Дэйка. Из цикла "Ангелы бывают разные"

   Таня подходила к дому, держа в руках два больших пакета с продуктами. Её серая дамская сумочка с потрепанным ремешком, перекинутая наискосок через плечо, на каждом шаге противно хлопала по животу и мешала идти. Каблуков Таня не носила, да и не особо хотела. Таскать на себе полные сумки, как вьючное животное, приходилось частенько. Старенькая Тойота, купленная семьёй в долг, была в полном распоряжении мужа Тани, Андрея, а он не особо-то и старался взвалить на себя бремя покупок.  

   «Господи, как же всё надоело!» — подумала она, останавливаясь возле скамейки у своего подъезда. Таня с трудом подняла ношу и водрузила её на обшарпанную, когда-то бывшую зелёной, лавку. Весенний вечер был свежим и спокойным, но в воздухе ещё витали отголоски прошедшей грозы. Старые клёны, росшие вдоль палисадников у такой же старой хрущёвки, нестройно шелестели листвой, сбрасывая прохладные тяжелые капли. Таня устало вытерла лицо ладонью и собралась уже было идти дальше, но, в этот момент, за скамейкой, увидела собаку. Большой чёрный пес лежал, свернувшись клубком и уткнув морду между лапами, и вздрагивал то ли во сне, то ли от боли.    

— Эй, собака! – вполголоса позвала Таня.    

Псина никак не отреагировала, женщина присела на корточки и окликнула ещё раз. Пёс дёрнул ухом и приподнял голову, искоса поглядывая на неё.    

— Ты чей? Потерялся?    

Собака, видимо, не почувствовав угрозы в человеческом голосе, повернула морду и коричневыми блестящими глазами уставилась на женщину. От этого пристального взгляда умудрённого жизнью философа Таня почувствовала себя неловко.    

— Ну и глаза у тебя! Голодный?    

Она раскрыла пакет, отломила кусок батона и протянула псу, тот повёл влажным носом и мягко взял угощение, обнажив белые острые клыки. Он поднялся, продолжая коситься на Таню, отошёл в конец скамейки и там уселся, только уши одни торчали. Через минуту они исчезли, псина обошла лавку и села перед Таней, снова пристально глядя на неё умнющими глазами.    

— Уже слопал? Ещё хочешь?    

Пёс подвинулся чуть вперёд и опять замер, склонив голову на бок и свесив розовый язык. Собака принюхивалась и дергала носом в сторону пакета, но деликатно сидела на месте.    

— Ты за десертом пришёл, что ли? – сказала Таня и засмеялась.    

Она достала палку полукопчёной колбасы и попыталась отломить немного, но у неё ничего не получилось. Псина подвинулась ещё ближе, собачий нос задёргался быстрее, собака перебирала передними лапами от нетерпения, но не нагличала. Женщина достала из сумочки металлическую пилочку для ногтей и с помощью этого нехитрого орудия труда отрезала довольно большой кусок. Всё это время пёс стоически преодолевал соблазн, сидя на одном месте и негромко повизгивая. Таня сначала хотела кинуть ему лакомство, но потом передумала, протянула вперёд ладонь с долгожданным десертом и негромко сказала:      

— Ну, бери, не бойся, только не цапни меня.    

Собака среагировала и на руку и на доброжелательный голос, поднялась и медленно пошла к Тане. Пёс с виноватым видом исподлобья смотрел на неё и вилял опущенным хвостом, как бы говоря: «Извиняйте, могу и батоном обойтись, но уж больно хорошо пахнет, никакого удержу нет».      

— Давай, давай, не стесняйся, — сказала женщина, уверенно держа раскрытую ладонь. Собак Таня любила ещё с детства, всегда мечтала, чтобы дома жил верный лохматый друг, но, то родители не позволяли, а как замуж вышла, так и вообще не до них стало.      

Пёс аккуратно, не прикасаясь к Таниной ладони, взял угощенье и с тем же виновато-извинительным видом отошёл назад. Собака не проглотила колбасу, как это обычно делают оголодавшие животные, а смаковала десерт, по-человечьи жмурясь от удовольствия.      «Ну, надо же!» — подумала Таня, подхватила пакеты и вошла в подъезд.      

Дома её ждали ещё два голодных рта, мужнин при этом скривился и выразил недовольство, сказав:      

— Как всегда, дома поесть нечего, где ходишь?      

Сыновний рот почти бесшумно набился куском той же самой отрезанной колбасы и скрылся в комнате вместе с его владельцем, четырнадцатилетним Петькой.      

— Я, к твоему сведению, тоже на работе была, мог бы и сам что-нибудь сообразить, — с неприязнью в голосе ответила супругу Таня.      

— Работница нашлась, кому твои икебаны нужны? – также пренебрежительно ответил муж. Сделав себе бутерброд с чаем, он смылся в зал и засел у телевизора, а Таня принялась за готовку.      

Они давно уже перестали быть интересными друг для друга. Даже не так – перестали видеть друг друга, забитые жизнью, бесконечными проблемами и долговыми обязательствами. Куда делась когда-то пылкая любовь – ни один из них не знал, да и не задумывался об этом. Супруги просто влачили общее, а по большей части, Танино хозяйство. Проживая под одной крышей, постепенно превратились в сожителей, иногда всплёскиваясь раздражёнными словесными перепалками. При этом Андрей не забывал вставлять:      

— Как каторжный работаю, ослепну скоро у компа, куда деньги уходят?      

— А ты много их приносишь? – парировала Таня. – Не больше, чем я со своего магазина.       — Сколько платят, столько и приношу, вкалываю за весь отдел, только никто этого не замечает, — брюзжал супруг.      

— Иди к начальству и скажи, или язык отсохнет?      

— Ждут они меня, одни выскочки кругом. А вот язык лучше бы у тебя отсох, жили бы спокойнее.      

Так они и существовали. Вечно ноющий муж осточертел Тане хуже горькой редьки и отраду она находила не в сыне, как показалось бы, а в своём небольшом цветочном магазинчике. Бизнес-леди её нельзя было назвать, но женщина занималась любимым делом и даже имела одного наёмного продавца. Конечно, конкурировать с сетевыми павильонами цветов Танин магазин не мог, но ей иногда удавалось получить небольшие заказы на оформление свадебных или корпоративных торжеств. Такое счастье выпадало редко и она радовалась этому безмерно. Доходы от участия в подобных мероприятиях позволяли Тане заткнуть очередную брешь в хилом семейном бюджете. Пропадая в своём магазинчике, она не заметила, как собственный сын превратился в немого пришельца, допоздна просиживающего за компьютерными играми. С матерью он если и общался, то только для того, чтобы поесть или огрызнуться, а отец для него вообще перестал существовать как индивидуум.      

Наскоро приготовив макароны с сосисками, Таня отнесла тарелку сыну в комнату, за что услышала глухое «СПС», крикнула в зал «Иди, ешь!», пошла в спальню и легла спать. На этом её функции матери семейства благополучно закончились, чему замотанная женщина тоже радовалась. Через некоторое время Андрей завалился на свою сторону кровати, включил ночник, немного почитал и уснул с включенным светом.      

Супружеские обязанности для обоих давно прекратили своё существование. Нет, поначалу, они, конечно, имели место, но постепенно перешли в долг, а потом и вовсе сошли на «нет». Так и спали рядом два чужих человека, пережидая ночь, а поутру разбегались в разные стороны.      

Таня вышла из подъезда, ёжась от прохладного раннего утра, и опешила – собака, до этого лежащая у скамейки, поднялась и села, пристально глядя на неё.      

— Привет, ты меня ждала? – улыбаясь, спросила удивлённая Таня. – А я ничего тебе не взяла, не знала… Сиди, сейчас вернусь.      

Она побежала домой, вытащила из холодильника сосиску и припустила назад. Пёс также аккуратно взял у неё из рук еду, съел и пошёл следом за Таней, до самой остановки.      

— Какая ж ты умница! Телохранитель мой, — взволнованно сказала женщина и протянула руку, чтобы погладить собаку. Псина села, закрыла глаза от напряжения, только веки подрагивали, и терпеливо вынесла проявление человеческой ласки.      

— Хороший, хороший, — приговаривала Таня, проводя рукой по тёплой собачьей голове. – Жди, вечером ужин тебе принесу.      

С работы она припозднилась и возвращалась когда уже совсем стемнело. Собака сидела у Таниного подъезда. Велено было ждать, вот она и ждала. Женщина покормила неожиданного питомца и посидела немного на лавочке, гладя большую тёплую голову. Пёс уже не то, что терпел, а явно получал удовольствие, прикрыв блестящие глаза. Вместе с ним получала удовольствие и Таня, на время отключившись от ежедневных забот. Она просто сидела и разговаривала с собакой, не думая ни о чём.      

С этого момента для женщины ещё одним светлым пятном в жизни стал большой чёрный силуэт, преданно встречающий и провожающий её каждый день. Для своего четвероного друга она старалась приберечь что-нибудь вкусненькое, а пёс благодарно принимал угощение и даже доверчиво клал голову Тане на колени. О чём он думал в эти минуты, этот лохматый мыслитель? Неизвестно, наверное, о жизни, как и все мудрецы.      

А осенью он пропал. Однажды Таня не обнаружила его на остановке, пёс просто исчез. Она очень расстроилась, бегала вечерами по всей округе и искала своего питомца.      

— Дэйка, Дэйка, — тревожным голосом кричала Таня, забегая в каждую подворотню, но собаки нигде не было.      

Имя ей она придумала исходя из давно прочитанной книги Жозефа Ховарда «Дэмьен». Вот только не антихристом являлся Танин пёс, а, скорее наоборот – ангелом, ангелом в собачьем обличии. Просто чёрный окрас, без единого пятнышка, навёл женщину на эту мысль, а уличный питомец быстро привык и отзывался на кличку.      

Поздним морозным вечером Таня подошла к своему подъезду и остановилась от неожиданности. Собака сидела у скамейки, жалобно глядя на неё, а позади, по белому снегу, тянулся кровавый след.      

— Господи!.. Где ты была? – воскликнула Таня, бросившись к животному.      

Она сидела на корточках возле пса, с облегчением оглаживая рукой грязную шесть, заглядывала в большие измученные глаза и, с дрожью в голосе, бормотала:      

— Собаченька моя!.. Дэйка!.. Дэечка!..      

Пёс положил ей голову на плечо и тяжело вздохнул. Вздохнул по-человечьи, одновременно устало и умиротворённо. На задней лапе собаки кровоточила большая рваная рана. Таня как увидела её, сразу подскочила, вызвала такси и увезла пса в круглосуточную ветклинику, прикрывая рану своей варежкой.      

— Что ж вы так животное запустили? – осуждающе сказал пожилой ветеринар. – Хорошая собака, умная. Я зашил, обрабатывайте зелёнкой, через неделю привезёте на осмотр.      

Так, ночью, Дэйка попала в Танин дом.      

— Это что ещё за сбитый лётчик? – вместо приветствия с отвращением сказал Андрей, выходя из спальни на звук хлопнувшей входной двери. Петька молча высунул голову из комнаты и так же, молча хлопнув дверью, снова скрылся.      

— Зачем домой притащила? Нам только вонючих псов не хватает, семьёй бы лучше занялась, чем подбирать всякую бездомную скотину, — продолжал изливаться супруг. – В приют его отвези, если такая жалостливая.      

— Тебя забыла спросить, — со злостью ответила Таня. – Нас всех куда-нибудь растолкать надо. Давай, Петьку в интернат сдадим, всё равно он как чужой, тебя в пансионат для особо одарённых системщиков, а меня сразу в дом престарелых. Ничего, что по возрасту не подхожу, зато там спокойно.      

Они ругались ещё долго, а собака всё это время лежала на пороге, прикрыв уши лапами. Видимо, не хотела подслушивать людские склоки. Только изредка она поднимала на свою хозяйку полные вины и надежды глаза.      

— Попробуй только тронь её, — напоследок сказала Таня. – Квартира у нас общая, она на моей половине жить будет.      

— Мелом прочертишь? – ядовито бросил муж. – Давай, разведёмся, разъедемся, и хоть всех уличных собак к себе тащи.      

— Давай, — устало ответила Таня, погладила пса и пошла спать.      

Дэйка осталась. Хоть и бубнил недовольно Андрей, но животину не трогал. Женщина выводила собаку гулять утром и вечером, но на улице оставлять побаивалась. Пёс на редкость оказался очень тактичным, не лаял, не скулил, а лишь нетерпеливо перебирал лапами, безмолвно требуя выйти по собачьей нужде. Жил, свернувшись клубком у порога, и лишь в те редкие минуты, когда Таня находилась дома одна, позволял себе пройти на кухню. Он входил, осторожно переставляя лапы, клал голову ей на колени и замирал от такого огромного счастья.      

Через три недели, неожиданно для Тани, она получила большой заказ, кто-то из бывших клиентов дал ей хорошую рекомендацию. Сумма, которую оплатили за эту работу, оказалась просто запредельной. Тане пришлось нанять ещё одну работницу и втроём они собирали цветочные композиции в течение двух суток. Она с головой погрузилась в работу и не могла отлучиться ни на минуту, очень старалась выполнить к назначенному сроку. Таня переживала только из-за Дэйки, хоть и попросила Петьку выгуливать собаку, но всё равно беспокоилась.      

После бессонных ночей, Таня, уставшая и довольная, вернулась домой к вечеру. По дороге забежала в магазин, купила свой любимый шоколадный торт, а для Дэйки большую синюю упаковку корма. Чёрный питомец, дождавшись свою хозяйку, от радости встал на задние лапы, а передние положил ей на грудь. Задрав морду, пёс смотрел на Таню и безграничное, как тёмное небо, счастье плескалось в собачьих глазах.      

«Хоть кто-то мне радуется» — растроганно подумала Таня.      

— Привет, ну, как, всё получилось? Успели? – спросил Андрей, вынырнув из кухни в её стареньком фартуке. По дому разносился аромат жареной картошки.      

— Да, нормально всё, — ответила удивлённая Таня. Она немного подумала и добавила: — Ещё один заказ получила, тоже большой.      

— Поздравляю, — сказал Андрей. – Я собаку выгуливал, раздевайся.    

Он помог Тане снять пальто, забрал у неё покупки и поцеловал в щёку. Изумленная женщина не произнесла ни слова, машинально погладила Дэйку, пошла на кухню и обнаружила следующую невероятную картину. Стол был празднично накрыт, ваза, полная фруктов, разноцветным пятном бросалась в глаза, точно такой же, её любимый шоколадный торт поблёскивал коричневой глазурью, запотевшая бутылка шампанского придавала торжественность нехитрому семейному празднику.      

— У нас что-то случилось? – спросила обескураженная Таня.      

— Прикинь, вчера директор вызывал, предложил место начальника отдела, я согласился, — сказал Андрей и с воодушевлением продолжил: – Моя кандидатура больше всех подошла, и по образованию и по опыту работы.      

— Поздравляю! – в свою очередь сказала Таня и сразу присела на стул от усталости и таких невообразимых новостей. Соскучившаяся Дэйка бочком вошла на кухню, положила голову ей на колени, косясь на хозяина дома.      

— А собака-то профессор, — неожиданно произнёс Андрей, повернувшись от плиты. – Представляешь, пошёл с ней гулять, бросил палку, а она принесла. Дрессировал кто-то, что ли? Аккуратная, миску ей купил, собачью.      

На этих словах он засмеялся и кивнул в сторону холодильника. Таня увидела на полу большую блестящую чашку, а рядом с ней упаковку корма, тоже синюю. Но поразило её не это. Она давно не слышала смеха в своём доме, а уж о мирных семейных вечерах и совсем позабыла.      

— Привет, мам, — сказал Петька, входя на кухню. – Готово уже? Когда есть будем?      

— Садись, сынок, — ответил Андрей и пацан послушно сел за стол.      

«Что происходит в доме?» — растерянно думала Таня, непроизвольно опустив взгляд на собачью морду. Дэйка прикрыла глаза и… довольно улыбнулась! На самом деле, она ощерилась в настоящей улыбке и хитро поглядывала на хозяйку.      

Через месяц Таня наняла ещё двух женщин. Маленький магазинчик приобретал стабильную хорошую репутацию и заказы сыпались и сыпались. У Андрея зарплата выросла почти в два раза, а Петька записался на вольную борьбу. Обязанность выгуливать собаку потихоньку перелегла на него и он азартно носился с Дэйкой по двору.      

Как-то вечером, когда семья собралась за столом, Андрей сказал:      

— Слушай, тут такое дело, Мишка Ройсман, мой одноклассник, они уезжают в Израиль и дачу продают. Может, возьмём?      

— Откуда у нас столько денег? И некогда мне огородом-то заниматься, — ответила Таня.      

— Можно частями отдавать, я с ним договорился. А огорода там нет, одни клумбы да газоны. Будешь свои цветы разводить, любишь же.      

— А, что, круто, — произнёс Петька с набитым ртом. – Мы с Дэйкой можем там всё лето жить, каникулы начнутся через три месяца.      

— Так я вас одних и отпустила, — сказала задумчиво Таня и посмотрела на собаку. Та наелась и расслабленно лежала возле холодильника. Поймав взгляд любимой хозяйки, она… подмигнула!      

— Не переживай, осилим, — подбодрил жену Андрей.      

— Мам, я уже взрослый, не бойся, да и собака у нас, кого бояться? – добавил сын.      

— Ну, давайте, возьмём, если все так хотят, — озорно сказала Таня, в очередной раз поражаясь переменам, происходящим в доме. Муж сам принимает какие-то решения? Удивительно…      

Спустя несколько месяцев, летним днём, Таня сидела на стульчике на даче и с любовью смотрела на резвящееся на лужайке семейство. Андрей и Петька играли в футбол, а Дэйка с весёлым лаем носилась между ними. После, когда её разгорячённые мужчины плескались в надувном бассейне, пёс подошёл к Тане, сел рядом и привычно положил голову ей на колени.      

«Ангел хранитель моей семьи» — подумала женщина, ласково поглаживая большую собачью голову. Неожиданный толчок в Танином большом животе застал Дэйку врасплох. Она подняла морду и удивлённо посмотрела на хозяйку.      

— Да, да, — негромко рассмеявшись, сказала Таня, глядя на свою любимицу.      

Собака многозначительно задумалась, её морда немного сморщилась, вероятно, от глубины этих мыслей  а затем… Затем она опять улыбнулась...

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

+1
18:17
29
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
|