Люцифер. Первые люди

Люцифер. Первые люди

Начало поэмы    pisateli-slaviane.ru/12889-lyucifer-nachalo.html

 

Предыдущая глава http://pisateli-slaviane.ru/12890-lyucifer-na-zemlyu.html

 

                          22

Ослабли объятия девственной ночи,

Летел сквозь неё Светоносец к Земле,

В глухой уголок им направлены очи,

Где солнце с планетами кружит во мгле.

«Надёжно их спрятал Отец во Вселенной

От взоров мечтательных юных сынов,

Чтоб только не стала Земля вожделенной

Для глаз любопытных и дерзостных снов!»

 

                          23

Так думал в полёте прекрасный Денница,

Готовясь узрить созиданья итог,

Чего не видала чужая зеница,

Ведь там создавал благолепие Бог!

«Отец говорил о загадочном саде…

Ужель доведётся мне видеть его?

Но мир создавал Он во мраке и хладе –

Безмерно искусно его волшебство!»

 

                          24

Вдруг солнце узрил Люцифер во Вселенной,

И стало оно путеводной звездой,

Манящей к планете живой и нетленной

Средь прочих, летящих своей чередой.

«О, как далеко разместил Бог планету,

И в этом есть смысл, неизвестно какой!

Отец мне поведал о ней по секрету,

Легко указав направленье рукой!»

 

                          25

А скоро почувствовал он притяженье

Пылающей жаром огромной звезды,

Легко обнаружил он место служенья

По сфере воздушной и блеску воды.

Над быстро летящей лазурной планетой

Повис Люцифер, на красоты смотря:

«Тепло на Земле, ярким солнцем согретой,

Отцом на неё я направлен не зря.

 

                          26

Там – льды и снега, белоснежные горы,

А здесь – океан и на нём острова…»

С восторгом бросал на планету он взоры,

Летели в пространство такие слова:

«Жаль, братья не видят красоты земные!

Не встретить подобного в чёрной дали,

Где есть, безусловно, планеты иные,

Но нет там живой и прекрасной Земли!

                      

                          27

Есть сад на планете, возделанный Богом,

Где скоро увижу творенья отца…

Ведь Он промолчал неслучайно о многом,

Надеясь, что зверь прибежит на ловца.»

Так несколько раз облетел он планету,

Восторженно глядя на дивный простор,

Потом Люцифер пригляделся к Тибету,

Где выбрал плато средь заснеженных гор.

 

                          28

Заметив зеленое краешком глаза,

Туда моментально направился он,

Под ним проплывали вершины Кавказа,

И зрелищем этим он был поражён.

А дальше виднелись леса и долины,

От мелких ручьёв был пейзаж полосат,

Впервые увидел он клин журавлиный

И созданный Богом таинственный сад!

 

                          29

Трава покрывала лесные поляны,

Где били сверкающей влагой ключи,

Над реками медленно плыли туманы,

Сквозь кои едва пробивались лучи.

Большие деревья манили плодами,

Каких никогда не держал он в перстах,

Заполнены пастбища были стадами,

Луга утопали в красивых цветах.

 

                          30

Пришлец превратился в прекрасную птицу

С лазурною грудкой и алым хвостом,

Порадовал сад молодого Денницу,

Он сел на ветвях над цветущим кустом.

Оттуда увидел существ копошенье —

Бежали дорогой своей муравьи,

Кому-то тащили они приношенье,

Успешно добытое, в норы свои...

 

                          31

И в воздухе чистом порхали беспечно

Красивые бабочки разных цветов.

Изрёк Люцифер: «Бог творил безупречно,

Видать, не щадил для природы перстов!

Здесь нет холодов и больших расстояний,

Наполнена песнями эта страна,

Полно тут пространства для добрых деяний –

В прекрасном саду власть моя не нужна…»

 

                          32

Как птица, летал Люцифер до заката,

И Богу восторг выражал на лету:

«Природа огромного сада богата,

Ещё не узрил всю её красоту!»

Сменились в ночи звуки дивного сада:

Нарушил его тишину соловей,

В траве беспокойно трещала цикада,

Ей вторили совы с высоких ветвей.

 

                          33

Смотрела Луна на посланника Бога,

Скрывая тоску за потоком лучей,

Ей видеть пришлось в долгой жизни немного –

Господь не тревожил покоя ночей.

Но тут засияла она необычно,

Узрив Люцифера у тихой реки –

Он принял свой вид, чтобы стало привычно,

И крылья поправил движеньем руки.

 

                          34

Луна ощутила, какая в нём сила:

«Всё в мире от Бога, но этот пришлец

Сильней и прекрасней любого Светила,

И, судя по крыльям, уже не птенец!»

Присел Люцифер на валун разноцветный

И взглядом обвёл прилегающий брег,

Как вдруг он узрил силуэт неприметный –

Склонился вдали над водой человек!

 

                          35

«Но чья там фигура, вопрос интересный,

Кому захотелось напиться воды? –

Подумал внезапно посланник небесный. –

И кто рядом с ним ждёт своей череды?»

Денница направился к берегу речки,

Чтоб этих существ рассмотреть поясней.

Предстали пред взором его человечки,

Что ниже посланца и кожей бледней.

 

                          36

Но было заметно огромное сходство

Меж ним, Люцифером, и парой людей:

«Как жаль, что не вижу я в них благородства…

Ужели ошибся Отец-чудодей?

Я вижу последние Божьи творенья,

Которые он сотворил после нас!

Однако, приятное мне лицезренье,

Но портит их глупость бессмысленных глаз.

 

                          37

Бог вылепил эти творенья из глины,

Желая заполнить пространство Земли.

Без знаний о мире бедняжки невинны —

Пьют воду, как скот, из реки на мели…»

Приблизился к ним Люцифер, рассуждая:

«Как много различий меж ними и мной,

О чём мыслил Бог, их тела созидая?

Он, видно, не думал о жизни земной!

 

                          38

У них нет рогов, как у взрослых баранов,

Не вижу когтей на ногах и руках,

Нет крыльев и клюва могучих орланов –

Они не удержат добычу в клыках!

Смотрел я невольно за тигром огромным,

Следил за волками и прайдами львов,

Я думаю, звери питались скоромным –

Трава непригодна для их животов!

 

                          39

А тут человек беззащитный и голый

И пахнет живым, как добыча зверья,

Так справится ль он с этой жизнью тяжёлой,

Коль Бог оставляет его без жилья?

Расспрос учиню этим милым созданьям,

Пока не случилась в их жизни беда!

Уж лучше помочь с небольшим опозданьем,

Чем их потерять для Земли навсегда!»

 

                          40

Швырнул Люцифер малый камешек в воду,

Взглянули тогда на него существа,

Спросил он: «Какого вы племени-роду?»

В ответ на вопрос прозвучали слова:

«Из праха земного мы созданы Богом,

Для нас сотворил он и сад, и зверей,

Беседовал с нами Создатель немного,

Но стали мы оба животных мудрей.

 

                          41

Меня называл наш родитель Адамом,

Дал имя «Лилит» наречённой жене,

И молвил: «Ты будешь всегда моногамом,

Других не увидишь ты даже во сне!»

Творец нам рассказывал, кто мы такие,

О промысле нашем, о вкусной еде…»

«А что Он вещал про желанья мужские?» –

Спросил Люцифер, умолчав о стыде.

 

                          42

«Да, были слова о различных желаньях:

Чтоб я пожелал быть супруги главней,

И чтобы при ловких и умных стараньях

Всю жизнь был властителем грозным над ней!»

«А что же на это сказала супруга?» —

Опять у Адама спросил Люцифер.

«Лилит отвечала, что муж — не заслуга,

Что знать не желает подобных афер!

 

                          43

Твердит, что мы созданы оба из глины,

А значит, что друг перед другом равны...

Другие желанья просты и невинны,

Особо которые мне не нужны.»

«А зрил ли ты страсть у влюблённых животных?» –

Пришлец вопросил, улыбнувшись слегка.

«Зачем мне такое средь дней беззаботных?

Я сыт и супругой доволен пока!

 

                          44

Вот только она не встаёт на колени,

Чтоб смог ей поставить стопу на главу.

Красавица явно подвержена лени:

Строптива во сне и смела наяву!»

Окликнул прелестницу муж своенравный:

«Лилит, опустись на траву предо мной!

Ведь я для тебя на Земле самый главный,

Так будь мне покорной и верной женой!»

 

                          45

Лилит подошла к закричавшему мужу,

Не мысля вставать на колени пред ним:

«Адам, ты, похоже, упал прямо в лужу,

И брызги летят по сужденьям твоим!

С чего я должна быть настолько покорна,

Чтоб пасть пред тобою безропотно ниц?

Сочла б я тебя самым главным бесспорно,

Коль стал бы орлом ты средь маленьких птиц!

 

                          46

Мы созданы оба из праха и глины,

Занятия наши – лишь сон и еда!

И разве мы в этом с тобой не едины?

Не стану рабыней твоей никогда!»

Лилит повернулась к мужчинам спиною,

Поспешно шагнула от берега прочь

И вдаль побежала она под луною,

Ей спутницей стала чудесная ночь.

 

                          47

Смотрел Люцифер ей вослед, не моргая:

«Вот так и закончился этот расспрос…

Сбежала от мужа супруга нагая,

Укрыв чудный стан водопадом волос…»

А вслух произнёс он: «Лилит не злонравна…

Ужели не знаешь, что делать, Адам?

Твоё поведение очень забавно!

Взгляни между ног, что увидишь ты там?

 

                          48

Легко от тебя убежала услада –

Её унесла молодая жена!

Красавицу зря не ласкал ты, как надо –

Прелестнице страстная ласка важна!»

«Зачем ты решил мне рассказывать сказки,

Прекрасный, крылатый и мощный пришлец?

Лилит не нужны были нежные ласки –

О них промолчал в разговоре Отец!»

 

                          49

Не понял Адам речь посланца от Бога,

Направил растерянный взор в небеса:

«Уж больно жена у меня быстронога –

Не смог я вцепиться в её волоса!»

«Адам, ты невинен умом, как травинка,

Не можешь постичь ты любви глубину,

А чтобы была у тебя половинка,

Проси у Отца ты другую жену!»

 

Глоссарий к главе:

 

Адам – имя первого человека, родоначальника всего человечества.

Денница (Утренняя звезда) — эпитет Люцифера.

Кавказ — горная страна, расположенная к югу от восточно-европейской равнины, в области перешейка между Чёрным и Азовским морями на западе и Каспийским морем на востоке.

Лилит — первая жена Адама в Библии, все упоминания о которой были вырезаны из священного текста. По поверьям, Бог создал ее из глины, а не из ребра, то есть изначально Лилит была равной Адаму. Поэтому первая женщина отказалась подчиняться своему мужу и покинула его.

Люцида — Светоносная Материя, Лучистая Материя, Материя Люцида. Её называют великой Матерью Мира космической любовью. Материя Люцида, или Небесная Дева, как ее называли средневековые алхимики, облекает своим сиянием все формы Мира Высшего. Без Материи Люциды ничто не могло бы иметь проявления, потому ее и называют Матерью Мира. 

Люцифер (Светоносносный) — первый сын сотворённый Богом и Люцидой.

Моногам — мужчина, который всю жизнь любит одну женщину. Моногамия —  тот тип отношений, при котором речь идет о постоянном партнере на всю жизнь

Тибет – горный регион Центральной Азии, расположенный в юго-западной части Китая и занимающий восьмую часть площади этого государства. 

 

Продолжение http://pisateli-slaviane.ru/12998-lyucifer-i-lilit.html

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

0
04:10
69
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
|