Тетрадь в желтом переплете

Тетрадь в желтом переплете

Комната старого  дома озарилась отблесками молнии. На мгновение высветилась мебель позапрошлого века, тяжелые рамы с важными господами. Отблеск разряда осветил  человека, сидевшего в кресле у камина.

Человек сидел погруженный в глубокие думы. Он вздрогнул от трескучего разряда и рокота грома, последующего с небольшим опозданием.

Человеку было холодно, камин старательно обогревал помещение, но это ему удавалось слабо. По случаю поздней осени человек был тепло одет, но все одно, он зябко ежился и подвигался к огню.

Он был стар, хозяин этого дома. Прожил долгую насыщенную жизнь. Об этом свидетельствовал парадный мундир морского офицера с  эполетами капитана первого ранга, видневшийся в приоткрытом платяном шкафу. На стене   висела сабля с именным вензелем императора и надписью «За храбрость».  Они напоминали хозяину о его героической жизни, которая осталась в  прошлом.

Капитан первого ранга ( каперанг, как это было принято говорить в флотских кругах) сидел задумавшись,  глядя на огонь, который бушевал в камине. На коленях у него лежала старая тетрадь в желтом кожаном переплете. Она была открыта и теплые потоки воздуха шевелили ее пожелтевшие страницы. Они были исписаны мелким каллиграфическим подчерком. Это была рабочая тетрадь, так как некоторые строчки были зачеркнуты, а поля испещрены поправками. Рядом, на столе, лежал большой словарь. Скорее всего, язык в тетради был не родной для читающего, и он пользовался словарем при чтении.

Время было позднее, об этом напомнил бой старинных напольных часов, стоявших в углу комнаты. Они сипло прокашлялись и с натугой, гулко, отбили время. Но  так было угодно всевышнему, чтобы каперанг вспомнил свое прошлое, свой жизненный путь.

Он вспомнил свое первое плавание, когда  юным мичманом, на парусном корабле в составе обьединенной англо-французско-русской эскадры принимал участие в битве с турецко-египетским флотом. Сражение было жестоким, но победа была на стороне обьединенной эскадры. Турецко-египетский флот, запертый в бухте, горел огромным костром. Османы и египтяне сражались отчаянно, дорого отдавая свои жизни. Не один и не два из сражения выкатывались, похожие на факелы, корабли союзников. Русские моряки на шлюпках под отчаянным огнем турецких стрелков, засевших на мачтах, старались спасти моряков, оказавшихся в воде. Мичман был старшим на шлюпке, когда на борт вытащили молодого английского лейтенанта,  раненого в голову. Усилия спасти моряка не увенчались успехов, он умер, а когда его укладывали на дно шлюпки, из расстегнутого мундира выпала тетрадь,  в желтом кожаном переплете. Матросы передали ее мичману.

 Битва  при полуострове Пелопоннес имела огромное политическое значение для европейских стран, и англичане пригласили офицеров обьединенной эскадры на торжественный ужин на одном из линейных кораблей британского королевского флота.

Русский офицеры в парадной форме поднялись на палубу английского фрегата, чтобы принять участие в торжестве. Они были препровождены в адмиральский салон, где их ждал накрытый стол.

Командующий английской эскадрой, седой представительный адмирал,

приветствовал моряков обьединенной эскадры и пригласил к столу. Зазвучали тосты, звенел хрусталь, но мичману было грустно. Он не мог забыть того убитого лейтенанта, которого не смогли спасти в шлюпке.  В руках он держал заветную  тетрадь погибшего моряка, но не представлялось случая, чтобы показать ее кому-либо из английских офицеров.

Когда закончился ужин, и офицеры оживленными группами разговаривали и курили сигары, он подошел к одному из  флаг-офицеров британского королевского флота, представился, обьяснив  причину беспокойства. Офицер внимательно просмотрел тетрадь и, прочитав на переднем листе фамилию владельца, мрачно сказал, что ее некому отдавать. Команда корабля, на котором служил офицер, почти вся погибла или утонула, а немногочисленных моряков оставшихся в живых, отправили в госпиталь на флагман.

Флаг- офицер, внимательно вчитывавшийся в текст, сказал, что в тетради  изложена история о британском  военно — морском офицере, вероятно, родственнике погибшего. Пролистав несколько страниц, он добавил, что в тексте упоминается «Ледяной» адмирал, фигура достаточно известная в британском королевском флоте. Затем добавил, что лейтенант серьезно занимался историей пиратства и отразил в тетради многие моменты, связанные с этим явлением на морях и океанах.

 Мичман ждал решения от этого умудренного жизнью человека. Но тот   внимательно посмотрел на юного мичмана,  улыбнулся и сказал, что если тетрадь попала к нему в руки, то это судьба и отдал ему тетрадь. Затем добавил,  что он молод и сможет написать книгу об этой истории. Так тетрадь погибшего лейтенанта британского флота оказалась в руках русского мичмана. Вместе с ней к моряку  перешла ответственность, чтобы история, начатая в тетради, не исчезла.

Прошли годы. Юный мичман прошел  пути нелегкой корабельной лестницы и стал капитаном первого ранга. Его корабль прошел многие моря, бывал в океанах и с ним, как талисман, была заветная тетрадь. Каперанг прочитал ее несколько раз. Многие абзацы мог процитировать наизусть, но книги, рассказывающей о людях, описанных в этой тетради, он так и не написал. Почему? Во-первых- оправдывал себя офицер- не было времени, во-вторых он не мог просто сухо изложить факты, подчерпнутые из страниц тетради. Он чувствовал, что в содержании заложен глубокий смысл, даже трагедия, но как ее передать в своей рукописи, он  не знал. И в третьих –он не считал себя писателем. Сколько раз, будучи в морском собрании, офицер подходил к маститым писателям, пишущим о море, моряках и хотел предложить им заветную тетрадь. И каждый раз, вспоминая погибшего лейтенанта, одергивал себя, что он должен это сделать сам.

Но так устроена жизнь, что когда человек подходит к своей заветной черте, то понимает, что  не завершил в своей жизни важное, без чего он не сможет оставить этот мир. Для капитана первого ранга  этим «незавершенным делом» стала тетрадь погибшего британского моряка.

Текст не давался каперангу. Сколько он написал страниц, правил их, но все одно: ему казалось, что он упускает что-то важное. Это была не просто книга о моряках. В ней была  дружба двух мальчишек, которых жизнь развела, казалось, на века. Нет. Они встретились и как! При каких обстоятельствах.

Старый офицер устал.  Не раз и не два к нему подкрадывалось малодушие,  и внутренний голос гнусавил, что ничего не произойдет, если он не напишет книгу. Но хозяин усадьбы – человек военный, — снова и снова переписывал не понравившуюся страницу.

Каперанг, привыкший к лаконичности ведения вахтенного журнала, писал кратко, емко. Часто останавливался, перечитывал, правил и понемногу вырисовывался сюжет, который, как ему казалось, хотел создать погибший лейтенант. И самыми главными словами в книге выделялись: Дружба, Любовь, Честь.

Старому капитану первого ранга помогали воспоминания, которые клубились в памяти. Нужно было распутать их, выстроить в систему. Так, там где лейтенант пропускал описание комнат замка, в котором начиналось действие, старый моряк вносил свои наблюдения и впечатления о «Туманном Альбионе. Он не раз и не два был в Британии и мог воочию наблюдать ее туманы или, как говорили сами британцы, «Гороховый суп». Он видел британские замки, покрытые копотью от дыма, клубящегося из каминных труб. Каменный уголь, которым топились камины, был знаком морскому офицеру. Им топились паровые топки первых кораблей, которые появились на закате его службы. Он присутствовал на чопорных приемах у британской знати. Многое видел, старый морской офицер, многое.

Сейчас он видел каминный зал в одном из старинных замков Британии. Несмотря на огромный камин в зале было прохладно и пожилой человек, сидевший в большом тяжелом кресле рядом, зябко ежился. Не помогала теплая байковая пижама, перехваченная по поясу плетеным поясом с кистями. Он потянулся к шкафу и вытащил клетчатый плед. Им он укутал ноги и, почувствовав тепло, блаженно вытянул их.

В зале было сумрачно, дождь, буйствующий за высокими стрельчатыми окнами, делал пейзаж размытым, неясным. Незаметно зашедший слуга, такой же старый, как и замок, в поношенной ливрее, положил несколько поленьев в затухающий огонь. Пламя алчно набросилось на свежую плоть и с яростью стало пожирать ее, отбрасывая отблески пламени на высокие стены каминного зала. На мгновение ожили картины в тяжелых рамках, развешанные по стенам. На них были изображены морские баталии разных времен. Они наводили на мысль, что сидящий у камина человек имел отношение к морю. А если посмотреть на корешки книг в тяжелом резном шкафу, то можно было утвердиться в этой догадке. Действительно, этот пожилой человек с седыми волосами был адмиралом британского флота.

Здесь наш писатель задумался. Он неплохо справился с описанием замка, своего героя, представил его. А что дальше? Как начинать описание того, что происходило в желтой кожаной тетради. Он непременно хотел, чтобы в зону внимания читателя  вошла и тетрадь, которую он держал сейчас в руках. Это подчеркнет реализм событий, которые отражены в  его книге.

— А что? Это неплохая идея! — и он быстро застрочил пером по бумаге.

В  породистых руках адмирала  лежала полуоткрытая….да, конечно же, книга! Как же он не сообразил с самого начала. Пусть адмирал держит книгу. И эта книга должна много значить для этого человека. Пусть ее подарит ему старинный друг. А еще лучше друг детства.

Снова заскрипело перо в руках капитана первого ранга. Его охватил нетерпеливый зуд. Никогда еще работа шла так споро. Он выбрал правильную стратегию. Не раз и не два старый слуга предлагал приготовить чай, но  каперанг только отмахивался. Камин затух и тлел синеватыми огоньками, но писатель не обращал на камин  внимания. Он писал. Он с головой ушел в эпоху, описанную морским лейтенантом.

В зале царил сумрак. Свет от свечи неровными бликами играл на затертых страницах книги.  Но вчитываться было не обязательно:  он знал почти наизусть ее содержание.  Когда адмиралу британского флота было плохо и одиноко, он брал книгу, лежавшую всегда рядом, раскрывал ее на любой странице и читал. Читал, и к нему приходило умиротворение и спокойствие. Вот и сейчас, в этот пасмурный ненастный вечер, он раскрыл книгу и ушел в прошлое, в прошлое свое и своего друга. Друга, с которым он дружил с детских лет и, они, начитавшихся книг о морских путешествиях, не раз убегали из дома.

В Англии того времени все юноши из знатных родов мечтали о военной службе. Их отцы занимали престижные посты при дворе короля. Они растили себе замену. Молодые люди с детства учились фехтовать, разбираться в сложных тактиках ведения боя и многим другим премудростям. Но у наших сорванцов была страсть, которую не учли мудрые лорды из адмиралтейства: они бредили морем. Их волновала необузданная стихия, то губящая множество людей, то позволяющая им совершать дальние плавания. Мальчишки тайком от родителей доставали старинные карты, изучали маршруты великих мореходов, вместе с ними открывали новые земли и, …нередко засыпали на полу, не доведя свои эскадры до нужного пункта.

 Но на море, помимо превратностей погоды, были еще опасности, от упоминания которых любой моряк вздрагивал и стискивал кулаки от ярости.

Это пираты. Безжалостные флибустьеры держали в страхе торговые корабли мира. Правительства и королевства различных стран снаряжали  эскадры для уничтожения этих дьяволов, но пираты были великолепными мореплавателями и часто уходили от погони. Отец мальчика был приближенным короля и ведал внешней политикой. У него часто собирались коллеги по ведомству, маститые морские лорды, военноначальники. Их разговор всегда уходил на этих морских дьяволов, которые своим грабежом не давали развиваться торговле между странами. Мальчишки, спрятавшись от взрослых глаз, затаив дыхание, слушали описание морских сражений, когда военные корабли британского флота, настигали корабль пиратов. Победа дорого давалась британцам: флибустьеры умели драться и дорого продавали свои жизни. На другой день мальчишки отчаянно тренировались на учебных рапирах, чтобы дать достойным отпор этим морским бандитам. А что им придется сражаться с ними, они были уверенны.

У каждого формировался характер. Один светловолосый, с глазами, из которых лился серебряный свет, был мягче. Казалось, что он  склонен к компромиссам. Но это только казалось. Если дело касалось чести, совести, то серебристые глаза мальчишки становились стальными, как лезвия остро отточенного ножа. Второй – темноволосый, смуглый с глазами цвета золота, был резким и категоричным. Любая несправедливость выводила его из себя и тогда его глаза, обычно золотистые, отливали  цветом  старинной бронзы, из которой делались мечи античных героев.

Время шло. Мальчики выросли и их пути – дорожки разошлись. Пока они были детьми, адмирал не думал, что его друг, человек из другого сословия. Проще говоря — простолюдин, его отец служил садовником в замке. Будущего адмирала отправили учиться в престижный военно-морской колледж, затем в  королевскую военно-морскую академию в Портсмуте, а следы его друга затерялись. Став кадетом,  он  забыл о судьбе своего товарища. Оно и не мудрено. Учеба, а потом первые годы службы, отнимали все время. Изредка ему в глаза бросалась книга, подаренная другом. Он даже не думал, сколько стоило его приятелю потрудиться, чтобы оплатить этот старинный фолиант, найденный в лавке антиквара. Но книга о дружбе, совести, чести, стоила того.

  — Что скажешь –вздохнул старый адмирал — молодость, она и есть молодость. Да еще помноженная на амбициозные мечты молодого денди.

Нужно отметить, что молодой человек не рос «паркетным» моряком, то есть не отсиживался на берегу. Он реализовал свою мечту и вышел в море. Правда, не командиром корабля, до этого нужно было еще дослужиться, но чин гардемарина давал ему право служить и мечтать о лейтенантских погонах. Он, несмотря на юный возраст, прошел немало морских миль на военно-морских кораблях британского флота. Неоднократно его корабль гонялся за пиратскими судами. Но пираты были умелыми мореходами, и они часто уходили от кораблей англичан. Юный гардемарин видел костры сжигаемых пиратами торговых кораблей, видел уничтоженные злодеями шлюпки, тела плавающих возле них людей. Нельзя было оставаться равнодушным при виде этих трагедий и, в который раз, моряк клялся уничтожить пиратское отродье.

По возвращению одной из экспедиций, его ждали лейтенантские погоны. Прощай беззаботная юность гардемарина! Офицерские эполеты придали ему солидность и статус на корабле. Будучи внимательным и пытливым человеком, он наблюдал за пиратскими кораблями, их слаженными действиями во время абордажных схваток. Лейтенант понял, что флибустьеры морей не просто одинокие бродяги и сброд, не нашедший себе место на берегу. Это была сложная организация, построенная на железной дисциплине. Победить, уничтожить эту структуру, может только более мощная организация. Офицер засел за старинные карты, изучая морские маршруты торговых судов. Он изучал течения, ветры в разное время года в морях и океанах и у него постепенно созрел план борьбы с морскими разбойниками. План на опережение. Нужно не давать им нападать на торговые корабли, не ограничиваться погоней за уходящим противником. Пиратов нужно бить в их же стоянках, укрытых в надежных бухтах. Его план был одобрен морским адмиралтейством. Лейтенант примерил погоны капитана-лейтенанта.

Получив под свое управление корабль, молодой капитан стал действовать самостоятельно и вскоре превратился в грозу пиратов, так как  он буквально охотился за ними.  Его корабль нападал на пиратские корабли в их базах. Пираты не успевали выйти в море, как их настигал корабль неутомимого капитана. Он тренировал свой экипаж и приданную ему роту солдат морской пехоты драться в стесненных условиях трюмов, кубриков. Он организовал снайперскую команду из наиболее метких солдат и закрепил их боевые места на мачтах, обеспечивая поражение противника еще при начале абордажа. Информация о капитане-лейтенанте, как о опытном организаторе и талантливом мореходе, дошла до первого морского лорда, который доложил о нем королю. Командир корабля был вызван королю с докладом и его действия были высоко оценены британской короной. Ему было присвоено внеочередное  звание адмирала и выданы широчайшие полномочия по истреблению пиратства  не только в водах Британии и ее колоний, но и Мирового океана.

Было далеко за полночь, когда капитан первого ранга, ставший по воле судьбы писателем,  закончил писать. Он устал, но был доволен результатом. Писатель вышел на свою стезю, морскую.  И пусть он не гонялся за пиратами, но был хорошо наслышан о них из истории морских сражений. Так что расшифровка записей британского лейтенанта пошла быстрее и увлекательнее.

Месяц заглядывал в спальную писателя и освещал ее бледным синеватым светом. Очертания предметов в комнате приняли зыбкий, неустойчивый облик. Каперангу не спалось. Он вспоминал свою службу на кораблях, ему казалось, что его даже покачивало, как в каюте.  Каперанг был доволен собой. У него появилась цель в жизни. Старый моряк обязан рассказать миру о этом героическом человеке. Он выполнит обязательства перед погибшим лейтенантом. На мгновение ему стало грустно: они были ровесниками. И как знать, англичанин, может, тоже бы носил мундир флаг-офицера. Но судьба распорядилась иначе.

 Завтра, с утра, он сядет за рукопись и будет работать. С этими мыслями писатель уснул, и на его губах еще долго держалась благодушная улыбка.

Утром писатель сел за работу. Писалось легко:

Созданная молодым адмиралом эскадра, вышла в море и методично, квадрат за квадратом, тралила Атлантику, топя пиратские корабли. Адмирал не знал пощады этим выродкам, и получил прозвище «Ледяной» адмирал. Он гордился своим прозвищем.

В одном из  отпусков адмирал побывал в своем имении, и вспомнил о своем друге детства, но никакой информации  о нем  получить не мог, так  родителей друга не было в живых. Остальные слуги с трудом вспомнили мальчика с живыми глазами, цвета золота. Так эти золотые глаза друга и остались в его памяти, да книга, которую ему подарил друг детства когда-то.

Шло время. Молодой адмирал успешно командовал эскадрой и неутомимо очищал моря от пиратов. Его эскадра уходила все дальше из Атлантики, отжимая любителей легкой наживы к югу. Там, на ревущих сороковых широтах, они попали в жестокий шторм, который не выпускал эскадру из своих обьятий. Они были на краю гибели. Даже старые моряки и те спустились в кубрики, переоделись в чистое белье, чтобы уйти на дно, как и положено морякам, в форме первого срока. И причины такого настроения были. Волны разъяренно били многотонными ударами в борта кораблей. Обшивка не выдерживала натиска стихии, и доски бортов расходились. Начиналась течь. Люди неутомимо стояли у помп, откачивая поступающую воду. Адмирал все эти дни не уходил с мостика, урывками отдыхая, тут же, в своем кресле.

Несмотря на угрожающую качку, смельчаки-марсовые не покидали наблюдательную площадку на мачте и докладывали ситуацию. Но океан был пуст. Только свирепые облака мчались по фиолетовому небу, не пропуская лучи солнца днем и лунный свет ночью.

 Адмиралом овладевало беспокойство. – Где они? В каком месте океана? В какую сторону их несет? Где остальные корабли? – мучали его вопросы. Ответов не было. Адмирал, несмотря на свою молодость, научился терпению в долгих походах и являл собой образец выдержки и хладнокровия. Но всему приходит конец. Волны перестали давать зуботычины уставшим бортам. Ветер не так злорадно выл в потрепанных снастях и, главное, раздвинулись облака и, пусть неяркий, но солнечный свет забрезжил в прорехах облачности.

С наблюдательной площадки раздался крик вахтенного марсового: -Вижу корабль! Десятки глаз устремились в том направлении, которое указал наблюдатель. Но адмирал не обрадовался новости: -Что это за корабль? Что он делает в этих водах, в такую погоду. На первый взгляд он не потрепан в шторме, а, похоже, отстоялся где-то в бухте. А что если это пираты!-беспокойная мысль шевельнулась в воспаленной голове адмирала. Беспомощный, побитый волнами и истрепанный бурей корабль представлял хорошую добычу. Измученные недельной непогодой моряки не смогут оказать достойное сопротивление.

Пока он продумывал ситуацию, корабль пошел к ним на сближение и на мачте взвился флаг британского королевства. Матросы, увидев флаг своего отечества, радостно закричали и замахали шапками. Это была неслыханная удача. Корабль сможет поделиться с ними водой и продовольствием, так как во время бури, когда вода залила трюмы, запасы продовольствия пришли в негодность. Но адмирала одолевали сомнения, что этот корабль принадлежит британской короне, а что касается флага, так это был излюбленный прием пиратов, усыплять бдительность встречных кораблей и только в последний момент поднимать «Веселого Роджера».

Предчувствие не обмануло адмирала. Когда корабли сошлись бортами, и с подошедшего фрегата раздалась хлесткая команда «На абордаж!», то пиратов (а это были именно они) встретили стройные ряды морской пехоты, а с мачт раздались частые выстрелы из мушкетов. Адмиралу, несмотря на усталость экипажа и вымотанность штормами солдат морской пехоты, удалось организовать встречу незваных гостей.

По все палубе раздался звон шпаг и кортиков. Адмирал стоял в первом ряду оборонявшихся. Сейчас он был не адмирал, он был солдат, защищающий честь британской короны и еще он знал, что нужно выжить в этой нервной борьбе.

Адмирал сразу заметил, что пиратами командуют сведущий в сражениях и дуэлях человек. Они не прыгали, как раньше, всей командой на палубу чужого судна и сбивались в единый клубок, мешая друг другу. Пираты по чьей-то команде нападали волнами и тут же рассредоточивались по палубам и трюмам, выбивая ослабевших моряков. Адмирал также заметил, что за ним была организована охота. Кто-то вычислил его как руководителя сражения и оттеснил к борту, не давая командовать оборонявщимся. Итог сражения был печален: его сбили с ног, связали руки. Матросов, которых становилось все меньше, отжали  на бак(носовое пространство) и обезоружили. Это обескуражило адмирала, который в бессильной злобе наблюдал как пираты расправляются с его экипажем. –Почему они не убивают моряков?- Возникла мысль у адмирала. Пленных пираты не берут. Они убивают всех на борту, грабят имущество и груз, затем поджигают корабль. А здесь? Пираты не прикончили даже раненых моряков, а адмиралу, раненому в голову, кто-то из разбойников бросил шарф. Несомненно, у главаря пиратов есть какой-то, только ему известный план.

Шум битвы стихал. Пленных разбили на группы, чтобы было легче управлять ими и пираты стояли, словно в ожидании кого-то, в то же время настороженно наблюдая за пленными. Они перебрасывались короткими фразами. Из обрывков разговора, адмирал понял, что они кого-то ждут. Рядом стоявший рослый пират, затягивая шарф на окровавленной руке, косо смотрел на адмирала и вслух высказывался, что с удовольствием прикончил бы этого пленного. На что  напарник резко одернул его, сказав, что бы он не забывал приказ.

-Какой еще приказ? –Удивился раненный.

 –Спать нужно меньше, Билли. Еще вчера атаман обьявил, что в этих водах терпит крушение корабль самого «Ледяного адмирала». Вникаешь? Вот поэтому мы взяли много пленных, и атаман будет их проверять сам. Да вот он сам!- воскликнул собеседник.

С борта пиратского корабля на пленное судно спрыгнул человек, которого смело можно было назвать главарем пиратов. Адмирал смотрел на него во все глаза, пока тот, стуча коваными морскими сапогами по палубе, шел прямо к нему. Он был красив, этот пират. Высокий рост, широкие плечи резко выделялись на фоне посветлевшего неба. Длинные черные волосы обрамляли его загорелое лицо. Глаза, вот что заставило оцепенеть адмирала. На него смотрели золотые глаза, напоминающие кого-то. Они не смотрели жестоко и безжалостно. Нет! Они смотрели весело, с задором.

-У нас гости! Рад приветствовать вас- раздался веселый голос. Адмирал понял все. Перед ним стоял …да, это был друг его детства. Мальчишка, с которым он мечтал стать моряком и который подарил ему книгу. Сейчас же вспыхнула мысль. – Почему? Почему он стал пиратом. С его обостренным чувством к несправедливости! Его лучший друг превратился в морское чудовище, убийцей невинных людей!

 Атаман явно наслаждался произведенным эффектом. Он понял, что творилось в душе адмирала и, что, вряд ли тот рад встрече. Он перестал улыбаться, его лицо стало жестким. Смеющиеся золотые глаза потемнели от гнева, стали похожими  на цвет старой  бронзы.

-В каюту его! – скомандовал он охране. Атаман повернулся и обратился к своей своре.

-Ребята! Я нашел, кого искал долгие годы. Я забираю его себе. Остальное ваше. Ловко ухватившись за висевшие снасти, он перепрыгнул на свой корабль.

Охрана, торопясь принять участие в грабеже корабля, не церемонясь, бросила адмирала в какую-то каюту и захлопнула дверь. Адмирал, лежа на полу, пытался рассмотреть каюту. Каюта не была пристанищем морского разбойника. Она могла напоминать кабинет морского лорда, каюту адмирала, но, повторяю, не гнездо разбойника. Еще сомневающийся в своих догадках адмирал, окончательно уверился, что атаман пиратов, друг его детства. Только у него были такие золотые глаза, которые темнели, словно бронза в минуты гнева.

— Хлопнула дверь каюты  и перед лицом адмирала остановились квадратные носки морских сапог. Над головой раздалось насмешливое:

-Добро пожаловать на борт моего судна, «Ледяной» адмирал!

Сильными руками он поднял адмирала, вынул из сапога нож  и перерезал веревки, стягивающие запястья рук.

-Прошу садиться – он жестом показал адмиралу кресло. Тот сел и стал растирать онемевшие руки. Атаман тем временем достал из резного шкафа два фужера и бутылку вина.

Атаман подошел к столу и резким движением смахнул на пол навигационные карты и оборудование. Сделал он это ненаигранно. Видно, что этот  человек жил широко, не осложняя себе жизнь. Щедро разливая вино по фужерам, он, взглянув на адмирала, снова улыбнулся. Он был в прекрасном настроении, этот пират.

-Прошу вас, «Ледяной» адмирал. Выпьем за нашу встречу. Я так давно искал встречи с вами. — Было ясно, что атаман наслаждается победой.

-Оскар, это же ты? – Все еще надеясь на ошибку, спросил адмирал. – Зачем ты…зачем? – добавил он с отчаянием.

-Что зачем? – Удивился Оскар. –Что пощадил тебя и не вздернул на рее, также как тех несчастных на палубе.

— Нет, я не об этом. Ты можешь меня вздернуть тоже. Я твой пленник. Я говорю о другом: зачем ты стал пиратом. Ты же их ненавидел в детстве, как и я. – Почти прошептал в отчаянии адмирал. У него не было сил видеть друга детства, почти брата, здесь, на пиратском корабле, на палубе которого сейчас происходит расправа над моряками. Оскар не торопясь отпил глоток вина, сел в кресло напротив и посмотрел в глаза адмиралу. Он тоже помнил глаза друга. Только они у него были серебряными в детстве, а сейчас на Оскара смотрели острые стальные лезвия клинков.

-Почему я стал пиратом, мой дорогой друг? – Он помолчал, изучающее смотря в лицо адмирала. –Ты забыл, дружище, кто ты и  кто я. Когда ты был отправлен учиться в военно-морскую академию, я остался в замке. Кем я стал, когда ты уехал? Ты сам догадываешься, я уверен. Но я не хотел становиться садовником, как мой отец, а другие дороги мне были закрыты.

Он помолчал. – Я выбрал свободное общество…

Здесь адмирал не выдержал и выкрикнул: — Это общество! – Ты называешь обществом их, которые сейчас грабят и вешают!

Оскар прищурился, сделал еще глоток, откинулся на спинку кресла и сказал: — Да, представляешь себе и это тоже общество. Кстати, ничуть не хуже твоего, в котором ты привык вращаться.  Твое общество также душит и топит людей, только методы у них другие. И ты, адмирал, пленник своего общества. Ты стянут цепями условностей, а они, поверь мне, более прочные, чем стальные. – Он замолчал, задумавшись над очередной фразой, вращая дорогой кубок в руках.

-А я свободен, «Ледяной» адмирал.  У меня есть корабли, люди. Мы готовы собраться в один миг и плыть хоть на край света.

-Ты можешь сделать это, дружище? – Он снова, развеселяясь, посмотрел своими золотыми глазами на бывшего друга.

-Я долго наблюдал за тобой, мой друг детства. Ты был очень удачлив.  Я свидетель тех сражений, в которых ты убедительно одерживал победы. Я учился у тебя, перенимал твои тактические методы ведения боя, и это делало мои корабли неуловимыми.

— Но ты изменился, мой милый адмирал. Ты перестал быть романтиком. Ты стал использовать море, корабли, как средство продвижения по службе. Ты стал скучен, дружище.

Адмирал сделал большой глоток вина, подержал его во рту, чтобы успокоиться и привести мысли в порядок. Ясно было, что Оскар не изменился. Он остался тем самым другом детства, тем самым романтиком, с которым он ползал по карте, мечтая о путешествиях. В нем крепко сидел дух непримиримости. Оскар  был прав, его друг детства. Изменился я…

Оскар понял, что творится в  душе друга и оставил адмирала, пожелав выспаться. Это было очень кстати.  Мозг адмирала отказывался воспринимать происшедшее и он,  допив вино, свалился на койку.

Адмирал спал сутки, а когда проснулся, то ощутил легкое покачивание. Корабль не стоял, он плыл. Он плыл куда-то, подчиняясь воле атамана, бывшего друга адмирала. Где-то там, в прошлом догорал флагманский корабль. Корабль, которым командовал адмирал. В прошлом осталась его команда. Их души долго не успокоятся и будут своими призраками пугать проходящие в этом месте корабли.

Адмирал в отчаянии застонал: он  был  пленником пиратов. Он, гроза флибустьеров, «Ледяной» адмирал.

Дверь скрипнула. Это зашел Оскар. На это раз он не наслаждался победой над «Ледяным» адмиралом. Он получил ее, и вот этот, потерянный человек, в прошлом гроза пиратов, его пленник.

Он пристально посмотрел на адмирала и, помолчав, сказал, что высадит его в порту, через неделю. А сейчас он не пленник, а гость. И он, его друг детства, — гостеприимный хозяин.

Оскар сдержал слово. Адмирал, действительно, был на его корабле гостем. Команда, строго проинструктированная атаманом, была доброжелательна к нему, но адмирал предпочитал сидеть в каюте и знакомиться с библиотекой хозяина. Ему не хотелось гулять по палубе, на ней ему слышался шум абордажа: звон клинков, грохот мушкетов, крики раненых. Вечерами к нему заходил Оскар, и они разговаривали, обсуждали прочитанные книги, спорили. День за днем они сближались, и к концу недели, казалось, что они снова стали друзьями.

В порту друзья детства  распрощались: атаман пиратов и адмирал королевского флота. Каждый понимал, что когда в море корабли расходятся, они больше не пересекаются курсами. Они понимали, что их дороги тоже расходятся и прощались навсегда.

Снова за окнами засинели сумерки. Слуга зажег свечи и неодобрительно посмотрел на хозяина. – Отдохнул бы, батюшка…Шутка ли целый день сидеть не разгибаясь… -пробормотал он. Но писатель только отмахнулся в ответ на заботу старого слуги. Он был весь во власти нахлынувшего.

Прошло несколько лет. «Ледяной» адмирал восстановил свое доброе имя. Он провел несколько успешных рейдов и освободил от флибустьеров всю Атлантику. Но каждый раз, беря в плен очередной пиратский корабль, он внимательно всматривался в пленных разбойников, словно надеялся найти друга.

Адмирал нашел его, но совершенно неожиданно и в других условиях. Он встретил Оскара в тюрьме. Начальник королевской стражи порта в приватной беседе сообщил ему, что у них на этапе находится опасный преступник, пират, который многие годы наводил страх на мореплавателей. Пирата передали французские власти, которые смогли взять в плен его корабль, а так как судно было с британским флагом, то они решили передать главаря британским властям. Адмирал  попросил описать преступника. Чем больше начальник стражи рассказывал о внешнем виде заключенного, тем больше сердце адмирала сжималось от ужаса. Спутать Оскара с кем-то другим он не мог. И когда тюремщик сказал, что его поразили необычайного света глаза пиратского главаря, он не выдержал. Золотые глаза могли быть только у Оскара.

Начальник стражи был очень удивлен, когда адмирал запросил разрешения встретиться с заключенным.

-Только бы не Оскар,- билась в висках одна мысль,- только бы не он! –Стонало от боли сердце. Почти бегом адмирал пересек тюремный двор, спустился в подвал и остановился у железной решетчатой двери. В камере, на грязной соломе сидел человек. На шум шагов он поднял голову, и сердце адмирала сжалось. Это был его друг детства, Оскар. От величия этого красавца не осталось и следа. Черные волосы потускнели, сбились в колтуны. Кожа, некогда смуглая и блестящая стала серой, потрескалась, покрылась язвами. И самое страшное: потускнели его глаза. Они ввалились и были похожи на две потемневшие от времени  бронзовые пуговицы.

Адмирал опустился на колени перед решеткой, чтобы лучше видеть пленника:

-Оскар, это ты, Оскар, — только и смог он сказать.

-Это ты, мой друг детства. Теперь ты снова мой враг.  Но такой враг, как ты, лучше, чем   предавшие меня друзья, — хрипло проговорил  пират.

— Оскар, как ты попал в плен? – Спросил адмирал.

— Попал в плен? – Переспросил пират. – Я бы никогда не попал в плен, предпочел смерть в бою, чем унижением сидеть в железной клетке. Но меня предали, друзья. Предали за спасение своих жизней. – Оскар грустно, вымученно улыбнулся. Его глаза на минуту осветились тем золотым блеском, который так хорошо знал адмирал. Адмирал до боли в руках стиснул железные прутья решетки и воскликнул:

-Я спасу тебя, Оскар! Я смогу устроить тебе побег!

Пират вздохнул, устало привалился к холодной каменной стене. Он поджал колени, охватил их руками и положил на них голову.

— Нет, мой дорогой друг, нет, — тихо, но твердо проговорил Оскар.

— Но почему! – В отчаянии вскричал адмирал- Почему ты не хочешь принять от меня помощь? Ты не верищь мне?

— Еще раз нет –устало сказал бывший атаман пиратов.- Если я соглашусь,  подвергну тебя опасности. Тебя повесят как государственного преступника.

— Я пойду на все, Оскар! – Горячо заговорил адмирал. – Я уеду из страны, буду скрываться от властей, но буду счастлив, так как спас тебя.

-Вот теперь я вижу своего друга детства –улыбнулся Оскар. – Неисправимого мечтателя и романтика. А ты подумал о своей семье, что будет с ними, когда тебя обьявят государственным преступником. Нет, мой друг, я не разрушу твоей жизни. Мои ошибки, это мои ошибки и отвечать за них мне.

-Ты отказываешься от моей помощи! – Вспылил адмирал. Ты думаешь, я со спокойной совестью дам отправить тебя на виселицу!

-Нет, мой дорогой друг, я не предлагаю тебе забыть меня. Я предлагаю тебе помнить меня, нашу дружбу. Помнить всегда, всю жизнь и рассказать своим детям и внукам обо мне, о нашей дружбе. Это будет лучшим подарком для меня – снова улыбнулся пират. Он даже преобразился. Снова вспыхнули потухшие глаза, и солнечный свет лился из его глаз. Оскар помолчал, затем сказал:

-А теперь уходи, мой друг. Завтра меня вздернут на виселице,  и я хочу побыть один. Мне хочется собраться с мыслями. Уходи! – Резко повторил он.

Адмирал, спотыкаясь, шел по тюремному коридору. Стража с недоумением смотрела,  как прославленный адмирал идет с трудом, едва передвигая ноги. Каждый шаг, который отдалял его от друга, набатом бил в голове. Его мозг разрывался, отказываясь понимать происшедшее.

Дома он сел за стол, уронил голову на руки и забылся. Сколько времени он так просидел, адмирал не помнит. Только он очнулся, когда хмурое сырое утро заявило о себе. Он тут же вспомнил, что утром казнят Оскара. – Нужно проводить его в последний путь- твердил адмирал, приводя себя в порядок. Он один из близких будет на казни. Он должен проводить Оскара!

Гроза морей, атаман пиратов, стоял на эшафоте. Откуда взялись силы в измученном теле! Он стоял, выпрямившись во весь рост, расправив плечи, и смотрел поверх голов толпы. Он смотрел в сторону моря. Туда, где он был свободен.

-Твое последнее желание, пират, –раздался голос судьи. На секунду адмирал решил, что Оскар запросит пощады, но это ему только показалось. Пират бросил на судью короткий взгляд, сказав:

-Благодарю вас гражданин судья. Я не хочу связывать себя, свою свободу с вашими уступками. Я умираю свободным!

-Повесить- коротко произнес судья. Адмирал немало повидал казней на своем веку. Не раз и не два натягивались веревки с казненными по его приказу пиратами. Но сейчас он отвел глаза от казни. Когда он снова посмотрел на эшафот, все было кончено. Оскара, его друга детства, больше не было. Его душа отлетела от еще красивого тела и превратилась в чайку, которая стремительно улетала к небу. Адмирал последний раз посмотрел на поникшую голову друга. Его черные волосы плотной маской закрыли лицо, и никто не видел его мучительной посмертной маски. Только сейчас адмирал увидел, как окружающие люди с недоумением смотрят на представительного моряка, который…плачет. Только сейчас он почувствовал слезы на щеках. Понурившись,  адмирал пошел прочь.

С этой минуты его жизнь раскололась на две части. Одна часть-это сановный адмирал, любимец короля, другая часть — бунтарская, презирающая это проворовавшееся общество. –Чем вы лучше –думал адмирал, глядя на разряженную толпу продажных чиновников.  -Вы хуже тех флибустьеров, которых я вешал на реях. Вы же такие убийцы, как они.  И весь ужас в том, что я убивал их по вашему приказу.

Адмирал к большому удивлению короля и свиты подал в отставку. Он подал прошение, никому ничего не обьясняя. Затем уехал в свой замок и уединился. Больше о нем никто не слышал.

Снова, уже который вечер, всматривающийся в окно писателя, напомнил о позднем времени. В который раз старый слуга заставил каперанга выпить стакан молока и, ворча, укутывал ему ноги пледом. Писатель перевернул последнюю страницу тетради. Он изложил ее всю. Закончилась история британского лейтенанта о «Ледяном» адмирале. Может быть, если бы молодой человек не погиб, он бы дописал историю легендарного адмирала. Но его нет, этого британского офицера. Тетрадь закончилась, но осталась незавершенной судьба человека, который больше всего на свете дорожил дружбой. Дружбой, которая прошла через всю его жизнь. А что если…! Да, он закончит ее сам. И писатель,  отложив тетрадь, снова заскрипел пером.

Адмирал сидел у потухшего камина и смотрел как догорают угли. –Так и сгорает жизнь- печально подумал он. В это время раздался шум и из-под портьер двери вынырнул мальчуган. Он был в матроске и  морской шапочке. С криком: — Дедушка! Я перебил все вражеское войско! – Мальчик подбежал к адмиралу и влез к нему на колени.

-Дедушка, я уничтожил всех злодеев, которые собирались напасть на наш замок. Адмирал улыбнулся: по свежему  запаху зелени, исходящему от матроски мальчика, он понял, что мальчуган уничтожил заросли лопухов на заднем дворе.

Мальчик заметил книгу, лежавшую на коленях деда, и спросил:

-О чем эта книга, дедушка? Адмирал задумался: — эта книга, мой мальчик о самом главном чувстве в мире, о дружбе двух мужчин, которые никогда, ни при каких обстоятельствах не предавали друг друга. Мальчик, широко раскрыв глаза, смотрел на деда, слушая  историю его многолетней дружбы.

Распахнулись двери, и в кабинет вошла молодая красивая женщина. — Вот ты где, Оскар! Я ищу тебя по всему дому. Время позднее, пора спать.

— Мама,- заговорил мальчуган – можно я послушаю дедушку. Он так интересно рассказывает о своем друге. Но мама была непреклонна: — спать, Оскар, спать! А завтра дедушка тебе расскажет историю, которую знает вся наша семья. Правда, папа? Адмирал кивнул головой, и устало прикрыл глаза. Он был счастлив в этот вечер, счастлив как никогда.

Капитан первого ранка, как и его герой, облокотился о спинку кресла и закрыл глаза. Только сейчас он почувствовал, как устал. Но он добился своего: написал книгу. И дописал, по его мнению, так, как бы написал погибший британский офицер, ибо люди, для которых Дружба, Честь, Совесть, едины, несмотря на различие в национальности и положение в обществе.

Когда старый слуга зашел в комнату, писатель спал. Впервые за многие годы он спал спокойно и безмятежно, и на его губах застыла удовлетворенная улыбка.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

        

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

0
15:42
46
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
|
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Литературный Клуб "Добро" © 2019 Работает на InstantCMS Иконки от Icons8 Template cover by SiteStroi