Сенокос

Сенокос

       Кто сказал, что жизнь от Бога?.. Скорее, от «м» и «ж». Или от «плюса» с «минусом» из пробирки. А в недалёком будущем и от обычного «3D»–принтера.
       Вот и получается, что жизнь наша, не более чем средство. Набор символов в чьём-то компе. Клац по «enter»… – и «нанобуратино»… Не понравился, – на «del»-ку… и забыли.

       Отматываю чуть назад. Пусть не в «инетовские», но в «бумаготворческие» восьмидесятые… Тогда я жил на северо-востоке нашей страны Советов и работал мелким госслужащим в одном из отделов облисполкома.
       В то время было принято  рапортовать, а все лозунги выглядели примерно так: «Догоним и перегоним!», «Пятилетку – в четыре года!», «Партия – наш рулевой!»... Вот партия и рулила. Сказано – сделано. А надо это или нет, вопрос второй. Главное, чтоб работа была. Иной раз и траншею-то выкапывали, чтоб после засыпать. И к этому нас приучали ещё со школы, заставляя решать задачки про землекопов, ямы и погонные метры.
       И действительно, работа в «могучем и нерушимом» была у всех. Точнее, оформлены были все. Тех же, кто не трудился и не числился, государство перевоспитывало, активно применяя меры уголовно-правового воздействия. А в «местах не столь отдалённых», вкалывали уже все как миленькие и отдавали Родине недоданное.
       Всё бы ничего, но вот сельское хозяйство… Спрашивается, ну какое оно на Севере Дальнем, ведь вечная мерзлота? Так нет. Партия сказала: «Надо!», а значит, без обсуждений…

       Косить траву предстояло в соседнем районе, километрах в пятидесяти от города. А это лесотундра с характерными для неё небольшими болотами, мелкими речушками и тайгой. Местность явно не сенокосная, одна кочкА. Однако...
       Итак, мы выдвинулись и через некоторое время благополучно прибыли на место. Назовём его, полевой стан «Северный». А мы, это я и мой коллега, Анатолий. С собой – заранее закупленный провиант: в основном консервы и крупы, а также необходимый для работы инвентарь. В карманах – командировочные удостоверения установленного образца.

       В сухую погоду работали с раннего утра и до обеда. Но какая осень без дождя? И уж если заряжал, то не на день. И тогда приходилось искать себе занятие, иначе время просто останавливалось.
       Местом для отдыха служил обшитый рубероидом деревянный каркас из наспех сколоченных, полугнилых досок. Внутри – что-то вроде лесной тахты из тех же досок с набросанным поверх стлаником.
       Пищу готовили здесь же, на костре, у входа в хибару. Вот в принципе и весь быт.
       Было мне тогда около двадцати четырёх, на подъём я был лёгок и суровые условия воспринимал как романтику. Анатолий, напротив, был грузноват, да и на несколько лет постарше, а потому всякая романтика для него здесь отсутствовала.

       Первые дни изрядно доставал гнус. Но очень скоро проблема отпала. Мы как бы вписались в окружающую среду и обращать внимание на кровососущих (как и они на нас), попросту перестали.
       Коренные обитатели здешних мест – медведи. Осень для них пора усиленного питания и подготовки ко сну. Пищи хватает. Как правило, это: рыба в речках и всевозможные дикоросы. Однако при всём этом, встречи с ними по-любому нежелательны. Ведь, прежде всего, это хищники, а человек для них – просто мясо.

       …Незаметно пролетело отведённое для работы время. Назвать погоду осенней можно было лишь с большой натяжкой. По ночам уже был слабый мороз, а днём – непрекращающиеся осадки в виде мокрого снега. В окрУге все реки вышли из берегов, и практически вся местность оказалась затопленной. Закончились и продукты питания.
       Не знать о сложившейся обстановке и забыть о нас, руководство не могло. А учитывая, что непогода продолжалась не первый день, напрашивался вывод: нас просто бросили.
       Сейчас сложно представить человека без средств связи, а в то время и обычный квартирный телефон имели не все. Да что телефон… При отсутствии самого необходимого, мы реально оказались наедине с дикой природой, а значит и с весьма слабой надеждой на благополучную перспективу.
       В данной ситуации не оставалось ничего иного как выбираться самостоятельно. И делать это следовало без промедления.

       Вышли пораньше, рассчитывая до темноты добраться до посёлка. А это километров тридцать сплошной жижи из грязи и снега.
       …В голову лезли не совсем приятные мысли, подкреплённые недавними визитами косолапого, когда на протяжении нескольких ночей пришлось спать в обнимку с вилами.
       Всё это подгоняло нас, и мы старались передвигаться насколько было возможно быстро. Но когда под ногами месиво, понятие «быстро» крайне условное, и скорость в два-три километра была для нас максимальной.
       Стояла абсолютная тишина, разбавляемая хлюпаньем грязи да нашими ободряющими разговорами. В сторону тайги старались не смотреть. Что-то подсказывало: за нами оттуда уже наблюдают…

       Темнело, а на завершение пути – никакого намёка, хотя по времени должны были подойти к реке…
       И вскоре наши ожидания оправдались: через непродолжительное время послышался характерный для реки шум, из чего следовало, что от цивилизации нас теперь отделяла лишь упомянутая водная преграда.
       Ола – средняя по размерам река, но в осенний период это уже настоящее бедствие. Из-за разлива и мощного течения переправа стояла. Моста же здесь и в помине не было. А потому перебраться на другой берег было практически невозможно.
       Но даже одна близость к этой цивилизации, уже грела. Оставалось запастись терпением и надеяться на лучшее.
       И везение проголосовало – «За!»: сквозь ветви деревьев стали прорисовываться очертания лесной обители...

       Бегло осмотрев домик, мы поняли, что устраивать вынужденное пристанище придётся самостоятельно. И после выкрика Анатолия: «Да простят нам!..», – навесной замок долго не сопротивлялся…
       До детального обследования обстановки дело не дошло. Без излишеств. И как только свет от горящей спички осветил ржавую кровать, я тут же рухнул на неё всем своим обессиленным телом, моментально провалившись во что-то необъятное и вечное.

       …Меня будили. Перед глазами маячили чьи-то невнятно бормочущие, бесформенные тени. Но с возвращением сознания обрывки речи стали склеиваться, а тёмные силуэты обретать свои плотские формы.
       Вопрос: «Пить будешь?», – показался мне неуместным или даже глупым, а потому ответное «Да» прозвучало лишь после опустошения содержимого…
       И кто только посмел этот наиблагороднейший в СССР «13-й» обозвать бормотухой? Это ж почти как 13-й «Аполлон»! Хоть в космос, хоть в берлогу… И назвать его окромя как снадобьем, язык не повернётся. Да всего-то: за руб шестьдесят две. Выпил… – и всё «по колено». Мишки – врассыпную!..
       Всё сложилось как нельзя лучше: домик этот принадлежал пастухам-бурятам (а Анатолий по национальности бурят), оказавшимися к тому же ещё и земляками моего товарища. Более того, эти самые земляки буквально материализовались из ниоткуда, причём с гужевым транспортом в придачу!

       «Переправа, переправа! Берег левый...». А если этих берегов нет?..
       Но деваться некуда. Короткий инструктаж и к реке…
       Раньше мне и сидеть-то верхом не приходилось, а здесь сразу водный конкур!
       При скорости течения в шесть-семь метров, снос мог составлять уже сотни… Как поведут себя лошади в этом ледяном потоке (да ещё и с таким «ценным» грузом)?

       Кони с пастухами зашли первыми. А когда в воду погрузились и мы, их уже снесло на десятки метров.
       Нас намеренно отправили следом, усадив на совсем ещё молодых кобылиц. И расчёт оправдался: глядя вслед своим старшим сородичам, лошадки повели себя вполне уверенно, а их спокойствие передалось и нам…

                *   *   *

       Всё тогда было государственным, казённым. Видимо и души людей в коллективах были такими же казёнными и преображались лишь в часы застолий, которые так любили в то застойное время. Во всяком случае, уже на следующий день стало очевидным, что наше полуторамесячное отсутствие никто и не заметил. Банальное: «Привет, как дела?..», – лучшее тому подтверждение. Кому есть дело, умер человек в постели, или его задрали медведи? Да и у власти далеко наперёд всегда были заготовлены любые слёзные некрологи.
       К счастью, в тот раз воля Всевышнего оказалась сильнее партийной, и чиновникам не пришлось вычёркивать наши имена из многочисленных  ведомостей, дающих право на жизнь.

13.04.2013

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

0
13:59
56
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|