Старая башня

Старая башня

С появлением новых знакомых неприятности и не думают отставать

                        Старая башня

 

 

Очень скоро головы начали болеть у всех. То ли в этом казался повинен странный голос, сочетавший в себе человеческую речь и кошачье мяуканье, то ли привычка говорящего начинать каждую фразу очень громко и заканчивать на пределе слышимости.

То ли, чёрт побери, потому что Одноухий не затыкался ни на мгновение!

Если до этого ребятам казалось, будто в мире нет никого болтливее их Рыжего, то теперь они поняли, что враль и выдумщик Рыжий – просто ангел, по сравнению с говорливым рыжим же котом. Тот вальяжно расположился на спине здоровенного серого волка, которого звали, как ни странно – Волк. Там болтун помахивал лапой и рассказывал, рассуждал и давал советы.

Поначалу это оказалось весьма занятно и интересно. Сам кот назвался неким непонятным именем, но после признался, что все знакомые звали его просто Одноухий. Но чем дальше, тем больше его непрекращающийся трёп начал утомлять и надоедать, а уж под конец у всех натурально трещала голова. Никто не сговаривался, но у всех четырёх появилось одинаковое желание – сунуть болтуна в мешок и отправить туда, куда уплывают все ненужные котята.

Но ведь со спасителями так не поступают, правда?  Ну может лишь в очень редких случаях.

Таких, как этот, например.

Та часть кошачьего монолога, которая показалась всем интересной, касалась рассказа о том, откуда вообще взялись Волк и Одноухий. Нет, правда, не каждый же день на дороге попадаются говорящие волк и кот. Как и следовало ожидать, дуло тут не обошлось без магии. Поначалу Одноухий с подробностями описывал, сколько сил потратил их создатель Франс на творение эдаких чудных существ. При этом Волк почему-то посмеивался. Почему, стало понятно, когда кот, утопая в потоках собственного красноречия, проговорился, что оба являлись лишь побочным эффектом некоего опыта. Тут Одноухий спохватился и принялся уверять, дескать побочный эффект оказался куда важнее самого опыта. Волк продолжал тихо хихикать.

С волшебником Франсом парочка прожила около двух лет. За это время они успели познакомиться с кучей всяких разных чародеев и побывали в весьма отдалённых районах мира. В общем-то подобная жизнь обоих вполне устраивала, хоть кот и поныл, дескать к их особам проявляли чересчур мало уважения. А порой так и вовсе, невоспитанные магики могли взять за шкирку и бросить под лавку, точно какого-то уличного ободранца.

Несчастье пришло, как это всегда случается, неожиданно. Франс, со слов Одноухого – весьма могучий чародей, ввязался в некую авантюру. Судя по всему, несколько выдающихся магов, своего рода – элита волшебников, задумала обладать секретом вечной молодости. А для этого требовалось проделать ход в некий мир, полный чистой энергии.

С этого момента кот принялся щеголять словесами, напрочь непонятными никому из четвёрки ребят. Но все опасались перебивать рассказчика, ибо тот прежде сделал зловещий намёк на собственную магическую силу. Волк при этом не смеялся, но почему-то задрожал. Рыжий предположил, что – от страха.

Итак, самые могучие чародеи собрались вместе и попытались открыть проход в нужный им мир. Дырку-то они точно проделали, но судя по всему, попали куда-то не туда. Из образовавшегося в воздухе отверстия повеяло холодом и смрадом, точно из какой-то могилы.

— Или склепа, — уточнил Волк и пояснил, что им приходилось в таких бывать, добывая для Франса некие вещи. Какие, волк говорить не стал.

 В общем, сначала завоняло, а после появилась Тень. Кот так выделил это слово, словно называл чьё-то имя. Тень шагнула в центр магической фигуры, нарисованной на полу, немного постояла и вдруг рассыпалась на множество мелких теней. Эти крошечные создания походили на пауков, тут же набросившихся на оторопевших магов.

Однако, кое кто из волшебников всё же успел прийти в себя и применил магию. Полетели огненные шары, зазмеились молнии, а с потолка обрушились ледяные копья. Что произошло дальше Волк и Одноухий не увидели, ибо сообразили, что ничем хорошим происходящее точно не закончится. И точно, не успели они дать дёру, как старый храм, где магики проводили свой ритуал, рухнул и провалился под землю. Осталась только глубокая, воняющая мертвечиной яма. Из неё в небо ударил толстый столб чёрного дыма, пробил тучи и пропал.

Волк И Одноухий решили подождать у ямы, надеясь на то, что их хозяин всё же выберется наружу. И дождались. Но лучше бы Франс навсегда сгинул под землёй, чем возвращаться в таком виде. Казалось, будто волшебник успел умереть и пролежать мёртвым несколько месяцев. Чёрные провалы на месте глаз, выпадающие волосы и куски кожи, болтающиеся точно лохмотья одежды. Так же выглядели и другие чародеи, выкарабкавшиеся на поверхность.

 И вели себя волшебники очень странно. Они выстроились в цепочку и завывая нечто непонятное, ушли прочь. Волк и Одноухий решили, что лучше им оставить полоумных чародеев в покое и спасаться в меру собственных сил.

Однако, как выяснилось, собственных сил оказалось недостаточно. Парочка успела привыкнуть жить в комфорте, а теперь оказалась один на один с безжалостным миром, где и дикие их собратья выживали с трудом. Прибиться не получалось ни к людям, считавшим волка и кота порождениями тёмных сил, ни к вольным собратьям.

Однажды Волк предположил, что если взрослые их не принимают, то люди помладше могут оказаться куда благосклоннее. Оставалось найти подростков, таких бездомных и никому не нужных, как и пара четвероногих. Рыжий, Рябой, Четырёхпалый и Хвост встретились им совершенно случайно, и Волк с Одноухим решили последить за ребятами. Так получилось, что им пришлось дважды спасать детей из неприятностей и на второй раз Одноухий решил, что пришло время познакомиться.

Всё бы ничего, если бы чёртов кот оказался хоть чуть менее говорящим.

— Всегда приятно, — гнусавил он, потирая лапой обрубок уха, — выручить из беды кого-то бестолкового, оказать ему помощь и сместить баланс доброго и злого в этом мире, в сторону добра. Это ключ к победе над бесконечным ужасным хаосом, довлеющим во вселенной.

— О чём это он? – прошептал Рыжий в ухо Четырёхпалому, но тот только дёрнул плечами и поёжился. – Знаешь, такое чувство, будто это обычный кот. Мурчит себе что-то непонятное.

— И победа над вселенским хаосом вызывает ощущение внутренней теплоты, — продолжал кот. – Такое же, какое может вызвать кусочек колбаски. Вроде той, что так хорошо пахнет из мешка Рябого. Вы же не откажетесь угостить крохотным ничтожным кусочком того, кто рискуя жизнью сражался с порождениями мрака, ради вашего спасения?

Из всей этой тирады Рябой сумел вычленить лишь своё имя и упоминание о колбасе. Нетрудно оказалось догадаться, что кот захотел кушать. Впрочем, с момента последнего перекуса прошло достаточно много времени и проголодаться успели все. Да и просто передохнуть не мешало бы. Ноги ныли и требовали переложить ответственность с них, на некую пятую точку.

Лес, где путники пережили столкновение с жутким восьмилапыми тварями и их повелительницей, давным-давно закончился и теперь друзья шагали по холмистой равнине, поросшей редкими вязами и стелющимся кустарником. Обещанного города они пока что не встретили и даже на горизонте не мелькало ничего похожего. Единственное, что походило на творение рук человеческих, сейчас находилось рядом с ними, слева от дороги.

Очень старая круглая башня, в которой некогда было три или больше этажей. Сейчас уцелело лишь два и кусок стены, уходящий выше. Узкие окна заросли тем самым ползучим кустарником. Да и вообще, сами стены с трудом просматривались из-под бледно зелёных продолговатых листьев.

— Вот и подходящее место, чтобы остановиться. – сказал Рябой, рассматривая развалины. – Может даже что-то вроде крыши осталось.

— Ну да, — поддакнула Хвост, попеременно поднимая уставшие ноги. – А то, вон тучи находят. Как бы дождём не накрыло.

— Хвост ломит, — тут же отозвался Одноухий. – Верная примета: скоро будут какие-то осадки. Насколько я понимаю, выпадение снега в это время года – вещь маловероятная, стало быть…

— Заткнись, — внезапно оборвал его Волк и поднял голову. Принюхался.

Путники успели свернуть с дороги и до башни оставалось шагов двадцать, не больше. От большого тракта к развалинам вела узкая каменная дорожка, сохранившаяся куда лучше, чем главный путь. Да и вообще, почему-то казалось, что тут совсем недавно кто-то проходил.

— Что такое? – напряжённым шёпотом спросил Рыжий. От Волка он старался держаться подальше и уже успел каждому по секрету сообщить что «Этот серый нас точно сожрёт! Вот как ляжем спать, так и сожрёт».

— Странный запах, — сказал волк и опустил голову к земле. – А здесь, вроде и нет

— Запах плохой или хороший? – уточнил Четырёхпалый и спрятал озябшие кулаки в рукава плаща.

— Тревожный, — в голосе Волка прозвучала растерянность. – Вроде и ничего плохого, но шерсть дыбом встаёт

— А я вот ничего не ощущаю, — Одноухий перебрался на холку приятеля и выставил морду вперёд. – Зато мне хорошо известны твои мнительность и нерешительность. Вспомни, как ты боялся подойти к мёртвому ежу, ха, ха!

— Там был капкан, если ты не помнишь, — волк тряхнул головой. – Ладно, пошли.

— А может лучше здесь останемся? – заныл Рыжий. – На улице тепло и ещё неизвестно, пойдёт дождь или нет. А в старых развалинах обычно змеи прячутся. Ядовитые.

— Так оставайся, — Хвост показала ему язык. – А когда пойдёт холодный дождь, ты промокнешь, заболеешь и помрёшь. А я и плакать не стану; скажу: поделом дураку.

— Нельзя такого желать, — Волк сбросил кота на землю. – Пешком иди, дармоед. Тут недалеко.

— Мои бедные лапки, — тут же начал хныкать Одноухий, поднимая то одну лапу, то другую. – О этот безжалостный мир, где даже единственный друг готов тебя предать в любой момент!

Хвост то ли разжалобленная его стенаниями, то ли просто желая, чтобы жалобщик заткнулся, подхватила Одноухого на руки. Волк тем временем подошёл ко входу в башню и сунул голову в тёмный проём. Как ни странно, но дверь оказалась свободна от вездесущего кустарника. Четырёхпалый заметил небольшую кучку сухих веток чуть в стороне и подумал, что кто-то не так давно очистил проём. Почти сразу эту же мысль озвучил Рябой.

— Кто-то до нас уже лазил в эту башню, — хмыкнула Хвост. – Вот ведь диво-дивное! Странно, ведь вокруг столько более удобных построек.

— А если он ещё внутри? – Рыжий держался позади всех.

— Нет, внутри никого нет, — сообщил волк и пошёл внутрь постройки. – И того странного запаха тоже нет.

— Я же так и говорил: пустая нерешительность. Ты не могла бы держать меня получше? – Одноухий возился на руках девочки. – Такое ощущение, будто тащишь какой-то бесполезный мешок, а не важную персону.

— Сброшу на пол, — пригрозила Хвост и кот на некоторое время заткнулся.

Внутри путников встретил рассеянный зелёный свет, тёплый застоявшийся воздух и слабый запах гнили. Так пахнут опавшие фрукты. Если их не собрать сразу. В центре башни некогда была винтовая лестница, но сейчас от неё уцелела лишь центральная стойка, да пара ступеней. Кроме того, у стены валялся табурет с единственной ножкой и расколотый надвое деревянный чан.

А ещё в башне был подвал, закрытый на большой металлический засов. Кстати, запор оказался единственным предметом, который выглядел новым и ухоженным. Металлическую полосу тщательно смазали жиром, так что она блестела. И ещё, засов оказался слегка изогнут, точно кто-то пытался открыть прочный деревянный люк, но сумел лишь погнуть запор.

— Не нравится мне это, — Четырёхпалый стоял рядом с люком и чесал затылок. – Кто бы там внизу не сидел, но он – очень сильный.

— Ну и что, наружу ведь всё равно не выбрался. – Стало быть, нечего и труситься.

Волк обошёл всё помещение, посмотрел наверх и остановился у запертого люка. Осмотрел засов и поманил лапой кота. Тот с явным неудовольствием спрыгнул на пол и подошёл к товарищу.

— Опять какие-то твои глупости? – промурчал кот и вдруг замер. – Чёрт возьми – это то, о чём я думаю? Когда мы последний раз видели такое? В склепах семейства Гумми? Но эти выглядят намного старше.

— Это опасно? – тут же спросил Рыжий.

 – Чепуха! – кот фальшиво рассмеялся. – Нам приходилось сталкиваться с такими опасностями, по сравнению с которыми эта – просто ерунда.

— Кажется, он врёт, — прошептал Четырёхпалый на ухо Хвост. Девочка поморщилась и кивнула.

— Не опасно, пока этот засов находится на месте, — сказал Волк и сел на пол. Несколько раз задумчиво стукнул хвостом. – И ещё вопрос: кто именно заперт в подземелье.

— Ты сегодня непривычно болтлив, — заметил Одноухий и несколько раз обошёл вокруг люка. – Ну сам подумай: кто прятался в склепах Гумми? Какой-то жалкий кровосос. Франсу он оказался на один зубок, даже осину искать не пришлось.

— Франса тут нет, — резонно заметил волк.

— А давайте уйдём, — дрожащим голосом сказал Рыжий. – И так последнее время, то одна неприятность приключится, то другая.

— Дождь пошёл, — сообщил Рыжий, который всё это время стоял у двери и смотрел наружу. – И хороший такой дождь.

И точно, теперь все услышали монотонный гул, доносящийся снаружи. Похоже, небеса решили устроить настоящий потоп. Повеяло прохладой и сыростью. Дождь пошёл сильнее и Рябой прошёл внутрь, вытирая мокрое лицо.

— Дождь – такая гадость, — заметил Одноухий. – Куда хуже, чем какие-то предполагаемые кровососы. А если кто желает мокнуть, пусть топает на все четыре стороны.

— Для чего смазали засов? – спросил Волк. – Если собрались открыть, почему не открыли?

— Бесполезные вопросы, — отмахнулся Одноухий. – Кто-нибудь сможет меня подсадить?

Хвост пожала плечами и помогла коту запрыгнуть на уцелевшие ступени лестницы. Одноухий исчез из виду и некоторое время не показывался. В башне заметно потемнело: мало того, что шёл дождь, — так ещё и приближался вечер. Рыжий подошёл ко входу, нерешительно потоптался, глядя на сплошную серую пелену дождя и вернулся обратно. Даже ему не хотелось менять сухую, пусть и небезопасную башню, на лужи и грязь.

— А тут наверху намного лучше, — сообщил вернувшийся кот. – Кто-то здесь даже ночевал. Лезьте все ко мне.

— Легко сказать, — пробормотал Рябой и прикинул, как можно подняться наверх. Ну, если вон там зацепиться, а после подтянуться…Лишь бы выдержали остатки лестницы.

Они выдержали и дети, помогая друг другу, сумели вскарабкаться на второй этаж. Внизу остался один Волк и было решительно непонятно, как он сумеет присоединиться к остальным.

— Отойдите от края, — приказал Волк и сжался, точно большая серая пружина. Внезапно она распрямилась и мимо опешивших ребят прилетело смазанное от скорости тело.

— Ух ты! – восхитился Четырёхпалый. – Вот это да!

— Чепуха! Я вот умею гораздо лучше, — в голосе Одноухого звучала плохо скрываемая зависть. – Видели бы вы, как я запрыгиваю на маковку мэрии в Верхнем Копыте – вот это настоящее мастерство.

На втором этаже нашёлся настоящий камин, рядом с которым кто-то оставил запас дров. Кроме того, здесь лежала гора тряпья – чьё-то временное ложе. В узких окнах уцелели жёлтые стёкла, защищавшие помещение от непогоды, а выход наверх перекрывала надёжная деревянная дверь. Здесь действительно можно было ночевать.

— Огонь – это хорошо, — мурлыкал Одноухий и крутился под ногами у Рябого, который разводил костёр. Волк видимо придерживался иного мнения, потому что разместился подальше от камина.

Неведомый печник потрудился на совесть, потому что тяга в камине оказалась просто замечательная. Сухие дрова занялись быстро, и путники подобрались поближе к весело пляшущему пламени. Даже Волк решился и лёг за спинами детей, так что те могли опереться на тёплое лохматое тело.

— Тепло – это просто замечательно, — Одноухий кружил у мешка с колбасой. – Но ещё лучше, чтобы в животике образовалась приятная наполненность. Небольшой кусочек…

Однако, слопал кот далеко не крошечный кусочек, а почти столько же, сколько его серый товарищ. Впрочем, от хлеба Одноухий отказался, заявив, что старается не переедать, ибо ему необходимо следить за фигурой.

Горел огонь в камине, дождь барабанил по стёклам и полусонно мурлыкал Одноухий, рассказывая какую-то историю, без начала и конца. Глаза у всех начали слипаться, а Четырёхпалый так и вовсе зарылся в найденные тряпки и уже начал похрапывать.

— Надо бы посторожить, — Рябой зевнул.

— Спи, — сказал Волк. – У меня – очень чуткий сон, так что если что-то случится, я непременно услышу.

— Хорошо, — не стал спорить мальчик и бросил в камин пару поленьев.

Потом лёг рядом с сопящей Хвост и положил под голову мешок. Мальчику пришло в голову, что с новыми знакомыми еды потребуется куда больше. С этой мыслью он и уснул.

Проснулся Рябой от мягкого толчка в грудь. Открыл глаза и тут же ощутил касание чего-то мягкого к своим губам. Как выяснилось, рот мальчику закрывала кошачья лапа. Одноухий сверкнул глазами и очень медленно убрал лапу. После мотнул головой в сторону лестницы.

Очевидно уже наступила глубокая ночь, потому что все окна оказались тёмными, без просвета. В камине продолжали переливаться алым пламенем недогоревшие уголья и от этого помещение наполнял красный полумрак. Судя по тишине, дождь успел благополучно завершиться.

Все остальные ребята продолжали спать. Рыжий зарылся в тряпки рядом с Четырёхпалым и теперь наружу торчали две пары старых ботинок. Хвост переместилась ближе к камину и лежала, заложив ногу за ногу, как умела спать одна она.

Кроме Одноухого и Рябого бодрствовал ещё и Волк. Он лежал на полу около лестницы и смотрел вниз. Кот подкрался к приятелю и лёг рядом. При этом рыжий хвост нервно дёргался из стороны в сторону. Очевидно, на первом этаже башни происходило что-то, очень интересное.

Рябой зевнул, медленно поднялся и сделал шаг. Тут же доска под его ногой издала тихий скрип. Кот с волком повернули головы и уставились на мальчика так, словно собирались его немедленно сожрать. Рябой сделал большие глаза и некоторое время стоял не дыша. Потом осторожно выдохнул и на цыпочках пошёл вперёд. Сонливость прошла, точно её не было, а сердце норовило пробить рёбра и вылететь наружу. Ну и ещё очень хотелось пить.

Одноухий беззвучно постучал лапой рядом с собой. Тут особых пояснений не требовалось. Стараясь не издавать ни единого звука Рябой присел на корточки, а после растянулся на полу. Подполз к самому краю и поглядел вниз.

Как тут же выяснилось, первый этаж башни оказался освещён куда лучше второго. Только уж больно неприятным оказался свет, исходящий от пары шаров, каждый величиной с человеческую голову. Зелёное сияние напоминало не то, что видишь, когда луч солнца проходит через густую листву, а скорее мертвенное свечение болотных гнилушек. Казалось, будто первый этаж башни залило водой и Рябой смотрит на дно небольшого озера.

А по дну этого «водоёма» медленно перемещались существа в свободных чёрных одеждах, вроде монашеских балахонов. Хоть большие капюшоны неизвестных скрывали их головы, но Рябой почему-то сразу понял, что ночные гости, кем бы они ни были – точно не люди. Скорее мальчик понял это из-за необычных дёргающихся движений пришельцев. А уж когда те начали переговариваться, исчезли последние сомнения.

Существа протяжно и громко шипели друг на друга, а их капюшоны содрогались так, словно по ним кто-то лупил палкой. Двое так и вовсе сцепились с таким сипением, точно на горячие угли плеснули водой. Рябой даже оглянулся посмотреть, не проснулся ли ещё кто-то из друзей. Но нет, те видимо слишком устали, чтобы реагировать на звуки снизу.

Ссора закончилась так же стремительно, как началась и все восемь пришельце не сговариваясь стали вокруг загадочного люка. Потом то ли присели, то ли наклонились – не понять из-за чересчур свободной одежды. Один вытянул вперёд руки и Рябой с ужасом сообразил, что те заканчиваются тремя длинными когтистыми пальцами. Один изогнутый коготь почти коснулся засова, но тут на металлической пластине вспыхнули голубые искры и существо с гортанным воем отпрыгнуло назад.  От трясущихся пальцев поднимался едва заметный зелёный дым.

— Они не могут прикоснуться, — послышался едва ощутимый шёпот. Волк внимательно наблюдал за происходящим и кивал, точно ему всё было понятно.

Тем временем пострадавшее существо вернулось в круг собратьев. Теперь неизвестные положили конечности друг другу на плечи и принялись раскачиваться из стороны в сторону. Каждая тварь издавала протяжный вой. Иногда Рябому казалось, будто в монотонном завывании он различает отдельные слова. Впрочем, мальчику они всё равно оказались непонятны.

— А что это вы тут делаете?

Ощущая, как сердце падает прямиком в пятки, а после – ещё дальше, Рябой поднял голову и увидел стоящего рядом Рыжего. У того имелась дурацкая привычка бродить во сне и пару раз это уже доставляло неприятности.

Как вот сейчас, например.

— Твою мать! – тихо, но очень выразительно сказал Одноухий. А волк вскочил и оскалившись уставился вниз.

Рябой уже сообразил, что дело – дрянь и пытаясь проглотить липкий комок, ставший поперёк горла, поглядел, к чему привела выходка Рыжего.

Все восемь существ поднялись и посмотрели вверх. Их лица (лица?) странно блестели, а большие глаза светились красным. Зелёный свет стал ещё ярче и в его сиянии Рябой наконец сумел различить, как же выглядят физиономии неизвестных. Они очень напоминали змеиные морды, а блестели, потому что их покрывала чешуя.

— Змеелюди, — пробормотал Одноухий и попятился. Хвост кота стоял столбом. – А я думал, что эти твари передохли.

— Просто хорошо спрятались, — сквозь оскаленные клыки прорычал Волк.

Неожиданно в лапах змеелюдей появились острые прутья, напоминающие рапиры. Только эти были абсолютно белого цвета, точно изготовлены из кости. Похоже до этого оружие пряталось в рукавах чёрных балахонов. Видимо пришельцы готовились к нападению.

Примечательно, что виновник всего этого успел вернуться обратно к камину и преспокойно завалился спать. Зато проснулась Хвост и теперь сидела, тёрла кулаками заспанные глаза.

— Люди, — прошипел один из змеелюдей. – Нам нужна ваша помощь. Спускайтесь вниз и вас ожидает щедрая награда.

— Люди? –кот посмотрел на волка. – Слышь, блохастый, это он тебе.

— Очень обидно, — согласился Волк и подтолкнул носом Рябого. – Спроси, чего они хотят?

— Эй, вы чего там? – Хвост поднялась и зевнула. Кот бешено замахал ей передними лапами. – Ты чего?

Рябой на подгибающихся ногах подошёл к спуску. Существа внизу окружили остатки лестницы и подняли оружие. Чешуйчатые морды выглядели просто жутко.

— Чего вам надо? – Рябому с трудом удалось произнести эту фразу. Зуба так и норовили намертво сцепиться.

— Человеческий ребёнок. – змеелюди переглянулись. – Он может оказаться слишком слаб.

— Судя по голосам, там есть ещё кто-то. Эй ты, среди вас есть взрослые?

— Скажи, что есть, — Одноухий выпустил когти в ногу мальчика.

Подошла Хвост и с ужасом уставилась на ночных гостей. Волк когтем подцепил девочку за штаны и оттащил назад.

— Есть, — соврал Рябой. Больше всего ему хотелось бежать прочь со всех ног.

— Пусть они спустятся и помогут нам открыть этот засов. За это вас всех ожидает щедрая награда.

И змеи вновь принялись шипеть. Одноухий наклонил голову и внимательно выслушал все переговоры пришельцев. Потом вздыбил шерсть.

— Они собираются всех вас убить и сожрать. А самые лакомые куски отдать тому, кто сидит внизу. Там кто-то, кого они называют своим богом.

— Люк открывать нельзя, — сказал Волк и повернулся к Хвост. – Хватай палки и поджигай их. Буди остальных.

— Где ваши взрослые? – прошипела одна из тварей и неожиданно ловко запрыгнула на уцелевшую ступеньку. Взмахнула оружием. – Давай взрослого!

Змеиная рожа оказалась вровень с полом, так что пришелец мог видеть всех, кто находился на втором этаже. Всех – это Хвост, сующую палки в огонь, поднимающихся Четырёхпалого и Рыжего, кота и волка. Рябой испуганно попятился.

— Тут же один мелкие! — прошипел змеечеловек. – Ты нас обманул.

И попытался забраться на второй этаж. Одноухий выгнул спину дугой, фыркнул и молниеносно ударил когтями по выпученному красному глазу. Тварь взвизгнула и ткнула своей костяной рапирой. Кот ловко увернулся, а Волк уже был рядом и зарычав, перекусил лапу змеечеловека пополам. Тварь истошно завопила и покачнувшись улетела вниз.

— Огня, — скомандовал Волк, обращаясь к ребятам. – Быстрее. Они боятся огня.

Сучья, которые Хвост бросила в очаг уже успели заняться и пришедший в себя Рябой уже бежал с парой горящих палок. Ещё одну тащил Четырёхпалый. Рыжий пробормотал, что он лучше сделает факел и наматывал на продолговатую деревяшку кусок материи.

Второй змеечеловек вскарабкался на лестницу и тут же попытался проткнуть Волка своим оружием. Но не попал, а Рябой уже запустил во врага пылающим поленом. Тварь отпрыгнула, обронила оружие и поскользнулась на качающейся ступени. В следующий миг и горящий сук и чудовище улетели вниз. Остальные монстры громко зашипели.

— Не так, — бросил Волк, наблюдая за действиями гадов. – Просто отпугивайте их. Главное – продержаться до рассвета, и они сами уйдут.

Одноухий тем временем пришёл в какой-то непонятный кошачий экстаз. Он скакал вокруг лестницы и вопил нечто непонятное. Иногда он останавливался и начинал драть когтями деревянный настил.

Очередной змеечеловек полез наверх. Рябой яростно взмахнул пылающей веткой. Однако противник прикрылся той самой деревянной табуреткой, используя её в качестве щита. Под его прикрытием гад едва не нанизал Волка на рапиру.

Возможно у него и получилось бы, но Хвост успел зайти со спины врага. В руках у девочки пылал тот самый факел, который делал Рыжий. Не медля ни секунды Хвост ткнула противника в спину. Балахон змеечеловека тут же вспыхнул, а сам гад дико закричал и свалился со ступени. Как ни странно, но собраться пострадавшего не стали тушить собрата, а вместо этого все сразу полезли наверх. Кто полз по центральной стойке, а кто и просто прыгал на ступени.

— Отпугнуть не получится, — задумчиво протянул Волк и укусил за лапу одного из монстров. – Жгите их.

В этот момент Одноухий вцепился когтями в чешуйчатую конечность и распорол её. Хлынула сине-зелёная кровь. Дети выхватывали из камина пылающие палки и бросали в гадов. Удалось поджечь ещё парочку нападавших и те улетели вниз. Тот, которого подожгли первым, катался по полу и от его одежды уже кое где заполыхали доски настила.

Первым это заметил волк. Он пихнул лапами в грудь одного из врагов, который почти забрался на второй этаж, хлестнул хвостом второго и полез по лестнице к двери, ведущей на третий этаж. Толкнул её лапами, но та даже не подумала поддаваться. Волк повернул голову и посмотрел в замочную скважину.

— Одноухий, — рявкнул он. – Тут по твоей части: нужно вскрыть замок.

Кот закончил полосовать лапу ещё одного нападавшего и в пару прыжков оказался рядом с товарищем. Тот подставил другу спину и Одноухий полез на холку. Потом выпустил когти и внимательно осмотрел каждый. Что-то промурчал и сунул самый длинный в дырку для ключа. Оскалился и принялся дёргать лапой.

 Тем временем дети продолжали забрасывать врагов горящими палками. Монстры злобно шипели, пытались отбивать деревяшки рапирами, но было понятно, что огонь вселял в них неподдельный страх. Поэтому, стоило очередному заряду полететь в сторону змеелюдей, те приседали и прикрывались лапами.

— Пожар! – внезапно закричал Рыжий и ткнул пальцем вниз. – Мама, горим!

 И точно, пол на первом этаже вовсю пылал, а тела упавших тварей лежали в огне абсолютно неподвижно. Мало того, огонь поднимался всё выше и уже начал обгладывать стойку лестницы. Змеелюди сообразили, что опасность, грозящая им снизу, намного сильнее, чем то, что идёт сверху и окончательно утратили осторожность. Теперь твари яростно размахивали оружием и уже почти сумели выбраться наверх.

— Сюда, — крикнул детям Волк. – Хватайте свои вещи и лезьте к нам. Одноухий, сколько можно?

— Ну да, ты же у нас такой мастер по открыванию старых несмазанных замков, — ворчливо прогундосил кот. – Лучше меня знаешь, как это делается, а я так, просто тяну время.

Ребята похватали свои мешки и поднялись по лестнице к своим четвероногим соратникам. В этот самый миг пятеро уцелевших змеелюдей забрались-таки на второй этаж. Враги не остановились и полезли выше. Рябой достал из мешка нож и приготовился защищаться. Если бы ещё так руки не тряслись! Рыжий опустился на четвереньки и заполз волку между лап. Четырёхпалый и Хвост прижались друг к другу.

— Есть! – мяукнул Одноухий и махнул лапой. Дверь скрипнула и поддалась под напором Волка. – Делаем лапы!

И все одной большой кучей выкатились наружу. Впрочем, Волк тут же развернулся и упёрся в дверь передними лапами. Изнутри послышался стук и волка слегка отодвинуло назад. Но ему на помощь тут же пришли Рябой и Четырёхпалый, а чуть позже и все остальные. Им удалось сдержать натиск врага и захлопнуть дверь.

— Что теперь? – цокая зубами выдавил Рыжий. – Мы же не сможем их долго сдерживать!

— А долго и не потребуется, — хмыкнул волк. – Сейчас огонь доберётся до них и всё.

Видимо понимая это, змеелюди штурмовали преграду со всё большей яростью и пару раз им даже удалось сунуть в щель своё оружие. Однако из-за двери уже вовсю валил дым и ощущался усиливающийся жар. После удары с другой стороны стали слабее, а потом и вовсе прекратились. Некоторое время слышались дикие вопли, но утихли и они. Завоняло палёным мясом.

И вдруг башня содрогнулась. Постройку повело в одну сторону, в другую и она замерла в наклонном положении. Все едва сумели устоять на ногах и для этого пришлось хвататься один за другого.

— Что происходит? – встревоженно выкрикнула Хвост. – Такое ощущение, будто башня сейчас…

— Развалится, — подсказал Волк и подбежал к краю площадки, где они стояли. – Нужно прыгать и быстро.

И подал пример, исчезнув из виду. Следом тут же улетела рыжая хвостатая молния. Дети подбежали к краю, ощущая, как пол под ногами дрожит и подпрыгивает. Через щели в камнях пробивался дым, а кое где – даже язычки пламени. Было видно, как огонь вырывается из окон первого и второго этажа. Вот ещё один сильный толчок и постройка начала оседать.

Хвост завизжала и присела, согнув ноги в коленях. Потом взвизгнула ещё раз и прыгнула. Следом — Рябой, а спустя мгновение – Четырёхпалый. Остался один Рыжий, которому было безумно страшно. Мальчик не знал, как ему поступить. И вдруг площадка, на которой он стоял, раскололась на две части. Из трещины вырвался огромный язык пламени и поднялся почти до небес. Рыжий заорал и прыгнул. Больно ударился пятками о землю, покатился и ткнулся лбом во что-то лохматое. В Волка.

— А я думал, ты до утра не решишься, — язвительно заметил Одноухий, который стоял рядом с товарищем. – Остальные уж заждались.

— Я кажется ногу подвернула, — встревоженно сообщила Хвост, сидящая на земле.

— Дай погляжу, — Рябой присел рядом с ней. – Пустяк, сейчас сделаем.

Башня последний раз вздрогнула и начала рушиться, разваливаясь на куски. Очень скоро перед путниками остался лишь большущий каменный холм, ощетинившийся огненными «колючками».

— А вот интересно, — задумчиво сказал Четырёхпалый. – Кто всё-таки сидит в подземелье?

— А мне вот ни капли не интересно, — хмыкнул Одноухий. – Интересно ему! А не интересно, кто там прячется в осиных гнёздах или паучьих норах, а? Так ты суй руки во все интересные места.

— Не ворчи, — сказал волк и лёг на землю. – До рассвета ещё есть время и можно подремать.

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

+1
12:00
43
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Литературный Клуб "Добро" © 2019 Работает на InstantCMS Иконки от Icons8 Template cover by SiteStroi