согласовывал дату ознакомления с делом, дверь распахнулась…
      
       Никого из побывавших в тот вечер у Михалыча, не забыл упомянуть в обвинении следователь. Никого, кроме себя.
       А ведь и к его фляжке прикладывался банкир (молодец Михалыч, везде скрытых камер понатыкал!). К тому времени в бане находились лишь спящий чиновник, да сам хозяин.
       Для чего, зачем?.. – история умалчивает. Видимо имелся у следователя шкурный интерес. И расчёт простой. Ведь он последний, кого заподозрят. А здесь ещё и дело в его производстве оказалось. Отсюда и идея: раскрыть через подставу. А Мухин… – так он же прирождённый злодей. Да и денежки, его тема. Ну чем не кандидат? И, наконец, секретарша… – просто подарок!

       Поставленная в деле точка по факту оказалась лишь запятой. И состряпанный следователем протокол занял своё заслуженное место… но уже в собственном уголовном деле и в качестве вполне полноценного доказательства.
               
                *     *     *

       …На корпоративном банковском фуршете чествовали новоявленных мажоритарных акционеров.
       За здоровье Григория и Михаила пили исключительно коньяк.

04.04.2017

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

0
16:14
49
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|